Репортаж
27 апреля 2015, 20:15

Суд признал адвоката генерала Сугробова виновным в разглашении тайны следствия

Суд признал адвоката генерала Сугробова виновным в разглашении тайны следствия
Фото с сайта www.kommersant.ru

Мировой суд признал адвоката генерала Сугробова Георгия Антонова виновным в разглашении данных предварительного расследования, оштрафовал и тут же освободил от наказания и судимости в связи с амнистией. Адвокат, заявлявший ранее, что комментировал лишь общедоступную информацию, намерен обжаловать решение суда.

Адвокат Георгий Антонов стал защищать замначальника ГУЭБиПК Бориса Колесникова в феврале 2014 года, а в мае того же года – и самого руководителя главка Дениса Сугробова. Генералы обвиняются в организации преступного сообщества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК – до 20 лет заключения), провокации взятки (ч. 3 ст. 33, ст. 304 УК – до пяти лет), а также в превышении должностных полномочий с тяжкими последствиями (ч. 3 ст. 286 УК – до 10 лет). Оперативники ГУЭБиПК, как считают следователи, под руководством генералов Сугробова и Колесникова (последний 16 июня прошлого года покончил с собой, выбросившись из окна здания СКР) пытались спровоцировать на получение взятки замначальника одного из подразделений Управления собственной безопасности ФСБ Игоря Демина.

В марте 2014 года с Антонова взяли подписку о неразглашении материалов дела и сведений, составляющих гостайну, а 25 апреля на пресс-конференции в центре Digital October адвокат озвучил имена и фамилии потерпевших по делу, а также рассказал о нескольких эпизодах, которые вменялись в вину его клиентам. Его выступление стало причиной возбуждения в отношении адвоката уголовного дела (№ 01-0006/100/2015) о разглашении данных предварительного расследования (ст. 310 УК – до трех месяцев ареста). 20 мая прошлого года следователь Сергей Новиков вынес постановление об отводе адвоката, поскольку днем ранее Антонов был допрошен в качестве свидетеля по делу ГУЭБиПК. Законность этого действия позже подтвердил суд, чье мнение разделили в апелляции (подробнее >>).

Новиков был допрошен на пятничном заседании по ходатайству прокурора Екатерины Фроловой. Свидетель пояснил, что в материалах дела имелись документы с грифом "секретно" и "совершенно секретно", поэтому со всех участников уголовного производства были отобраны подписки о неразглашении гостайны и тайны следствия. Антонов дал подписку собственноручно, добровольно, ему были разъяснены все последствия.

– Подписка предполагала неразглашение любых данных о ходе предварительного расследования. С самого вступления в дело Антонов предавал гласности все действия следствия, хотел чуть ли не собирать пикеты перед зданием СК. Он пренебрег и наплевательски отнесся к предупреждению следствия и продолжал в присущей ему манере разглашать любые действия, вплоть до моих высказываний. Он нарушил данную им подписку. В том числе, и на конференции. Утверждения о том, что сами следователи разглашали данные на открытых судебных заседаниях по избранию и продлению меры пресечения – ну, это оглашает следователь! Не все те данные, которые разгласил Антонов, оглашались мной в открытых судебных заседаниях. Он пренебрег и законом о сохранении в тайне персональных данных, разгласив имена потерпевших. Мало того, он еще и копии процессуальных документов [в интернет] выкладывал. Кроме него никто не мог! – Решительно заявил Новиков.

Отвечая на вопросы прокурора, следователь пояснил, что подсудимый никогда ни за каким разрешением о разглашении данных к нему не обращался. Сам Новиков читал только стенограмму конференции. Какие сведения, относящиеся к тайне следствия, были там оглашены, он не помнит. Защита подсудимого в лице адвоката Павла Лапшова заметила, что подписка была взята не со всех адвокатов (последние сообщали об этом на допросе в качестве свидетелей в суде). Новиков возразил, что "на сегодняшний момент подписки отобраны у всех".

– Какой-то ущерб для расследования причинен действиями Антонова на пресс-конференции? – спросил Лапшов.

– Это риторический вопрос. Да, ущерб есть: расследуем долго, в том числе из-за Антонова и его неправильной позиции, – откликнулся Новиков.

– Подсудимый говорит, что в своем выступлении ссылался на данные, опубликованные в СМИ, – заметил мировой судья Глеб Сибирев.

– Не в полном объеме. Каждый день рождалась новая информация, которую распространял адвокат Антонов.

– А что ж СМИ указывают "сообщил источник в следствии"? – Возмутился подсудимый.

– Это уловки журналистов, – подал реплику Новиков.

Свидетеля отпустили, и стороны перешли к прениям.

– Государственное обвинение считает вину Антонова в совершении преступления, предусмотренного ст. 310 УК, доказанной полностью. <…> [В ходе пресс-конференции] подсудимый Антонов сообщил анкетные данные, информацию о количестве потерпевших, обстоятельства проводимого оперативного эксперимента, предшествующего задержанию обвиняемых, а также наименование оперативного органа, осуществляющего сопровождение по уголовному делу. В том числе, как указано в обвинительном заключении, что "служба УСБ ФСБ выступила по делу как потерпевшая, поскольку ей причинены тяжкие моральные страдания". Антонов перечислил фамилии потерпевших, а именно: Чесноков, Акчурин, Жданов, Закусило, Коровникова, Михайлик, Богуславская и сотрудников УСБ ФСБ, – подчеркнула прокурор и затем фактически пересказала весь ход судебного процесса.

В конце своего выступления она просила учесть суд, что на иждивении у ранее несудимого Антонова есть малолетний ребенок. Приемлемым наказанием Фролова сочла штраф в 80 000 руб. в доход государства.

– Крайнюю санкцию требует для ранее несудимого, – вздохнул Антонов.

Адвокат Лапшов в своем выступлении кратко повторил сказанное его подзащитным в предыдущих судебных заседаниях (подробнее >>>), а от себя добавил следующее:

– Прошу учесть, что Конституционный суд России уже давным-давно принято решение, по которому эта подписка о неразглашении запрещена к отобранию от обвиняемых и подозреваемых по делам. Адвокат, осуществляя защиту подозреваемых и обвиняемых, наделен практически теми же полномочиями, что и лицо, которое он защищает. Действия по отводу Антонова и привлечению его к ответственности связаны исключительно с его принципиальной позицией по защите Колесникова и Сугробова. Вы судите сейчас правозащитника, который многое сделал для того, чтобы по делу ГУЭБиПК была достигнута объективная истина. Никакого разглашения не было, он комментировал общедоступную информацию из СМИ, – закончил Лапшов и попросил оправдать своего подзащитного.

Наконец, настала очередь самого Антонова. Он обратил внимание суда, что в обвинительном заключении неверно указаны фамилии и пол некоторых потерпевших.

– Потерпевших по фамилии "Жданов", "Коровникова", "Богуславская" в материалах уголовного дела нет, а есть Жданова, БогОславская и Коровников. Кроме того, на заседании в Басманном суде Новиков сообщил судье Наталии Дударь, что не признавал в качестве потерпевшей службу УСБ ФСБ. Таким образом, в этой части подсудимого можно только пожурить за фантазии, но никак не за разглашение данных предварительного следствия, – заявил Антонов, говоря о себе в третьем лице.

Подсудимый также обратил внимание, что у суда нет официально заверенных копий материалов уголовного дела в отношении Колесникова и Сугробова, которые могли бы послужить в качестве доказательств и подтвердить текст существа обвинения в отношении Антонова. Он предложил Сибиреву три пути после удаления в совещательную комнату: юридический – оправдать, не юридический – обвинить, нейтральный – возвратить дело прокурору.

На оглашение приговора сегодня явилась лишь прокурор Фролова. Мировой судья Сибирев счел вину подсудимого полностью доказанной показаниями свидетелей обвинения и письменными материалами дела.

– Правовое значение имеет тот факт, что следователь по делу согласия на разглашение данных предварительного расследования адвокату Антонову как устно, так и письменно не давал. А то обстоятельство, что Антонов давал комментарии по общедоступным сведениям из уголовного дела, в данном случае правового значения не имеет и на квалификацию деяния не влияет, – подчеркнул Сибирев.

Он оштрафовал Антонова на 65 000 руб. и тут же, в связи с амнистией, приуроченной к 70-летию Победы, освободил осужденного от наказания и снял судимость.

Антонов сообщил корреспонденту Право.RU по телефону, что виновным себя не считает, а потому обжалует решение в вышестоящую инстанцию.