Репортаж
2 июля 2015, 14:22

Госдуму просят избавить страну от "откровенных судов-помоек"

Госдуму просят избавить страну от "откровенных судов-помоек"
Фото Право.Ru

Госдума приняла вчера в первом чтении два правительственных законопроекта, предусматривающих реформу третейского правосудия. Чиновники надеются с ее помощью ликвидировать "карманные" третейские институты и предотвратить злоупотребления в области третейского разбирательства. Депутаты боятся, что создание третейских судов исключительно при НКО и при наличии разрешения на деятельность от правительства – это угроза независимому арбитражу. В Минюсте дали понять, что позиция эта принципиальна – существование третейского суда при коммерческой организации нарушает саму суть третейского разбирательства, так как никто не может быть судьей в своем деле.

Вчера Госдума рассматривала в первом чтении два законопроекта о реформе третейского разбирательства в стране (подробнее), для разработки которых потребовалось соответствующее поручение президента Владимира Путина в адрес правительства, Торгово-промышленной палаты и Российского союза промышленников и предпринимателей. Над документами трудился Минюст с привлечением экспертов, а в мае 2015 года законопроекты оказались на Охотном Ряду. "Они согласованы с ТПП РСПП, Минэкономразвития, поддержаны государственно-правовым управлением президента, Верховным судом РФ", – перечислял с трибуны вчера депутатам замминистра юстиции Юрий Любимов. По его словам, "законопроекты, в первую очередь, основываются на положениях об арбитраже, третейском разбирательстве, содержащихся в международных договорах РФ, а также в типовом законе о международном торговом арбитраже, принятом в 1985 году Комиссией ООН".

С помощью новых законов Минюст намерен решить сразу несколько проблем, следовало из выступления Любимова, которые "не только повлекли падение авторитета третейского разбирательства внутри страны, но и массовый уход коммерческих споров за рубеж". Во-первых, чиновники намерены ликвидировать "карманные" третейские институты. Во-вторых, установить в законодательстве единые требования, достаточные для предотвращения различных злоупотреблений в области третейского разбирательства, в том числе захвата собственности и установления незаконного контроля над юрлицами с использованием третейского разбирательства. В-третьих, установить единые квалификационные требования в отношении арбитров и устранить пробелы в правовом регулировании процессуальных вопросов ведения третейского процесса, снижающих его эффективность.

Для этого предлагается создавать третейские суды исключительно при некоммерческих организациях и только при наличии разрешения правительства на работу. Однако у главы думского комитета по законодательству, единоросса Павла Крашенинникова было "принципиальное замечание". "Ликвидация соответствующего суда должна быть не по решению НКО, которая его создала, не уполномоченного федерального органа исполнительной власти, а по решению суда. В противном случае мы от манипуляции данными органами точно никуда не уйдем", – полагает он. Чуть позже депутат от ЛДПР Дмитрий Савельев отметил, что "многие эксперты расценивают создание третейских судов при НКО, выдачу разрешений правительства на их создание как попытку поставить третейское разбирательство под контроль государства, как угрозу независимому арбитражу". Дело в том, что кому-то нужно наводить порядок в этой сфере, ответил Любимов, "и, видимо, "кто-то" – это государство". Сейчас никто не знает точное число третейских судов в России, в значительной части они "низкого качества", объяснял он. Кроме того, существование третейского суда при коммерческой организации нарушает саму суть третейского разбирательства – никто не может быть судьей в своем деле. По его словам, третейские суды существуют, в частности, при крупных организациях-монополистах, которые навязывают арбитражную оговорку своим клиентам. Такие суды почти всегда выносят решения в пользу того, при ком и существуют, полагает замминистра. "Мы надеемся, что эта процедура очистит ситуацию от откровенных таких судов-помоек, создаст поле для развития института независимых третейских судов", – заявил он.

Разрешение на создание третейского суда будут обязаны получать как российские, так и иностранные арбитражные институты. Исключение сделано только для Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС при ТПП) и Морской арбитражной комиссии (МАК), как арбитражных центров с признанной международной репутацией, объяснил Любимов, но промолчал о том, что от необходимости получать разрешения на деятельность избавлены и суды ad hoc. Зато в пояснительной записке это объяснено тем, что к ним просто "невозможно определить специальные требования".

Среди условий для получения разрешения на создание третейского суда есть такие требования: наличие правил арбитража, не противоречащих законодательству, и список рекомендованных арбитров, обладающих репутацией в профессиональном сообществе. У иностранных арбитражных институтов чиновники будут проверять наличие "широко признанной международной репутации", следует из документа. Также на решение может повлиять и профессиональный авторитет в юрсообществе у арбитров, включаемых в рекомендованный список суда, их репутация, масштаб и характер деятельности самой НКО, при которой создается суд. "Требования к НКО и арбитрам, мне кажется, должны быть более четкие и понятные, а критерии – неоценочные", – обозначил направление дальнейшей работы над документом Крашенинников. Ранее его комитет в заключении на законопроект указал, что требования, перечисленные в документе, "создают почву для необоснованного отказа в выдаче разрешения на осуществление деятельности".

– Где вы судей с безупречной репутацией взяли? Я не слышал о таких, – заявил коммунист Николай Коломейцев, а заодно поинтересовался, учли ли авторы документов ликвидацию Высшего арбитражного суда: "ВАС нет, а арбитраж есть".

Крашенинников ответил, что "безупречных судей достаточно много". "Вам просто в жизни не повезло – какие-то попадаются вам", – отшутился он и предложил познакомить с теми, кто вошел в состав рабочей группы по законопроектам. В свою очередь Любимов объяснил депутатам, что в России "термин арбитраж несколько десятков лет не в том значении используется". Во всем мире арбитраж – третейский суд, говорил он, а у нас при заимствовании этого института стали так называть государственные арбитражные суды.

Коммунист Юрий Синельщиков идею законопроектов поддерживал, но считал, что их нужно вернуть правительству на доработку. Однако думское большинство было против такой идеи, а потому проголосовало за принятие законопроектов в первом чтении. Крашенинников не отрицал, что работы ко второму чтению предстоит много, в частности, нуждаются в подробной регламентации вопросы доказательства и доказывания, говорил он на пленарном заседании. А из текста заключения его комитета следует, что требует "дополнительно обсуждения" новелла законопроекта, по которой арбитражное соглашение о передаче в арбитраж всех или части споров участников российского юрлица и самого юрлица, для разбирательства которых применяются правила арбитража корпоративных споров, может быть заключено включением его в устав компании. "Обращение в третейский суд, согласно правовой позиции Конституционного суда РФ (постановление от 26 мая 2011 года № 10-п) – это один из общепризнанных в современном правовом обществе способов разрешения гражданско-правовых споров, проистекающих из свободы договоров", – говорится в заключении думского комитета по законодательству.

С текстом законопроекта № 788111-6 "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" можно ознакомиться здесь.

С текстом законопроекта № 788159-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации"" можно ознакомиться здесь.