Репортаж
18 февраля 2016

Апелляция спасает судебных приставов

Апелляция спасает судебных приставов

Судебная история, за которую России, возможно, придется дорого заплатить, началась с гражданского процесса, переросла в уголовный и завершилась арбитражным: председательствующему судье был заявлен отвод, а должник при самом активном участии судебного пристава попытался лишить истца возможности вернуть свои деньги. Арбитражный суд Москвы встал на сторону потерпевших, но дело на этом не закончилось.

Первое дело

История судебных тяжб началась еще в июле 2010 года – с гражданского дела № 2-1633/11 по иску компании "Венерабл холдингс лимитед" к Игорю Севрюкову по неисполненным договорам аренды и поручительства. Останкинский районный суд г. Москвы определением от 11 апреля 2011 года наложил арест на имущество Севрюкова в пределах исковых требований компании в размере 5,7 млн долларов США (более 186 млн руб. по курсу ЦБ РФ в день принятия определения), а 13 апреля выдал исполнительный лист.

20 апреля 2011 года П. Горбунов, судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела УФССП по Москве, вынес постановление о возбуждении исполнительного производства. Через месяц на 12 спорных земельных участков, принадлежащих Севрюкову, наложили арест. Запрет на переход права собственности от Севрюкова в пользу третьих лиц периодически отменялся на короткие сроки, но потом вновь восстанавливался и просуществовал вплоть до появления в данной истории другого пристава – Андрея Федосова.

Отдельное производство

Федосову попали на исполнение документы по этому же спору: определением Останкинского районного суда г. Москвы от 23 июня 2011 года исковые требования компании "Венерабл холдингс лимитед" к Севрюкову были выделены в отдельное производство, а новым гражданским делам присвоены номера № 2-586/12 и 2-1026/13.

В конечном счете оба дела дошли до апелляции в марте 2013 года (№ 11-5057 и № 11-9452). Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда постановила взыскать с ответчика в пользу компании "Венерабл Холдингс Лимитед" денежные средства в объеме, указанном в судебных решениях. На основании вступивших в законную силу определений Московского городского суда от 14 и 26 марта 2013 года были выданы исполнительные листы, которые вскоре и попали к приставу Федосову.

10 июня 2013 года Федосов принял постановление об окончании исполнительного производства, которым отменил все назначенные меры принудительного исполнения, чего было достаточно для снятия ареста с имущества должника. Как установит позже суд, "17 сентября 2013 года судебный пристав-исполнитель УФССП России по Московской области Федосов лично представил в Управление Росреестра по Московской области постановление об отмене мер о запрете регистрационных действий в отношении имущества должника – Севрюкова от 10 июня 2013 года, которое было принято в рамках исполнительного производства".

Чуть позже начальство сочтет действия Федосова в части отмены арестов, наложенных судебными приставами из УФССП России по городу Москве, незаконными, а постановление пристава от 10 июня 2013 года подлежащим отмене в вышеуказанной части. Но будет уже поздно: участки, на которые еще недавно был наложен арест, должник Севрюков благополучно продал третьему лицу: за несколько дней до поездки Федосова в Росреестр, 12 сентября 2013 года, Севрюков, пользуясь фактом снятия ареста с его имущества, заключил два договора купли-продажи 11 земельных участков с Ю. Паниным. А еще через месяц, 18 октября 2013 года, Солнечногорский отдел Управления Росреестра по Московской области зарегистрировал переход права собственности на 11 земельных участков с Севрюкова в пользу Панина.

За свои действия – превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия, – пристав Федосов получил наказание в виде 5 лет лишения свободы условно: "Вступившим в законную силу приговором Красногорского городского суда Московской области от 13 октября 2015 года по делу № 1-262/15 Федосов Андрей Сергеевич признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ".

Как истец пытался восстановить свои права

Осознав, что его интересы нарушены, истец спешно обратился в Останкинский райсуд с требованием наложить взыскания на 12 земельных участков своего должника. Однако 11 из 12 участков на тот момент принадлежали уже не Севрюкову, а Панину. Поэтому суд в удовлетворении исковых требований отказал тремя решениями 27 января, 11 марта и 14 мая 2015 года, сославшись на "факт государственной регистрации перехода права собственности на земельные участки Севрюкова И. М. в пользу третьего лица, которое не является должником истца". К маю 2015 года по договорам уступки права требования (цессии) новым кредитором Севрюкова стала фирма ООО "Центр правовой поддержки бизнеса".

Но вернемся к судебной тяжбе: когда Останкинский райсуд отказал новоявленным истцам, они решили признать в судебном порядке договоры купли-продажи от 12 сентября 2013 года, на основании которых Севрюков продал 11 земельных участков Панину, недействительными (дело № 2-2570/15). Однако им это не удалось: Солнечногорский городской суд Московской области 13 октября 2015 года отказал в удовлетворении этого иска на том основании, что "на момент совершения оспариваемых сделок и государственной регистрации перехода права собственности земельные участки не находились под арестом или иным запретом совершения регистрационных действий. Запрет на совершение должником сделок со своим имуществом не был установлен, каких-либо ограничений (обременений) права не имелось".

Как решил Арбитражный суд Москвы

Последняя надежда у заявителей оставалась на Арбитражный суд. И она оправдалась: еще в июле 2015 года ООО "Центр правовой поддержки бизнеса" обратилось в Арбитражный суд Москвы с иском о взыскании убытков в размере 343,5 млн руб. с ФССП России и УФССП России по Московской области. Позже истец повысил сумму иска до 378,8 млн руб. В итоге, 16 ноября 2015 года, судья Анна Бедрацкая вынесла решение в его пользу: AC признал непосредственную причинно-следственную связь между незаконными действиями судебного пристава-исполнителя Федосова и причиненным ущербом истцу и пришел к выводу о том, "что истец исчерпал все доступные ему средства судебной защиты, чтобы получить удовлетворение своих прав за счет имущества должника".

Важным доказательством в пользу позиции истца оказалась товароведческая экспертиза, проведенная в рамках расследования уголовного дела, возбужденного против судебного пристава Федосова. Согласно независимой оценке, рыночная стоимость 11 проданных участков на дату регистрации права собственности составила почти 249 млн руб., или 7,76 млн долларов. Исходя из этой суммы, можно констатировать, что истец мог бы полностью удовлетворить свои требования в октябре 2013 года, если бы не действия судебного пристава Федосова. 

Представители ФССП указывали на возможность взыскания необходимой суммы с должника – Севрюкова и его солидарного должника – ЗАО "Лада Инжиниринг Инвест Компани", так как указанные лица, по их мнению, обладают определенным имуществом. Но Арбитражный суд Москвы в рамках дела № А40-58262/12 о признании вышеуказанного общества банкротом установил, что должник не обладает реальным имуществом, достаточным для удовлетворения требований кредиторов.

Общая сумма, которая должна быть взыскана с ответчика – ФССП России – в пользу "Центра правовой поддержки бизнеса", составила 5,76 млн долларов, 25 млн руб. и 200 000 руб. госпошлины.

Судьба дела в апелляции

Однако в конце декабря 2015 года ФССП России обратилась с жалобой в 9-й Арбитражный Апелляционный Суд (дело № А40-119490/15). Заседание по делу состоялось 17 февраля 2016 года. Аргументы сторон в сравнении с рассмотрением дела в нижестоящей инстанции особых изменений не претерпели: представители истца ходатайствовали о приобщении к делу письменных объяснений, подтверждающих невозможность исполнения решения Арбитражного суда за счет долей Севрюкова в коммерческих обществах, а представители ФССП заявили свое требование – приобщить к делу части материалов исполнительного производства, указав на то, что оно еще не окончено. Истец возразил: "Мы против приобщения этих документов, так как они могли быть представлены еще в суд первой инстанции. Более того, по нашему ходатайству суд в свое время истребовал все материалы исполнительного производства".

Представителями истца выступали юристы компании "Гольцблат БЛП" – Рустам Курмаев, Дмитрий Горбунов и Василий Малинин. Главная дискуссия между ними и представителями ФССП вспыхнула по вопросу проведения независимой судебной экспертизы, чтобы определить размер убытков. Обе стороны сошлись на ее необходимости. После этого возник вопрос о наличии у Севрюкова имущества, которое могло бы покрыть его долги.

Вы ссылаетесь на наличие имущества у должника, которое можно взыскать на 6 миллионов долларов. Скажите конкретно, за счет какого имущества возможно удовлетворение исковых требований в размере 100 процентов на вышеназванную сумму? – спросил Малинин.

Никто и не отрицает, что имущество у него не на 6 миллионов долларов, но у него есть солидарный должник – коммерческое общество, за счет имущества которого возможна уплата части долга. В отношении общества сейчас ведется конкурсное производство. До его завершения неправильно говорить, что солидарный должник ничего не имеет, – ответил представитель ФСПП.

Истец после выступления ответчика попросил оставить судебный акт первой инстанции в силе, в частности, на основании вступившей в силу 1 июня 2015 года новой редакции статьи 393 ГК РФ. Норма указывает на то, что если суд не может достоверно установить точную сумму убытков, то он не вправе отказывать в удовлетворении иска: "Суд обязан взыскать убытки с учетом принципов соразмерности, справедливости и разумности данных убытков".

По словам истцов, ответчики почти за 3 года исполнительного производства вместо установленных законом 2 месяцев так и не представили достаточных доказательства о наличии у Севрюкова имущества на необходимую сумму. Кроме того, как гласит п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015: "Бремя доказывания наличия уважительных причин неисполнения исполнительного документа в установленный законом срок возлагается на судебного пристава-исполнителя".

Представитель истца напомнил суду еще и следующее: "В течение трех месяцев после признания банкротом общества, в котором у Севрюкова есть доля, арбитражный управляющий проверил состояние активов должника, направив запросы в различные государственные органы и организации и проанализировав бухгалтерскую отчетность должника, но не обнаружил абсолютно никакого имущества".

В итоге истец повторно попросил суд оставить решение первой инстанции в силе и приобщить отказ от исковых требований в сумме 223 525 руб. – сумма всех средств Севрюкова, найденных за время исполнительного производства. Посовещавшись, суд постановил приобщить к делу большую часть документов, но в проведении экспертизы отказал.

Судья "могла невзлюбить" представителя истца

В этот момент сторона истца засомневалась в объективности разрешения спора и заявила отвод всему составу судей. По мнению трех представителей, некоторое время назад судья Ольга Семикина, председательствующая по делу в другом судебном процессе, "могла невзлюбить" Рустама Курмаева, партнера "Гольцблат БЛП". По одному из предыдущих дел юрист заявлял Семикиной 11 отводов, которые были отклонены: "На данной почве у судьи могли возникнуть неприязненное отношение к Курмаеву". Заявление об отводе было оставлено без рассмотрения.

В результате рассмотрения апелляция отказала истцу в удовлетворении исковых требований, отменив решение суда первой инстанции. Обе стороны заявили, что они готовы сражаться до самого конца. И велика вероятность, что дело дойдет до кассационной инстанции.