Репортаж
19 июля 2017, 16:26

Стоянка запрещена: в Верховном суде оспорили произвольную установку дорожных знаков

Стоянка запрещена: в Верховном суде оспорили произвольную установку дорожных знаков
Фото Право.Ru

Партнер "ФБК-Право" оспаривал в Верховном суде пункты ПДД, которые позволяют городским властям произвольно ставить дорожные знаки "Остановка запрещена". По мнению заявителя, причины установки таких обозначений сейчас нигде не указаны. Представитель МВД на заседании в ВС уверял, что в федеральном акте нельзя прописать универсальное регулирование спорной ситуации для всей страны.

Александр Ермоленко, партнер "ФБК-Право" обратился в Верховный суд с просьбой отменить дорожные знаки "Остановка запрещена" и "Стоянка запрещена" (п. 3.27, 3.28 Приложения № 1 к ПДД). По мнению юриста, сейчас такие обозначения городские власти устанавливают произвольно, чем ограничивают права граждан. Партнер ФБК лично столкнулся с проблемой произвольной установки знаков. Он припарковал свою машину недалеко от супермаркета на Кутузовском проспекте, а потом получил штраф в 3000 руб. за стоянку под оспариваемым обозначением. Заявитель в своей жалобе в ВС указал, что на этой улице практически нет мест, где можно оставить свое авто: везде висят обжалуемые запрещающие обозначения. А в законе отсутствует чёткая процедура принятия решений, где установить спорные знаки, добавил юрист.

Без привлечения других лиц

В начале сегодняшнего заседания Александра Герасимова ведущий юрисконсульт "ФБК Право", представитель истца, попросила привлечь к участию в деле как заинтересованных лиц Центр организации дорожного движения (ЦОДД), ГИБДД, Московскую административную дорожную инспекцию (МАДИ) и Департамент транспорта и развития дорожно- транспортной инфраструктуры Москвы. По словам юриста, именно эти органы участвуют в разработке и правоприменении тех норм, которые истец оспаривает. Представитель МВД, Юлия Песковая и прокурор, Лариса Степанова возражали, ссылаясь на то, что это нецелесообразно. Председательствующий Николай Романенков отказался удовлетворять ходатайство истца, сославшись на то, что обжалуемые знаки ставятся во всех субъектах РФ, но все их будет привлечь проблематично.

Тогда Герасимова попросила истребовать документы у ЦОДД, которые могли бы доказать позицию истца. Когда эта организация устанавливает спорные знаки, то она делает это произвольно и не информирует граждан, пояснила юрист: "Обжалуемые нормы нельзя рассматривать в отрыве от правоприменительной практики. Самостоятельно мы не смогли получить доступ к таким бумагам". Суд отклонил и это ходатайство.

– Я понимаю, что вы по-быстрому хотите все рассмотреть. Но это общественно-значимая ситуация, которая затрагивает права всех автомобилистов", – не выдержал Ермоленко.

– Без таких комментариев, я вас попрошу, – сказал Романенков.

Еще одно ходатайство истца касалось приобщения письменных пояснений, почему такие знаки ставятся неправомерно с фотографиями подобных примеров. Мы направляли обращения в госорганы, почему эти знаки устанавливают, но нам никто ничего не объяснил, пожаловалась Герасимова. Другой способ защиты по такому делу не работает, это подтверждается обзором судебной практики па подобным спорам, добавил уже сам Ермоленко: "СОЮ отказываются разбираться в причинах установки знаков". 

Песковая возражала против такой просьбы истца, уверяя, что требуемые документы не имеют отношения к этому разбирательству. Прокурор добавил, что истец вовсе заблуждается относительно предмета спора. Романенков частично удовлетворил ходатайство заявителя, согласившись приобщить к материалам дела ответы госорганов и фотографию Кутузовского проспекта. Снимки произвольной установки знаков на других улицах Москвы и обзор судебной практики ВС отказался приобщать.  

Знаки нужны ФСО

После этого Ермоленко начал подробно объяснять свою позицию. Он рассказал, что в п. 12.4 и 12.5 ПДД уже указано, где водителю запрещено оставлять свою машину: "Эти правила понятны автолюбителям. В частности, там разъясняется, что нельзя стоять около пешеходных переходах, на мостах и путепроводах". Но ПДД не устанавливают, где и когда устанавливаются знаки из п. 3.27 и 3.28 ПДД, отметил юрист. То есть, правоприменитель может ставить такие обозначения в любом месте. Ситуация не была бы проблемной, но в Москве за последние годы установили очень много обжалуемых знаков, сейчас их уже 20 000, пояснил партнер "ФБК-Право". В столице это привело к тому, что правило "можно стоять везде, где не запрещено" превратилось в требование "можно стоять только там, где разрешено", возмутился заявитель. Мы рассылали запросы во все органы власти Москвы, но так и не получили ответ – кто и как принимает решение о запрете стоянки, повторил юрист.

– Скажите, а где написано, что властям нужно указать причину установки знака и проинформировать об этом граждан? –поинтересовалась Степанова.

– Это сказано в ч.3 ст. 21 и ч.3 ст. 24 Закона "О безопасности дорожного движения". Более того, предупредить граждан нужно за 20 дней до установки знака, – ответила Герасимова.

– А вы обращались в госорганы, чтобы они вам объяснили, когда такие обозначения ставят? – уточнила прокурор.

– Да, но ответа на этот вопрос так и не получили. У нас все подробно указано в письменных пояснениях, – заметил Ермоленко.  

– Я уже видела, – сказала прокурор.

– И есть там обоснование? – спросил партнер ФБК.

– Прокурору вопросы нельзя задавать, – пояснила Степанова.

Песковая доказывала, что власти осуществляют необходимое информирование об установки спорных знаков. Обжалуемые обозначения утверждены ГОСТом и закреплены в международных актах, добавила ответчик. Эти знаки можно устанавливать с учетом конкретных обстоятельств, учитывая ширину проезжей части и иные причины временного характера, сказала представитель МВД. По мнению ведомства, ситуация истца не имеет отношения к заявленному требованию Ермоленко. Другой представитель ответчика, начальник отдела нормативно-правового регулирования и международного сотрудничества ГУОБДД МВД России Дмитрий Митрошин, удивлялся, почему юрист хочет отменить спорные пункты только потому, что нет их регламентации. На федеральном уровне нецелесообразно предусмотреть все причины установки таких знаков, уверял представитель МВД. По его словам, из ответа ЦОДД следует, что на том же Кутузовском проспекте обозначения стоят "для повышения пропускной способности". На этом участке улицы есть троллейбусная остановка, поэтому знаки поставили, чтобы общественный транспорт мог нормально проехать, сказал Митрошин. Кроме того, он подчеркнул, что п. 3.27 и 3.28 ПДД – это специальные нормы, а 12.4 и 12.5 – являются общими положениями. 

– Тогда скажите, почему на протяжении 3 км на Кутузовском проспекте нельзя оставлять машину? Чем обоснован такой запрет? Это самая широкая дорога в Москве, – поинтересовался Ермоленко.

– Не знаю. Мы не уполномочены ставить знаки, – пояснил Митрошин.

– Вот по этой причине мы и просили привлечь к делу ЦОДД, так как эта организация устанавливает спорные обозначения. Вы не хотите их вызывать, но без них не можете ответить на наш вопрос, – отметил партнер ФБК.  

– Но там не только они принимают решение. Это вообще спецтрасса, которая находится под охраной ФСО, их мнение тоже учитывают при установке знаков, – парировал представитель МВД.

– Тогда мы просим привлечь ФСО к рассмотрению настоящего дела, – заявил Ермоленко.

Однако суд отклонил и это ходатайство истца. Продолжая доказывать правоту ответчика, Митрошин утверждал, что в федеральном акте нельзя прописать универсальное регулирование для всей страны и попросил отказать в иске. Прокурор поддержала позицию МВД. Выслушав доводы всех сторон, "тройка" судей под председательством Романенкова удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила итоговое решение: отказать истцу в удовлетворении его требований. 

После заседания Ермоленко сообщил корреспонденту "Право.ru", что они продолжат свою борьбу. Возможно, будем добиваться признания ненормативным одного из актов местного уровня, пояснил юрист. 

Что еще юристы хотят обжаловать 

"Право.ru" узнало у партнеров других фирм, какие акты они хотят обжаловать в Верховном суде. Михаил Кюрджев, партнер АБ "А2.Адвокаты". сказал, что оспорил бы правила выдачи резидентных разрешений в Москве. Они регулируются Постановлением Правительства Москвы от 5 мая 2014 года № 240-ПП. В этом акте указано, что для получения резидентного разрешения гражданин должен быть не только зарегистрирован в квартире по месту жительства, но и предоставить зарегистрированный договор найма жилого помещения. По словам Кюрджева, это излишняя мера: "В прошлом году власти не просили такое соглашение, а в этом требуют".

Василий Трегубов, адвокат АБ ЕМПП предупреждает о проблемах, которые принесет футбольным болельщикам ФЗ "О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года". Этот закон установил, что для посещения матчей турнира зрителям помимо билета на игру нужно оформить "Персонифицированную карту зрителя" (ПКЗ). Сначала гражданину надо купить билет, а только потом сделать паспорт болельщика. Трегубов говорит, что в законе нет четкого перечня оснований, по которым фанату могут отказаться выдавать или аннулировать ПКЗ. Это позволяет органам безопасности фактически произвольно принимать решение о том, кому можно попасть на игры, а кому – нет, поясняет юрист.

Валерий Зинченко, управляющий партнер Pen&Paper говорит, что есть и акты самого ВС, которые нуждаются в изменениях. В частности, требует значительной переработки Постановление Пленума ВС от 10 февраля 2009 года № 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ", считает юрист. В нем установлено, что суды при разрешении жалоб подозреваемого/обвиняемого и его адвокатов в порядке указанного положения, "не должны предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела". Столь размытая формулировка позволяет судам отказывать в удовлетворении жалоб защитников, какие бы доводы не были положены в их основу, говорит Зинченко. По сути, этот Пленум лишил адвокатов и их подзащитных фундаментального права на обжалование незаконных действий сотрудников правоохранительной системы, резюмировал эксперт.