Репортаж
14 декабря 2015

"Был бы миллиард, а статья найдется": омбудсмен призвал защитить бизнесменов

"Был бы миллиард, а статья найдется": омбудсмен призвал защитить бизнесменов
Фото с сайта www.ikirov.ru

Как спасти предпринимателей от правоохранительных органов, если их девиз – "Был бы миллиард, а статья найдется"? Под таким лозунгом провели свою конференцию юристы – защитники бизнеса. Они предложили декриминализировать "экономические" преступления, дать бизнесу определенные гарантии, "защитить" его от уголовной юстиции арбитражными судами и внести изменения в УПК. 

11 декабря прошла III Всероссийская конференция экспертов института уполномоченных по защите прав предпринимателей на условиях pro bono publico. Адвокаты, которые бесплатно помогают попавшим в трудную ситуацию бизнесменам, собрались обсудить их проблемы.

Открыл конференцию уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов словами о том, что бизнесмены – один из самых незащищенных слоев общества. Бизнес излишне криминализируют, а правоохранители используют законы во вред, выразил уверенность сопредседатель общественной организации "Деловая Россия" Андрей Назаров. Все составы из 22-й главы УК ("экономические" преступления) он предложил перенести в Кодекс об административных правонарушениях. 

Уголовное преследование как предпринимательский риск

Уголовное преследование пагубно сказывается на бизнесе: в половине случаев бизнес был разрушен полностью, а еще в трети случаев – частично (исследование 2015 года). В то же время налоги, не полученные с таких предпринимателей за 10 лет, составляют два дефицита Пенсионного фонда, рассказал Назаров. Отдельное внимание он уделил налоговым преступлениям: 

Неуплата налога – это я не украл. Это я заработал, но не отдал вовремя. Накажите меня штрафом, пенями. Я должен был 50 рублей – отдам 55. Не надо резать корову, которая дала недостаточно молока.

По словам Назарова, порядка трех миллионов людей (кто-то из них – бизнесмены) сидят у правоохранителей "на крючке". Согласно статистике, из года в год до суда доходит лишь 30 % возбужденных уголовных дел (например, в 2013 году 39 тыс. из 201 тыс.). "Где остальные? – спрашивает Назаров. – До суда их не довели, но и не прекратили".

Чтобы снять бизнесменов "с крючка", нужно провести амнистию капиталов, дать гарантию, что их трогать не будут и забудут обо всем, что произошло до определенного времени, сказал сопредседатель "Деловой России": "Чтобы ребята в погонах не говорили: "Если у него есть миллиард – то можно придумать, за что его "выпотрошить"!"

Крайней мерой должно оставаться заключение под стражу, хотя число бизнесменов в СИЗО по сравнению с концом 2013 года в июле 2015-го увеличилось на треть (примерно с 4000 до 6000), поделился докладчик.

Следователю удобно, когда предприниматель в СИЗО. Человек становится "шелковый", его можно допросить в любое время. Но должна действовать презумпция невиновности, ведь, согласно статистике, скрывается лишь один процент.

Тем не менее если "ребята очень заряженные", то предпринимателя посадят по неэкономической статье, посетовал Назаров. "Из нашей статистики он выпадет, и никто из вас не решится его защищать", – констатировал он.

Что не так в судах

Проблемами поделились и сами адвокаты, работающие на условиях pro bono. Сергей Ахундзянов, председатель Президиума коллегии адвокатов "Росар", пожаловался на неравенство сторон в уголовном процессе: нет возможности получить копии некоторых документов, составленных с участием доверителя, привлечь экспертов на стадии следствия. Следователь имеет возможность засекретить материалы дела, и тогда любое связанное с ними обращение может расцениваться как нарушение следственной тайны, рассказал Ахундзянов. На это Назаров ответил, что в УПК должен быть специальный порядок расследования экономических преступлений.

Адвокат Борис Кожемякин предложил поставить между бизнесом и уголовной юстицией заслон из гражданской преюдиции (арбитражных судов). Они должны передавать материалы следователям, если обнаружат в действиях предпринимателей признаки мошенничества или других преступлений.

Арбитражное правосудие самое состязательное, согласился зампредседателя АБ "Левичев и партнеры" Михаил Сакадынец. Он предположил, что это заслуга экстерриториального принципа рассмотрения, и предложил использовать его и для уголовных дел. Так суды, которые их рассматривают, смогут быть более независимыми. Судебная система неидеальна, признал Назаров: "Нет такого судьи, который два раза вынес бы оправдательный приговор, они так не рискуют".

В обществе борются две идеи – всех выпустить и всех посадить, но оба варианта плохие, сказал Евгений Тарло, адвокат, экс-сенатор и общественный деятель. По его мнению, обсуждаемые проблемы относятся к политической системе в целом, а не только к правоохранительным или судебным органам: 

В девяностые были братки, а теперь "наезжают" уже от имени государства. 

Что касается судебной системы, то здесь ее независимость должна быть не целью, а средством, помогающим быстро выносить законные и справедливые решения. Сейчас все условия для этого созданы, а суды действительно не зависят ни от каких других органов и лиц, полагает Тарло. Но, обратил внимание он, существует внутренняя зависимость на уровне ККС и председателей судов, от мнения которых зависит наказание судей. Необходимо пересмотреть роль председателя суда, сказал Тарло: "Год-два – и ротация. Председатель должен быть всего лишь старшим среди судей". В ККС судей надо оставить в меньшинстве, полагает он, и дополнить их представителями других органов власти и общественности.

Опасную тенденцию докладчик видит в том, что основной кадровый источник для судей – это их помощники и секретари. Система формирует себя сама, но ее надо открыть для адвокатов, которых сейчас негласно запрещено брать в судьи, подытожил Тарло.