Репортаж
31 марта 2016

"Дело для студента второго курса": КС рассмотрел первый запрос о неисполнении решения ЕСПЧ

"Дело для студента второго курса": КС рассмотрел первый запрос о неисполнении решения ЕСПЧ

Конституционный суд впервые рассмотрел запрос о возможности неисполнения решения ЕСПЧ. Минюст обратился с таким запросом по делу "Анчугов и Гладков против России". Речь идет об отсутствии избирательных прав у российских заключенных, отбывающих по приговору суда наказание в виде лишения свободы. Заявители по делу в ЕСПЧ и их защитники даже пытались апеллировать к фигуре Владимира Путина. 

Новый закон

В декабре 2015 года в России приняли закон, согласно которому Конституционный Суд наделили правом оценивать возможность исполнения в России решений международных органов по защите прав и свобод человека. В первую очередь, речь идет о Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) и других международных судах. Нормативно-правовым актом предусматривается право КС выносить решения о невозможности реализации постановлений международных судов, если судьи КС сочтут эти решения противоречащими Основному закону РФ.

Вокруг закона разгорелась дискуссия: глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас пытался успокоить критиков: "С принятием этого закона исполнительная власть не сможет самостоятельно решать вопрос, исполнять или не исполнять то или иное решение. Она должна будет обратиться в КС как в высший судебный орган конституционного контроля с соответствующим запросом на предмет того, есть ли противоречие Конституции или нет и видит ли КС какие-то возможности для исполнения этого решения".

В начале февраля 2016 года в Конституционный Суд поступил первый запрос о возможности неисполнения решения ЕСПЧ. Министерство юстиции, основываясь на заключении Центризбиркома, попросило суд признать невозможным исполнение постановления ЕСПЧ по делу "Анчугов и Гладков против России" от 4 июля 2013 года. Страсбургский суд признал нарушение российскими властями ст. 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы. Исходя из позиции ЕСПЧ, в ч. 3 ст. 32 Конституции РФ закреплено ограничение избирательных прав, которое носит абсолютный, автоматический и недифференцированный характер. Данная норма лишает права голоса всех лиц, отбывающих наказание путем лишения свободы по приговору суда, в течение всего срока наказания. ЕСПЧ указал на необходимость обеспечить в РФ участие заключенных в выборах, отталкиваясь от положений Конвенции.

"Решения ЕСПЧ имеют силу нормативных актов третьего уровня"

Уполномоченный РФ при ЕСПЧ, заместитель Министра юстиции Георгий Матюшкин акцентировал внимание в своей речи на неправомерном затрагивании норм Конституции РФ решением ЕСПЧ. Кроме того, он отметил, что Европейская конвенция не устанавливает абсолютного избирательного права, а закрепляет лишь общие положения о свободных выборах и свободном волеизъявлении, следовательно, ЕСПЧ применил неверную трактовку положений конвенции. Матюшкин усмотрел в решении Европейского суда попытку прямого ограничения суверенитета России. 

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства в КС, посчитал данное дело легким:

– Студент второго курса, прошедший курс ТГП, может решить его, потому что еще на 1 курсе студенты юрфаков изучают нормативные акты разного уровня. Нижестоящий акт не может противоречить вышестоящему – это аксиома. Решения ЕСПЧ имеют силу нормативных актов третьего уровня. Не может нормативный акт третьего уровня противоречить первому и второму. Это противоречит не просто арифметике, а логике, – пояснил он.   

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в этот момент вспомнил историю про ученого Льва Ландау:

– Ландау когда-то спросил своего ученика: "О какой математике ты говоришь? Есть ведь еще и математика Лобачевского". Математика бывает разной, – намекнул председатель КС.

– Хорошо, что мы с вами исповедаем одну математику, – заметил Барщевский.

Тут же полномочному представителю Правительства счел нужным задать вопрос судья КС Николай Бонадрь:

– Теперь по программе третьего или даже четвертого курса юрфака хотелось бы услышать разъяснение – соответствует ли принятое ЕСПЧ решение объему компетенции суда?  

– Зря вы меня об этом спросили. По сути, я не уверен, что всех заключенных нужно лишать избирательного права. Но ЕСПЧ, с моей точки зрения, трактовал в этом деле не европейскую конвенцию, а Конституцию России. Они не могут этого делать ни с одной Конституцией, – пояснил  Барщевский.  

– Зачет вам, – произнес Бондарь, посмешив присутствующих и самого Барщевского.  

"Люди в колониях – это настоящие патриоты нашей Родины"

Заявители по делу, рассмотреному в ЕСПЧ, вместе со своими защитниками пытались апеллировать к фигуре действующего президента РФ.

Сергей Анчугов сослался на слова Путина о том, что изменения Конституции возможны, когда их диктует сама жизнь. В то же время он пояснил об отсутствии с его стороны конкретного требования изменения Конституции, если проблему можно решить через интерпретацию указанных норм. 

– Человек, лишенный свободы, у нас равен иностранцу – по сути, лишается гражданства, не имея избирательных прав. У человека с двойным гражданством больше прав, чем у гражданина России, – утверждал Анчугов.

Судья Сергей Князев поинтересовался у заявителя, кого он считает нужным допускать, а кого не допускать до выборов, с учетом позиции ЕСПЧ, что не все могут участвовать в избирательном процессе. Анчугов решил, что права голоса должны лишаться только осужденные на пожизненный срок. 

Сергей Клещев, адвокат Михаила Гладкова подробно анализировал положения Конституции, которым, по его мнению, противоречит запрет права заключенных на голосование. Но периодически он отходил в своей речи от правовых аспектов и обращался к бытовым наблюдениям: "Посмотрите на этих людей, у них наколок нет, иных правонарушений после своего освобождения они не совершали, в наше общество достойно влились. Я не знаю, что у них в душе и голове, но они явно думающие и болеющие за судьбу нашей Родины люди".  

– Люди в колониях – это настоящие патриоты нашей Родины, они поддерживают Владимира Путина, восторгаются его умом, смелостью, выражают радость, что с нашей страной теперь считаются в мире. В местах лишения свободы гораздо больше патриотов, чем в оппозиции, – не останавливался адвокат. 

В какой-то момент Зорькин все же указал Клещеву на недопустимость таких политических пассажей, когда речь идет о рассмотрении вопросов права.

Помимо этого, адвокат Клещев отметил опасность таких прецедентов как неисполнение решений ЕСПЧ.

– Кто-то потом скажет, что можно не исполнять решения КС. Может, я ошибаюсь, но Минюст поставил этот вопрос в связи с тем, что есть другое решение – по делу ЮКОСа, – не сдавался Клещев.    

Что должна сделать РФ во исполнение постановления ЕСПЧ в интересах вашего доверителя? Он же больше в колонию не собирается? Как сейчас нарушаются его права? – полюбопытствовал у адвоката судья Арановский. 

Клещев стал говорить об однозначности звучания правовых норм, но более четкий ответ на вопрос судьи дал его коллега, второй адвокат – Валерий Шухардин: «Самого признания нарушения будет достаточно, возможна какая-то денежная компенсация».

Анализ профессора

Илья Шаблинский, профессор конституционного права и член СПЧ, сконцентрировался на анализе самих формулировок в решении ЕСПЧ, отметив, что оно не требует внесения изменений в Конституцию РФ. 

– Категории преступлений серьезно различаются. Есть лица, совершившие их по неосторожности. Сама изоляция человека не является предпосылкой для лишения его избирательных прав. В СИЗО люди голосуют. Да, лиц, отбывающих наказание в тюрьме за тяжкие и особо тяжкие преступления, можно лишить избирательных прав, это и указано в решении ЕСПЧ. Но в отношении других категорий имеет смысл предусмотреть дифференцированный подход. Ограничение избирательного права должно быть соразмерным, – сделал вывод правовед.  

Сослался он и на другие примеры из практики ЕСПЧ:

– Великобритания сталкивалась с подобной проблемой, когда пыталась исполнить решение Страсбургского суда по делу "Херст (HIRST) против Соединенного Королевства (N 2)" (Жалоба N 74025/01) – Постановление (Страсбург, 6 октября 2005 года). Мне кажется, Россия тоже должна хотя бы попытаться исполнить свое обязательство, – добавил ученый.
По словам Шаблинского, вышеупомянутое дело стало отправной точкой для ЕСПЧ, потому что ранее Европейскому суду не приходилось работать с жалобами заключенных, полностью лишившихся права на голосование. 

Зорькин, обращаясь к Шаблинскому, обратил внимание на путаницу в терминах, содержащихся в англоязычном оригинале решения, а именно – синонимичное употребление судом слов «Detention» и «Imprisonment». Хотя первое переводится как задержание, а второе означает лишение свободы/заключение в тюрьму.

Представители Госдумы, Президента, ЦИКа, Генеральной прокуратуры, Совета Федерации поочередно поддержали позицию Минюста. Среди доводов фигурировали тезисы о том, что текст европейской конвенции не содержит предписаний, которые изложил в своем решении ЕСПЧ. Следовательно, Европейский суд вышел за пределы своей компетенции, а исполнение его постановления невозможно, так как оно противоречит тексту ст. 32 Конституции РФ. Кроме того, по словам Михаила Кротова, ограничение избирательных прав в России уже носит дифференцированный характер, так как обусловлено режимом содержания и видом наказания. Только те граждане, кто наказан лишением свободы по приговору суда, не имеют права голосовать, а, например, осужденные на условный срок таким правом обладают. 

Решения Конституционного суда по делу ожидается через несколько недель.