Новости
26 февраля 2016, 19:37

Юристы оспаривают в КС право судов на ограничение гонораров

Юристы оспаривают в КС право судов на ограничение гонораров
Фото с сайта www.kommersant.ru

"Дочка" нефтегазовой компании Shell обжаловала в Конституционном суде РФ судебную практику, которой занижается стоимость юруслуг, подлежащая взысканию с проигравшей стороны. В начале года Верховный суд закрепил "разумный" размер расходов на юристов, однако компания считает, что при назначении компенсации должны учитываться рыночные, а не "минимально возможные" цены на услуги. "Право.Ru" узнало у представителей юридического сообщества, считают ли они верной позицию концерна и есть ли справедливый выход из ситуации.

Разумность не всегда удачна

ООО "Шелл Нефть" требует признать неконституционной ч. 2 ст. 110 АПК РФ, в которой говорится о "разумных пределах" в определении судом компенсационных сумм, пишет "Коммерсантъ". Субъективная оценка разумности нарушает принципы правовой определенности и охраны частной собственности, гарантии получения квалифицированной юрпомощи, а также права на полное возмещение вреда, считает заявитель.

Более того, попытки установить судами критерии разумности "оказались неудачными", отмечается в жалобе. Компания ссылается на постановление пленума ВС от 21 января 2016 года и отмечает, что суд должен учитывать рыночные, а не "минимально возможные" цены на юридические услуги.

Дочерняя структура Shell в свое время отбилась от претензий налоговиков на 386 млн руб., но смогла взыскать только 300 000 руб. из 2,75 млн руб. понесенных ей судебных издержек. Антон Никифоров из "Пепеляев групп", представляющий компанию в споре с ФНС, говорит, что суды не принимают во внимание то, что выбор более опытного и дорогого юриста обусловлен следующим фактом – в случае проигрыша дела организация рискует потерять миллионы или вообще прекратить деятельность.

Дело является показательным в вопросе изменения судебной практики взыскания расходов на представителей, считает советник Адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Вера Рихтерман. В частности, суды не учли, что интересы "Шелл Нефти" представляли крупнейшие международные и российские юридические консалтинговые компании, стоимость услуг которых "очевидно, должна отличаться от стоимости услуг небольших юридических консультаций".

Кроме того, суды отказали во взыскании расходов, понесенных в связи с получением доказательств, в том числе заключений специалистов, переводов иностранных документов на русский язык, не использованных впоследствии судом при принятии решения.

"Данный подход представляется не совсем обоснованным с точки зрения диспозитивности и состязательности процесса, обязанности стороны доказывать все обстоятельства, на которые она ссылается, и того, что суд принимает решение по собственному усмотрению, и никакие вопросы, в том числе по аргументации судебного акта, не могут быть предрешены до ухода судей в совещательную комнату", – отмечает Рихтерман.

Выбирать "звезд" – право заказчика

Перед КС де-факто стоит выбор, на какую из сторон процесса следует возложить риск высоких судебных издержек. Его перенос на выигравшие стороны фактически вызовет отказ части компаний от найма дорогих юристов и повлечет ограничение цен на рынке юруслуг, а обратное решение поставит перед проигравшими сторонами невыполнимые обязательства. Юристы "Шелл нефти" настаивают как раз на последнем подходе, а именно – отстаивают право заказчика выбирать "звезд" и платить им соответствующие суммы.

В иностранной судебной практике реализованы оба варианта: европейский подход позволяет взыскать расходы с оппонента, а при американском проигравший не обязан оплачивать траты победителя. Первый подход оправдывается тем, что взыскание расходов позволяет ограничить недобросовестное поведение сторон. Второй – что взыскание расходов препятствует праву на судебную защиту, говорит партнер лондонского офиса Berwin Leighton Paisner Роман Ходыкин. В Германии, Австрии, Голландии расходы возмещаются по специальной шкале, а у судьи есть неограниченные полномочия уменьшать расходы в зависимости от обстоятельств дела и процессуального поведения сторон, поясняет партнер Baker & McKenzie Владимир Хвалей.

"Ъ" отмечает, что в 2004 году попыталась оспорить норму АПК компания "Траст", однако тогда КС нарушений Конституции не усмотрел (определение от 21 декабря 2004 г. № 454-О) и указал, что изменение суммы расходов судом должно быть мотивированным.

"Каучуковые" нормы

Авторы жалобы, помимо акцента на "дезориентации" подобным подходом судей и открытии "простора судебному произволу", обращают внимание на, что единых и открытых расценок на рынке нет. Они отмечают – Федеральная палата адвокатов могла бы разработать рекомендации по расчету стоимости услуг судебного представителя в зависимости от риска имущественных потерь в арбитражном споре, чтобы соблюсти интересы сторон.

Сейчас только региональные адвокатские палаты могут устанавливать рекомендуемые ставки – так, адвокатская палата Подмосковья советует взимать за изучение дела не менее 7000 руб. в день.

В ФПА рассказывают, что палате часто приходят запросы из судов, которые рассчитывают размер расходов, но она не составляла рекомендаций по расценкам на федеральном уровне – в регионах много влияющих на них факторов, к тому же "не все региональные палаты считают такое решение необходимым".

В данном случае имеется проблема "каучуковых норм" (то есть норм, содержащих оценочные критерии), которые не застрахованы от произвольного толкования, полагает юрист "ЮСТ" Дмитрий Смольников: "Рецепт, как правило, один: поменять гибкую норму на установленные нормативно ставки. Останутся ли довольны таким механизмом юристы, другой вопрос. Иной вариант – выработка четких критериев возмещения судебных расходов ВС через "прецедентную" практику. Если исходить из того, что "победитель забирает все", то, вероятно, выход один – взыскивать все расходы. Для начала, как вариант, можно ввести обратную презумпцию – разумности всех фактически понесенных судебных расходов".

Мерило разумности расходов – субъективный взгляд судьи

Российские суды взыскивают расходы на представителей в очень широком диапазоне, при этом по идентичным делам с их участием – совершенно разные суммы, признает старший партнер "Делькредере" Денис Юров. С ним солидарен и партнер BGP Litigation Александр Ванеев. Вместе с тем он отмечает, что занижение сумм не может свидетельствовать о неконституционности нормы, поскольку она направлена на достижение баланса интересов сторон спора, и поиск этого баланса – задача судов, эту норму применяющих. "То, что мерилом разумности расходов является субъективный взгляд судьи, характерно не только для этой нормы АПК, но и для многих других норм этого кодекса, – утверждает юрист. – Например, доказательства, помимо прочего, подлежат оценке на предмет достоверности и достаточности. Это субъективные критерии, но никому не приходит в голову подавать в КС жалобу на соответствующую норму".

Проблема существует давно, подтверждает руководитель направления по банкротству юридической фирмы VEGAS LEX Александр Вязовик. По его словам, бремя оплаты судебных издержек в значительной части возлагается на выигравшую сторону. Кроме того, сами суды страдают от сверхзагрузки – взыскание расходов на представителя "как институт, сдерживающий от подачи заведомо проигрышных и сомнительных исков и жалоб, не работает". Справедливым был бы подход, при котором суды могли бы снижать размер возмещения лишь при наличии доказательств недобросовестности заявителя – например намеренно завысившего расходы, считает эксперт.

У КС сложный выбор, "можно сказать между Сциллой и Харибдой", говорит Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро КИАП: "С одной стороны императивно не сузить пределы судебного усмотрения, чтобы сам судья определял критерии разумности судебных расходов в каждом конкретном деле, имея возможность пресекать явно завышенные суммы или иные злоупотребления в этом вопросе одной из сторон процесса, а с другой не дал сигнал судьям о допустимости произвольного снижения реально понесенных судебных расходов без каких-либо ограничений и обоснований". Кроме того, важна терминология и тон текста, которую будет использовать КС при вынесении того или иного судебного акта, чтобы он не оказался двояким и имел различные, в том числе и взаимоисключающие толкования на практике, добавляет он.