Репортаж
6 июня 2017

Фирмы нет, долги остались: виновата ли ФНС в незаконной ликвидации

Фирмы нет, долги остались: виновата ли ФНС в незаконной ликвидации
Фото Право.Ru

Ликвидироваться с долгами известный способ оставить кредиторов "с носом". Для этого ликвидаторы могут подать в налоговую неверный баланс, в котором умалчивают о задолженности. Должны ли налоговики проверять эти сведения, если кредиторы заранее предупреждают об их недостоверности? Такой вопрос решала экономколлегия в споре, где заявитель отменил незаконную ликвидацию, а затем на этом основании потребовал с налоговиков более полумиллиона судебных расходов. Представитель ФНС настаивал, что ведомство не виновато, ведь формально все документы были в порядке, а убеждаться в их достоверности чиновники не обязаны. "Если вы ни за что не отвечаете, зачем вы тогда вообще нужны", сказала ему одна из судей.

Возмещаются ли расходы на юриста в разбирательстве, в котором заявитель оспорил действия государственного регистратора – такой вопрос решал сегодня ВС. Получить компенсацию издержек хотело ЗАО "Дорстройсервис", которое отменило ликвидацию своей бывшей "дочки" "Компании "Союзглавбумпром". "Дочка" решила прекратить работу в конце 2013 года, в разгар судебных процессов с бывшим учредителем о взыскании стоимости его доли (А41-3226/14) и оспаривании купли-продажи активов шести объектов недвижимости (А41-11412/13). В середине февраля 2014 года "Дорстройсервис" попросил МИФНС № 5 по Московской области и приостановить регистрацию ликвидации, пока суд не разрешит спор о продаже активов. Экс-участник предупредил регистраторов о том, что за фирмой числится долг по оплате доли, и она может умолчать о нем, чтобы без проблем ликвидироваться (то есть представить недостоверный ликвидационный баланс).

Несмотря на это, 31 марта 2014 года чиновники внесли в ЕРГЮЛ сведения о прекращении работы компании. Но эта запись недолго пробыла в реестре: "Дорстройсервис" успешно ее оспорил в деле № А41-22257/14. Суды согласились с заявителем, что компания не могла прекратить свою деятельность, пока не решен вопрос о выплате бывшему учредителю стоимости доли. Действия чиновников, которые все же зарегистрировали ликвидацию, были признаны незаконными, и апелляционная жалоба не помогла им отстоять свою правоту.

В то же время три инстанции отказались взыскать с ФНС 540 000 руб. судебных расходов "Дорстройсервиса". Заявитель настаивал, что судебные акты были приняты в его пользу, но суды не смогли назвать ФНС проигравшей стороной. Они согласились с аргументами чиновников:

У ведомства не было интереса в исходе спора, поэтому с него нельзя взыскать судебные расходы. Более того, с формальной точки зрения ликвидатор подал все необходимые по закону документы, и ФНС не было возможности отказать в регистрации чиновники не проверяют достоверность заявленных сведений.

К этим же доводам свелась апелляционная жалоба, поэтому она не показывает заинтересованность ведомства, рассудили три инстанции. Свое решение они обосновали ссылкой на п. 19 постановления Пленума ВС от 21 января 2016 года № 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела". Как гласит это правило, издержки не распределяются между сторонами, если в деле не устанавливаются факты того, как ответчик нарушал или оспаривал права истца. ФНС "не совершала действий, направленных на нарушение прав истца", объяснили суды.

"Дорстройсервис" пожаловался в ВС на то, что они неправильно трактовали п. 19. Он не запрещает взыскивать судебные расходы в деле об оспаривании ненормативного правового акта, решения, действия или бездействий госоргана, указал заявитель. По его мнению, издержки должны распределяться в общем порядке. К тому же в вопросе расходов суды не могли учитывать специальные нормы закона о регистрации, изложил истец в своей жалобе. ВС ее принял и выслушал доводы сторон сегодня, 6 июня.

Кто на самом деле захватил активы

Подмосковная инспекция очевидно знала о недостоверности баланса, потому что общество продало свои активы за неделю до принятия решения о ликвидации, о чем отчиталось перед налоговиками, заявила Елена Машукова из Адвокатской консультации № 148 МРКА АП Москвы. Она напомнила, что "Дорстройсервис" сообщал чиновникам о невыплаченной доле и судебных спорах. Поэтому налоговая должна была отказать в регистрации, убеждала адвокат.

Задолженность на самом деле мнимая, парировал генеральный директор (он же ликвидатор, он же сегодняшний владелец 82% доли*) "Главбумпрома" Сергей Бирюков, лично явившийся на заседание ВС. По его словам, закон позволяет не выплачивать стоимость доли, если у компании отрицательная величина чистых активов. Об этом "Главбумпром" уведомил своего бывшего участника ценным письмом, сказал бизнесмен.

Сейчас, сообщил он, его компания отказалась от ликвидации и намерена доказать, что "никому ничего не должна". Ведь спор о выплате стоимости доли еще продолжается. Затем Бирюков немного отступил от темы и сообщил, что "Дорстройсервис" исключили из числа участников в судебном порядке, поскольку тот "захватил и четыре года пользовался сам" той самой недвижимостью.

ФНС "между двух жерновов"

Собственно о судебных расходах судьям больше всего рассказали представители налоговой службы, с которой эти расходы и требуют. За чиновниками нет вины, ведь они не обязаны по существу проверять сведения, которые предоставляются на регистрацию, убеждал Александр Матвиенко, консультант отдела рассмотрения судебных споров в КС и ВС правового управления ФНС. А ведомство получило полный пакет документов, необходимый для регистрации, поэтому не могло отказать, убеждал Матвиенко. По его словам, за достоверность сведений должен отвечать ликвидатор, который их представил.

К вам истец обращался до ликвидации и сообщал, что у компании есть кредиторы [бывший участник, который требует выплаты доли прим. ред.], сказала председательствующая Елена Золотова. – И вы утверждаете, что виноват только Бирюков.

Есть два документа [заявление "Дорстройсервиса", что долг есть, и документы ликвидатора, что долга нет прим. ред.], и какому из них верить, учитывая, что законом выездная проверка здесь не предусмотрена? развел руками Матвиенко. Если бы мы отказали в регистрации, то сейчас бы с нас точно так же взыскивала судебные расходы другая сторона. А оснований отказать в регистрации у вас не было.

"Вас только пожалеть остается, что вы между двумя жерновами, отозвалась Золотова. Но зачем вы, получается, вообще нужны, если заявитель волен внести в реестр все, что хочет". Мысль председательствующей развила ее коллега Елена Борисова. Она поинтересовалась у юристов налоговой, формально ли они вносят записи в ЕРГЮЛ или все-таки определяют основания для регистрации, пользуясь определенными полномочиями. "Обоснуйте со ссылкой на конкретную норму, что вы не могли поступить иначе, чем зарегистрировать ликвидацию",  предложила она.

Матвиенко процитировал п. 4.1 ст. 9 закона о регистрации юрлиц. Согласно ей, налоговый орган по общему правилу не проверяет достоверность сведений, нужных для внесения записей в ЕГРЮЛ.

Но есть же еще ст. 23, которая предусматривает немало оснований отказать в регистрации, отметила Золотова. Заявитель отвечает за достоверность, а вы, получается, ни за что?

ФНС не проверяет задолженность перед кредиторами, а только перед бюджетом, защищалась ведущий специалист-эксперт правового отдела подмосковной МИФНС № 5 Ольга Ляляева. Судья Борисова спросила у нее, нужен ли отдельный документ о расчете с кредиторами для ликвидации, коль скоро в балансе есть такая строчка. "Я не говорю сейчас о достоверности, уточнила Борисова. Меня интересует, предъявлялся ли такой документ". Юрист ответила, что он вообще не нужен.

Это то же самое, как если бы мы разрешили тут спор, а мотивированный акт вам не выдали, заметила Борисова.

В итоге "тройка" решила отложить заседание. В том числе, возможно, для того, чтобы разобраться, какие документы все-таки подавались для регистрации (часть доказательств была ранее исключена из дела).

* согласно сведениям из сервиса Casebook.