Репортаж
11 мая 2017

ВС разобрался в сомнительных операциях банка накануне банкротства

ВС разобрался в сомнительных операциях банка накануне банкротства
Фото с сайта bincofm.ru

Со счета главы «Межрегионального Волго-Камского банка реконструкции и развития» незадолго до отзыва лицензии ушли 150 млн руб. Кому – пока так и неясно. Сегодня в этом пыталась разобраться экономколлегия ВС. Версии конкурсного управляющего банком (АСВ) и представителей 70-летнего ответчика сильно различаются. Что точно ясно: последний был "небедным" человеком. 

Сейчас АО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» (ВКБ) банкрот. Рассматривают дело об этом в Арбитражном суде Самарской области (А55-26194/2013). До коллегии Верховного суда по экономическим спорам дошла жалоба его конкурсного управляющего – Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Оно оспаривает списание со счета банка в преддверии отзыва лицензии 150 000 млн руб.

«Дело с правовой точки зрения несложное. Была выявлена сомнительная сделка – фактически вывод активов. Три года рассматривают дело. И вот дошло до ВС. Почему? Потому что возникли вопросы с доказательственной базой», – так представил ситуацию в ВС сегодня, 11 мая, представитель АСВ Илья Плотников.

Завязка истории произошла 20 октября 2013 года, когда спорные 150 млн руб. отправились со счета экс-президента ВКБ Владимира Чекмарева на счет Шамиля Аюпова (оба счета были открыты в ВКБ). А потом ушли на счет в «Тусарбанке» (сейчас тоже банкрот). Владельцем этого счета согласно выписке значился некий Камиль Каюмов. Как указывало АСВ, этот платеж поставили в приоритет перед распоряжениями других клиентов на сумму более 1 млрд руб. (их не исполнили из-за недостаточности средств). Инициалы Аюпова из материалов дела совпадают с именем самарского бизнесмена, контролирующего компанию «Капитал Девелопмент».

Первая инстанция со второго круга разбирательств требование АСВ удовлетворила полностью: признала спорный платеж недействительным, а сумму взыскала с Аюпова. Именно он, как сделал вывод суд на основе анализа косвенных доказательств, контролировал счет в "Тусарбанке". Окружная кассация с этим не согласилась. Счет она также признала недействительным, а вот в применении последствий этого отказала. Деньги ушли на счет «неустановленного лица», а причастность Аюпова не доказана, следует из ее решения.

"Это нехорошая и мерзкая ситуация"

 

В жалобе в ВС банк настаивал, что совокупности доказательств достаточно. Это расходные кассовые ордера о снятии со спорного счета в «Тусарбанке» сначала 6,9 млн руб., потом еще 86 млн руб. (информация о последней операции стала известна только в апелляции, поскольку до этого ее не представил «Тусарбанк»). Получателем наличных денежных средств числится в этих документах именно Аюпов, везде его подпись.

Кто же тогда такой господин Каюмов, который согласно выписке из автоматизированной банковской системы "Тусарбанка" является владельцем спорного счета? Свою версию выдвинул на заседании в ВС представитель АСВ Плотников: «Имело место искажение программы банковского учета – в результате вместо Аюпова получился Каюмов». Фактически бенефициаром счета является именно Аюпов, Каюмов больше нигде не фигурирует.

Позицию его оппонентов – представительниц Аюпова – сводилась к следующему: их доверитель никакого отношения именно к спорной сделке не имеет. Ему 70 лет, сразу пояснила юрист, и услугами в «Тусарбанке» он пользовался вообще без открытия счета.

– Почему он деньги не вернул (которые получил)? – поинтересовалась судья Ирина Букина.

– Это его деньги, он говорит.

– С неба упали?

– Нет.

Откуда такие деньги у Аюпова, так и не прояснилось, зато последовали следующие откровения: «да, он небедный человек», «это не бомж там». Аюпов получил эти 100 млн руб. в Москве, но боялся перевозить крупные суммы, поэтому приезжал в Тольятти и там снимал их в «Тусарбанке». Такую версию событий предлагают юристы «небедного» человека.

– А где документы, что он в Москве их клал? – спрашивал председательствующий судья Иван Разумов.

– Это нехорошая и мерзкая ситуация. Он их не сохранил. «Я же никуда не пропал», – он говорит. А банк нам ничего не дает.

По предположениям представительниц, все это сделал экс-глава ВКБ Чекмарев, и это уже область уголовного расследования. «Взаимотношения Аюпова и Чекмарева никак не влияют на квалификацию сделки», – парировал юрист АСВ Плотников. Суть спора, по его словам, лежит именно в плоскости оценки всей совокупности доказательств.

– Какие есть еще доказательства, кроме расходников? – поинтересовался у АСВ судья Разумов.

Есть еще распоряжения по переводу денег со спорного счета на счет в другом филиале «Тусарбанка», которые подписывал Аюпов, последовал ответ. По словам юриста, деньги переводились с этого счета женщине в село, в котором Аюпов родился (и у нее такое же отчество, как у него). «Этих документов в материале дела нет», – добавила ремарку представительница Аюпова.

Совещалась тройка ВС недолго. В итоге было принято решение направить дело на новое рассмотрение в апелляцию.