Зарубежная практика
24 октября 2012

Что может любовь к приключениям, поддержанная судом

Что может любовь к приключениям, поддержанная судом

На прошедшей неделе не признанное мировым сообществом государство Силенд официально сообщило о смерти своего основателя и бессменного правителя. "Право.Ru" рассказывает историю Пэдди Роя Бэйтса, отставного британского военного, и его творения — собственной страны, существующей до сих пор из-за правовых коллизий, целого ряда совпадений и настойчивости основателя.

Борьба непризнанных государств за право быть полноправными членами международного сообщества часто становятся темами новостей. Однако если проблемы Нагорного Карабаха или Приднестровья занимают первые полосы, то другие непризнанные государства остаются в тени. При этом существование некоторых из них само по себе можно назвать примечательным – таково, например, виртуальное государство Силенд. При площади в 550 кв. м, единственной улице и официальной численности населения в 5 человек в деле своего признания и обеспечения независимости Силенд преуспел намного больше, чем многие другие, более крупные, государственные образования.

Рождение государства

Во время Второй мировой войны, в 1942 году, ВМС Великобритании соорудили на подступах к побережью цепь платформ для защиты от налетов германской авиации — не так давно закончилась знаменитая "Битва за Англию", война для антигитлеровской коалиции шла с большим количеством неудач и повторение массированного воздушного наступления люфтваффе считалось весьма вероятным. Одной из них стал Рафс-Тауэр – будущая территория Силенда. На ней постоянно находились от 150 до 300 британских военнослужащих. Но, в отличие от большинства платформ, которые были демонтированы вскоре после окончания военных действий, Рафс-Тауэр остался нетронутым – оказалось, что, находясь в шести милях от берега напротив входа в устье Темзы, он был построен за пределами территориальных вод Великобритании.

Однако в государственное образование платформа превратилась только 25 лет спустя. Произошло это по инициативе британского подданного – отставного майора Пэдди Роя Бэйтса, который вместе со своим другом Ронаном О’Рэйлли выбрал заброшенный Рафс-Тауэр для строительства парка развлечений. Оттуда же, из нейтральных вод, Бэйтс планировал вести передачи своей радиостанции "Радио Эссекса" — пиратской (в 1960-е годы телерадиокомпания BBC обладала официальной монополией на радиоэфир). Поскольку Рафс-Тауэр находился вне территории Великобритании, Бейтс мог не платить налоги, игнорировать законы об авторском праве и свободно работать на собственном радио).

О’Рейлли вскоре отказался от идеи, а у Бэйтса родился куда более масштабный проект — 2 сентября 1967 года он объявил о создании независимого государства, а себя провозгласил его главой. В безопасности своих действий Бэйтс убедился с помощью юристов, которые выяснили, что существование Силенда как независимого государства юридически легитимно. Сегодня 2 сентября отмечается в Силенде как главный государственный праздник.

Государство в развитии

"Может, я умру молодым, а может старым, но я никогда не умру от скуки", — заявил Бэйтс журналистам в интервью в 1980 году. Все последовавшие за созданием независимого государства события стали хорошей иллюстрацией для этого утверждения.

Вскоре после того, как платформа превратилась в Княжество Силенд, в 1968 году, британские власти решили положить конец произволу и подвели к Рафт-Тауэр патрульные катера. Однако Бэйтс не собирался сдавать позиции, поддержал его и 15-летний сын Майкл – он сделал несколько предупредительных выстрелов. От стрельбы никто не пострадал, однако Бэйтс, называвший себя принцем Роем I, и его сын были арестованы британскими властями. Бэйтса обвинили в том, что он позволил несовершеннолетнему пользоваться огнестрельным оружием.

Этот судебный процесс стал поворотным в истории Силенда — 2 сентября 1968 года, спустя ровно год после провозглашения государства, судья Эссекса признал, что дело лежит вне британской юрисдикции, и оправдал Бэйтса. На деле решение суда означало признание независимости Силенда. Впоследствии помогло новому государственному образованию и то, что платформу построили до вступления в силу Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, налагающей запрет на частное строительство без специального разрешения искусственных сооружений в исключительной экономической зоне.

Великобритании не удалось установить свои законы на Силенде и позже. В 1987 году британские власти объявили было о расширении территориальных вод, однако о планах британцев Бэйтс узнал раньше официального объявления. В результате он сыграл на опережение, также объявив о расширении прибрежной зоны с трех до 12 миль, чем спас формальную независимость собственного "госпроекта".

Право в Силенде

Бывшая платформа развивалась как любое нормальное государство со всеми свойственными ему атрибутами – собственным гимном, флагом, валютой, почтовыми марками и, прежде всего, правовой базой.

Вся юридическая система страны основывается на обычном британском праве. 25 сентября 1975 года в стране была принята Конституция, состоящая из преамбулы и 7 статей, действующая и по сей день. В преамбуле говорится о независимости Силенда и его государственном устройстве – это конституционная монархия. Назначаться могут сенат и трибунал, имеющие консультативные функции, но вся полнота власти сосредоточена в руках монарха, власть которого передается по мужской линии. Он может изменять Конституцию и по собственному усмотрению проводить внешнюю политику страны.

Можно получить и силэндское гражданство – правда, говорить о какой-либо формальной процедуре здесь не приходится. "Мы не торгуем паспортами, но выдаем их тем людям, которые серьезно нам помогают", — говорил Майкл Бэйтс. При этом, как говорится на официальном сайте страны, раздавать убежище тем, кто пытается скрыться от правосудия других стран, в Силенде не намерены.

Аферы с паспортами

Отец и сын Бэйтсы действительно не торговали силендскими паспортами, но криминальная история с этими документами все же связана. Участвовали в ней бывшие силендские чиновники, а предшествовал всему дипломатический скандал с участием представителей министерств иностранных дел европейских государств – еще один факт в копилку сторонников государственности и международного признания Силенда. Еще в 1978 году премьер-министр страны Александр Готфрид Ахенбах и глава государства не поладили, в результате чего премьер решил захватить платформу с помощью голландских моряков. В итоге захватчики потерпели поражение – голландцы были взяты в плен и позже отпущены "в соответствии с Женевской конвенцией о военнопленных", свергнутому монарху удалось восстановить свои права, а Ахенбаха осудили за госизмену и даже посадили под арест. Поскольку у экс-министра было еще и немецкое гражданство, выручать его отправились представители МИД ФРГ. Прибегнуть к помощи британского суда, де-факто признавшего автономию Силенда, в этом вопросе не удалось, поэтому вызволять нажившего себе неприятности немца дипломатам пришлось лично.

Много позже Силенду пришлось столкнуться с Айхенбахом еще раз – он объявил себя главой правительства Силенда в изгнании, и позже передал пост Йоханнесу Зайгеру. А при Зайгере появилась компания Sealand Business Foundation, которая продала больше 150000 фальшивых силендских паспортов. На поддельные документы оформлялись банковские счета, водительские удостоверения и прочие документы, многие из них были дипломатическими. При этом, как отмечали британские СМИ, во многих странах, куда въезжали так называемые "граждане Силенда", даже на границе им не задавали никаких вопросов по поводу странного государства, опасаясь показаться безграмотными.

Уголовное расследование по делу об этих фальшивках было начато в 1997 году. В нем власти непризнанной страны активно сотрудничали с Интерполом. Не обошлось и без громких имен – фальшивый силендский диппаспорт был обнаружен у убийцы знаменитого дизайнера Джанни Версаче. 

Территория, свободная от авторского права

Силенд также стал своеобразной "информационной гаванью". По аналогии с оффшорными территориями, дающими возможность уйти от налогов, платформа превратилась в место, где не действуют законы об информации и авторском праве, признаваемые во всем мире.

Воспользоваться этим решила компания HavenCo, в 2000 году разместившая в Силенде свой хостинг. Она стала символом конфликта между радикальной частью интернет-сообщества и властями национальных государств, по сути противопоставив себя всем государствам, законодательство которых так или иначе затрагивало регулирование сети. Компании удалось избежать международного регулирования, так как по законам Силенда она обладала полной свободой действий, а британская юрисдикция, согласно решению суда от 1968 года, на самопровозглашенное государство не распространялась.

Однако спустя три года HavenCo, которая заявляла о громком успехе в деле "оффшорной it-индустрии" вынуждена была прекратить свою деятельность. Большинство потенциальных клиентов предпочитали подчиняться существующим законам или вовсе игнорировать их, и услуги HavenCo оказались куда менее востребованы, чем ожидалось. Успех, о котором нередко заявляли представители фирмы, оказался мифом, на деле у HavenCo было около 10 клиентов, большая часть которых – сайты с азартными играми. В итоге обанкротившаяся компания была национализирована силендским монархом, и спустя несколько лет перестала существовать. Платформой как местом для интернет-хостинга, однако, продолжают интересоваться и сейчас: возможность размещения там своих серверов рассматривал проект WikiLeaks. Однако основной доход государству сейчас приносит продажа сувениров, собственной территории по квадратным метрам и титулов — "лорд, леди, баронесса: от 29,99 фунтов".

Не время для итогов?

В октябре этого года для миниатюрного государства закончилась целая эпоха — стало известно о смерти основателя Силенда. Рой Бэйтс скончался 9 октября в возрасте 91 года, проведя последние годы жизни в Испании. Его сын Майкл живет в Великобритании, в то время как за платформой следит нанятый им управляющий. Сложно сказать, чем станет Силенд теперь — превратится в воспоминание об авантюрном проекте, станет основой для бизнеса или продолжит существование в качестве уникального искусственного микрогосударства. Однако до сих пор Силенд был едва ли не единственной мини-страной, которая несмотря на свою искусственную природу и виртуальную суть парадоксальным образом смогла добиться многого из того, что не удалось более "реальным" непризнанным государствам. Возможно, секрет — в смелости основателя. "Послушай старина, — сказал Бэйтс в ходе интервью в 2000 году, — Я люблю приключения. Это старая британская традиция. Возможно, Британия изменилась, но это по-прежнему нужно многим из нас".