Репортаж
9 февраля 2013, 3:05

"Мы полагаем, что они ходили к Егоровой!"

"Мы полагаем, что они ходили к Егоровой!"
Фото ИТАР-ТАСС

В пятницу в Мосгорсуде не умолкали крики: "Долой жидовский суд!" — суд огласил приговор бывшему полковнику ГРУ 64-летнему Владимиру Квачкову, лидеру движения "Народное ополчение имени Минина и Пожарского" (НОМП), и бывшему сотруднику уголовного розыска Александру Киселеву. Судебная коллегия признала их виновными в организации свержения конституционного строя путем вооруженного мятежа. Квачкова приговорили к 13 годам строго режима, Киселева — к 11. 

Послушать приговор собралось множество сторонников подсудимых, в том числе и члены его движения. Ополченцы пришли с иконами и крестами, некоторые были одеты в форму, бородатые мужики, женщины в платках. Перед заседанием повсюду раздавались громкие заявления: "Жидовская власть!", "Сталина нет на них!", а также предложения помолиться. Приговор оглашался на втором этаже, в зал смогли зайти журналисты и часть сторонников подсудимых. Остальным пришлось дожидаться в коридоре, чем они были очень недовольны, то и дело выкрикивая в открывавшуюся дверь: "Суд должен быть открытым!", перекрывая негромкий голос судьи Павла Мелехина, который зачитывал приговор.

Дело в отношении лидера незарегистрированного общественного движения "Народное ополчение имени Минина и Пожарского" Квачкова было возбуждено в декабре 2010 года под грифом "секретно" и рассмотрено в закрытом режиме. Сегодня судья Мелехин около полутора часов зачитывал приговор.

Как следовало из приговора, в 2010 году Владимир Квачков организовывал боевые группы. Тренировки боевого отряда НОМ проводились под видом занятий страйкболом (командный спорт с использованием маломощного пневматического оружия — "Право.Ru"). Об этом рассказал следствию свидетель Васильев, который позднее отказался от этих показаний, заявив, что дал их под давлением. Однако суд учел именно эти показания.

В городе Коврове Вадимирской области Квачков, как следовало из приговора, планировал захватить окружной военный учебный центр №467 и забрать оттуда оружие, боеприпасы и бронетехнику. В дальнейшем, говорилось в приговоре, он собирался устроить восстание во Владимире, захватить там ГУВД, МЧС, ФСБ, воинскую часть и здания местных властей, а также подавить сотовую связь. Киселев, согласно приговору, готовил восстание в Петербурге и приобретал для этого боеприпасы и оружие. 

Вопреки заявлениям подсудимых, суд посчитал, что они действовали сообща. На протяжении всего процесса они утверждали, что не были знакомы друг с другом до момента привлечения их к ответственности. Однако суд нашел опровержение этому в показаниях свидетеля Кучеренко, который изначально сообщил, что видел Киселева у Квачкова, а затем сказал, что перепутал его "с другим человеком с арбалетом". (По словам самого Квачкова, суть предъявленных ему обвинений заключается в подготовке свержения власти вооруженной арбалетами группы из числа тольяттинских членов возглавляемой им организации "Народный фронт освобождения России".) Сам же Квачков ранее уверял, что его движение НОМП, в котором проходила и военная подготовка, предназначалась не для вооруженного мятежа, а для противостояния иностранной интервенции.

Согласно приговору, восстания планировались также в Воронеже, Самаре, в Хабаровске и Владивостоке. Начало открытых выступлений, по мнению следствия, было запланировано на июль 2010 года. Конечной целью Квачкова и Киселева, по мнению суда, было окружить Москву. 

В результате судебная коллегия из трех судей: Павел Мелехин, Андрей Мохов и Ольга Свиренко - признала обоих виновными в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 205.1 УК РФ (содействие террористической деятельности), ч. 1 ст. 30 УК РФ, ст.279 УК РФ (покушение на вооруженный мятеж), а Киселева еще и в незаконном хранения оружия и боеприпасов (ст. 222 УК) (последнее обвинение он признал). При этом им зачтены сроки, проведенные под арестом с декабря 2010 года. Накануне прокурор требовал приговорить Квачкова к 14 годам колонии строгого режима, а Киселева — к 12 годам, а также лишить подсудимых воинских званий, с чем суд также не согласился. Среди смягчающих обстоятельств суд учел признание Киселевым вины, но отметил общественную опасность их деяний.

Публика встретила приговор криками: "Позор суду!", "Долой жидовский суд!", "Слава героям России!" Один из активистов движения в форме кричал: "Иуды, пойдете под трибунал!" В коридоре, куда приставы пытались выпроводить всех из зала, долго не смолкало: "Жидовские прихвостни!", "Иуды!", "Спецназ – выродки!" и т.д.

— Граждане, попрошу к выходу, — приставы пытались вывести толпу.

- Мы не граждане, мы в оккупации жидов! – раздавалось в ответ.

После заседания один из адвокатов Квачкова Алексей Першин заявил, что считает дело Квачкова провокацией и видит связь с делом о покушении на Чубайса. "Еще когда шел процесс по Чубайсу (Квачков был оправдан Верховным судом по этому делу в 2010 году – за день до ареста по делу о мятеже – ред.), представитель Чубайса Гозман, адвокат Шугаев говорили, что следующий процесс у вас будет без присяжных" (дело о покушении на Чубайса слушалось судом присяжных – ред.), — рассказал он "Право.Ru".

По словам адвоката, всего в этом деле Квачкова было десять провокаторов: Владимир Каплюк ("полковник в отставке из Владивостока", "предлагал что-нибудь взорвать, обстрелять администрацию, кого-нибудь убить", "взорвать кого-нибудь для примера", чтобы "создать шум"), Морозов ("злодей", который предлагал Квачкову "под запись" устроить мятеж, уверяя, "что у него есть группа офицеров" ), Ратецкий – (начальник артвооружения войсковой части, "предлагал купить боеприпасы"), майор Фролов (тоже предлагал купить боеприпасы), Игорь Кржановский ("подсадная утка со времен Чубайса") и другие.

Першин также рассказал, что суд исказил показания свидетеля Николая Трифонова-студента МГУ, сторонника ополчения. По словам защитника, в суде Трифонов сказал, что за полтора месяца "до этой ситуации" его предупредил замначальника 2-го управления по защите конституционного строя ФСБ Виктор Шаменков о том, что в отношении Квачкова будет провокация, и он передал это Квачкову, "чтобы вывести его из политической борьбы <…>, не прибегая к уголовному преследованию". При этом Квачков не удивился возможной провокации. В приговоре, по словам защитника, "переврали слова Трифонова".

На вопрос о процессуальных нарушениях в ходе процесса, Першин ответил: "Вплоть до того, что после одного из наших ходатайств суд убежал совещаться не в совещательную комнату, а куда-то в коридор! Вместо совещательной комнаты он встал и ушел неизвестно куда. Мы полагаем, что они ходили к [председателю Мосгорсуда Ольге] Егоровой совещаться!"

Супруга Квачкова по традиции отметила, что "это судилище, а не суд". "Вы слышали только то, что происходило на следствии!" — сказала она после заседания.

Перед уходом Першин сообщил, что уже подал апелляционную жалобу и ходатайство о предоставлении протокола судебного заседания.