Новости
22 декабря 2016, 18:33

Юристы прокомментировали обзор практики Верховного суда по делам о банкротстве

Юристы прокомментировали обзор практики Верховного суда по делам о банкротстве
Фото с сайта www.donetskiy.org

Представители юридического сообщества по просьбе редакции "Право.ru" проанализировали 40-страничный обзор судебной практики Верховного суда по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве. Несмотря на то, что обобщение ВС в основном касается участия налоговых органов в банкротных процедурах, оно также содержит важные разъяснения, направленные на упорядочивание практики по общим вопросам банкротства, отмечают юристы.

Новый обзор ВС поможет обеспечить единообразные подходы судов к разрешению разного рода споров, вытекающих из участия уполномоченных органов, – полагает Антон Помазан, старший юрист BGP Litigation. Нередко участникам судопроизводства в делах о банкротстве приходится сталкиваться с различным толкованием одних и тех же норм в разных регионах, что, конечно, не может положительным образом сказываться на единообразии судебной практики и предсказуемости правоприменения, подчеркивать эксперт.
 
"Несмотря на то, что обзор в некоторой своей части закрепил уже сложившиеся в судебной практике подходы судов к разрешению спорных вопросов с участием уполномоченных органов, тем не менее его принятие ликвидировало большой объем противоречий в применении норм законодательства о банкротстве, особенно это касается погашения требований путем принятия отступного, инициирования процедуры банкротства юрлица на основании задолженности по страховым взносам без судебного акта, праве уполномоченных органов предъявлять в делах о банкротстве требования, вытекающие из госконтрактов, квалификации задолженности в качестве текущей или реестровой, порядка применения ст. 313 ГК", – отмечает юрист.

Требования по госконтрактам в делах о банкротстве

В судебной практике возник вопрос о праве федеральных органов исполнительной власти (их территориальных подразделений) на предъявление в делах о банкротстве требований, вытекающих из госконтрактов, в рамках которых такие органы выступали заказчиками, отмечает ВС. Разрешая данные требования, в том числе если госзаказчиком подано заявление о признании должника банкротом, нужно учитывать, что при заключении контрактов на закупку товаров (работ, услуг) для госнужд заказчики действуют от имени и по поручению публично-правового образования. Поэтому вытекающие из таких контрактов денежные обязательства относятся к требованиям того же образования.

Согласно закону о банкротстве, требования РФ по денежным обязательствам представляются в банкротном деле федеральным органом исполнительной власти, который отнесен к уполномоченным органам, – ФНС. Для надлежащей реализации этих полномочий госорганы исполнительной власти уведомляют уполномоченный орган о наличии задолженности по денежным обязательствам и предоставляют ему заверенные копии документов, необходимых для подачи заявления о признании должника банкротом. Если заявление (требование) по денежным обязательствам РФ в деле о банкротстве подал другой госорган исполнительной власти, суд извещает уполномоченный орган о времени и месте судебного заседания в порядке, установленном АПК. Если уполномоченный орган не одобрил предъявление заявления (требования), суд должен оставить его без рассмотрения (п. 5 обзора).

Комментарии экспертов:

"Ранее встречалась практика, когда суды поступали с такими требованиями более жестко и отказывали в их удовлетворении, – говорит Олег Пермяков, старший юрист практики по разрешению споров Goltsblat BLP. – По нашему мнению такое толкование более мягкое, однако в целом сильно сковывает инициативу госорганов как самостоятельных участников гражданских правоотношений".

На практике данное положение об участии ФНС в деле о банкротстве как представителя РФ по денежным обязательствам, возникшим из госконтрактов, показало свою формальность и неэффективность, отмечает Марина Морозова, адвокат юргруппы "Яковлев и Партнеры". Налоговый орган порой не в курсе деталей и обстоятельств, при которых заключался и исполнялся контракт, в то время как это может иметь существенное значение для рассмотрения спора, поясняет она. "В деле о банкротстве № А69-16/2013 активную позицию по требованию ФНС о включении в реестр требований кредиторов занимал сам госорган, являющийся стороной контракта, – Росжелдор, его представители участвовали во всех инстанциях и активно отстаивали требование о включении в реестр, в то время как представители налогового органа занимали пассивную позицию наблюдателя", – приводит пример Морозова.

Когда административный штраф – текущее требование?

Акционерное общество в лице конкурсного управляющего оспорило в арбитраже постановление судебного пристава о возбуждении исполнительного производства в связи с привлечением должника к административной ответственности и назначением ему штрафа. Заявитель настаивал, что банкротство компании исключает возможность принудительного исполнения требования об уплате штрафа. Суд первой инстанции установил, что организация совершила правонарушение уже после возбуждения дела о банкротстве. В связи с этим суд пришел к выводу, что требование об уплате штрафа является текущим, и отказал в удовлетворении иска. Апелляция, с выводами которой согласился суд округа, отменила это решение. Она указала, что в законе о банкротстве нет положений, которые делят требования об уплате публично-правовых штрафов на текущие требования и те, что подлежат включению в реестр требований кредиторов. Значит, эти требования, независимо от момента совершения правонарушения и привлечения должника к ответственности, учитываются в реестре, а их принудительное исполнение (вне дела о банкротства) не допускается, решили суды.

Однако экономколлегия ВС отменила акты апелляционного и окружного судов и засилила решение первой инстанции. К числу обязательных платежей, помимо прочего, относятся административные штрафы, подчеркнул ВС. А, согласно ст. 5 закона о банкротстве, текущими платежами являются, в частности, обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом. Таким образом, в данном случае требование пристава является текущим и подлежит удовлетворению вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия такого заявления, решил ВС (п. 7 обзора).

Комментарий эксперта:

Выводы судебной коллегии по экономспорам о том, что штрафы, вынесенные после возбуждения дела о банкротстве, относятся к текущим платежам, вступают в прямое противоречие с разъяснениями в пункте 30 постановления Пленума ВАС от 22 июня 2006 года № 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве", отмечает адвокат "Яковлев и Партнеры" Марина Морозова. В этом пункте постановления разъясняется, что в силу п. 3 ст. 137 закона о банкротстве требования о взыскании штрафов за налоговые (административные) правонарушения учитываются отдельно в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди и удовлетворяются после погашения этих требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов. "В этой связи противоположные выводы судебной коллегии, относящие штрафы к текущим платежам, создали правовую неопределенность в данном вопросе", – считает Морозова.

Добросовестный менеджер в понимании ВС

После завершения расчетов с кредиторами в процедуре конкурсного производства уполномоченный орган обратился в арбитраж с заявлением о привлечении экс-руководителя должника к субсидиарной ответственности по его обязательствам. Заявитель указал, что по состоянию на 1 сентября 2015 года должник отвечал признакам недостаточности имущества из-за задолженности по оплате обязательных платежей, которая превышала размер активов должника. Ответчик признал наличие таких признаков, но добавил, что не был обязан обращаться в суд с заявлением должника о собственном банкротстве, так как вопрос о наличии налоговой недоимки не был очевидным. Более того, должник оспаривал решение ИФНС о ее взыскании. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск уполномоченного органа, указав, что по закону о банкротстве признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества носят объективный характер. 

Суд округа отменил оба акта и направил спор на пересмотр. Он согласился с объективным характером указанных признаков, но указал, что обязанность руководителя обратиться с заявлением должника возникает, "когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный менеджер должен был узнать о действительном возникновении признаков недостаточности имущества должника", в том числе по причине просрочки уплаты обязательных платежей (абз. 6 п. 1 ст. 9 закона о банкротстве). При этом довод ответчика о том, что вопрос о правомерности требований ИФНС об уплате недоимки не являлся очевидным, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении налогового законодательства, не получил какой-либо правовой оценки со стороны первой и апелляционной инстанций, указал суд округа. В другом деле уполномоченный орган заявил аналогичное требование, которое суды трех инстанций удовлетворили. Так, суды сочли, что директор должника должен был знать о наличии вмененной недоимки, поскольку отслеживание информации о состоянии расчетов с бюджетом по налогам входит в круг его обязанностей (п. 26 обзора).

Комментарии экспертов:

ВС конкретизировал критерии привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в случае, если последний своевременно не обратился в суд при наличии признаков неплатежеспособности юрлица, находящегося под его руководством, говорит адвокат Алексей Михальчик. В частности, суд согласился с выводами нижестоящих инстанций о том, что в случае, если даже руководителю и было известно о наличии требований налогового органа, удовлетворение которых привело бы к несостоятельности его компании, то оспаривание им таких требований в установленном порядке позволяет избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности за несвоевременные действия по банкротству. 

На первый взгляд этот пункт обзора посвящен достаточно узкому вопросу – привлечению гендиректора к субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности подать заявление должника о банкротстве, отмечает Роман Суслов, юрист адвокатского бюро КИАП. "Поведение директора будет оцениваться судом в контексте стандартов управленческой практики и обычаев делового оборота на соответствие критериям добросовестности и разумности, – продолжает эксперт. – Суд подчеркнул, что добросовестный директор обязан отслеживать признаки неплатежеспособности в отношении своего юрлица и контролировать объем просрочки уплаты обязательных платежей". Однако обозначенные критерии добросовестности могут потенциально использоваться судами при разрешении иных споров, в том числе налогового и корпоративного характера, добавляет Суслов.

Очередность обязательных и страховых платежей

"Порядок определения очередности погашения обязательных платежей и страховых взносов неоднократно менялся за последнее время, – напоминает Александр Вязовик, партнер, руководитель направления по банкротству юрфирмы VEGAS LEX. – В связи с этим интерес представляет п. 9 обзора, согласно которому начисленные должнику пени и штрафы за неперечисление в бюджет НДФЛ, удержанного при выплате доходов до возбуждения дела о банкротстве, учитываются отдельно в составе платежей третьей очереди". Такой подход обусловлен тем, что финансовые санкции за собственное нарушение должника как налогового агента подлежат учету исходя из общих правил об очередности удовлетворения обязательных платежей, добавляет Вязовик.

"Также в п. 14 обзора ВС определил новый порядок определения очередности погашения страховых платежей, – отмечает он. – Теперь, в отличие от ранее действовавшего подхода, требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, не являющиеся текущими, в соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 134 закона о банкротстве относятся ко второй очереди. Такая позиция ВС вызывает вопросы у советника, Saveliev, Batanov & Partners Радика Лотфуллина. "Непонятно, что изменилось в действующем законодательстве для того, чтобы нужно было отменить абз. 3 п. 41.1 постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 года № 60, который относил страховые взносы в третью очередь, и включить эти обязательные платежи в одну очередь с зарплатой. Полагаю, что это чисто политическое решение", – говорит Лотфуллин.

Доказательства в деле о банкротстве

Обращает на себя и п. 13 обзора, согласно которому материалы, полученные в ходе мероприятий налогового контроля, могут быть использованы в качестве доказательств в деле о банкротстве, продолжает Александр Вязовик из VEGAS LEX. "Данный пункт дает уполномоченному органу больше возможности влиять на включение того или иного кредитора в реестр требований. При использовании в рамках рассмотрения требования кредитора материалов налоговой проверки суду и сторонам необходимо будет убедиться в том, что на акт налоговой проверки не направлены возражения, а также что решение, вынесенное на основании акта налоговой проверки, не обжаловано налогоплательщиком во внесудебном или судебном порядке. В противном случае определение суда об отказе во включении в реестр требований кредиторов может быть вынесено неправомерно.

"Расширены права ФНС или, вернее сказать, окончательно закреплена возможность ссылаться на материалы налоговых проверок (как самого должника, так и иных лиц) при возражениях на поступившие требования сомнительных кредиторов, – добавляет Олег Пермяков из Goltsblat BLP. – Разъяснение фактически легализует очень мощный процессуальный инструмент (например, проверки проводятся с привлечением правоохранительных органов, ФНС имеет неограниченный доступ к банковской, бухгалтерской и иной информации) и, безусловно, отвечает правам и самого уполномоченного органа, и других добросовестных кредиторов".

Смена арбитражного управляющего

Положения п. 24 обзора предоставляют кредиторам при смене арбитражного управляющего возможность реализовать свое право по выбору СРО или кандидатуры управляющего в условиях ограниченного времени, подчеркивает Александр Вязовик. В установленный законом 10-дневный срок проведение собрания кредиторов не всегда возможно по объективным обстоятельствам: освобожденный (отстраненный) управляющий отказался провести собрание, и лицу, желающему созвать собрание, требуется дополнительное время для уведомления всех кредиторов и прочее. Ранее в таких ситуациях суды часто назначали управляющего, предложенного СРО, в которой состоит предыдущий управляющий. "Верховный суд абсолютного правильно указал, что при отстранении/освобождении арбитражного управляющего истечение 10-дневного срока для представления собранием кредиторов кандидатуры нового арбитражного управляющего не лишает кредиторов права созвать такое собрание и представить эту кандидатуру суду", – говорит Радик Лотфуллин из Saveliev, Batanov & Partners. 

Вязовик отмечает также разъяснения, связанные с правом пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего при переходе статуса заявителя к другому лицу (п. 27 обзора). "Заинтересованные лица нередко применяют положения ст. 313 ГК, чтобы "перехватить" инициативу при введении первой процедуры банкротства, – говорит он. – Они оплачивают задолженность кредитора-заявителя. Кроме того, эта задолженность может быть получена ими в результате цессии. Впоследствии такие лица заменяют предлагаемую кандидатуру арбитражного управляющего". ВС же указывает, что право на предоставление кандидатуры арбитражного управляющего не может перейти ко второму заявителю в указанных ситуациях, акцентирует внимание Вязовик. "Таким образом, ограничение в последующем выборе кандидатуры направлено на избежание злоупотребления правом со стороны лиц, желающих вступить в дело о банкротстве на стадии введения процедуры наблюдения, с единственной целью установления доминирующего положения в ходе процедур банкротства путем указания кандидатуры подконтрольного арбитражного управляющего", – подытоживает партнер VEGAS LEX.

ВС продолжает последовательно проводить тенденцию к расширению перечня требований, по которым возможно возбудить процедуру банкротства без их предварительного просуживания в общеисковом порядке, отмечает юрист компании "Хренов и партнеры" Сергей Морозов. Теперь к таким требованиям относятся не только требования кредитных организаций и задолженности по уплате налогов, но и требования по уплате должником различных страховых взносов. Во-вторых, продолжает эксперт, большое внимание в обзоре уделяется решению вопроса о разграничении текущих и реестровых обязательных платежей: в частности, ВС предложил определять момент их возникновения (а именно от него, по общему правилу, зависит отнесение требования к текущему или реестровому) с момента окончания отчетного периода. В-третьих, важным, по мнению Морозова, является разъяснение, касающееся применения в деле о банкротстве сроков на принудительное взыскание. "В  налоговом праве указанный срок, по сути, является аналогом исковой давности в частном праве, – говорит юрист. – А поскольку истечение сроков давности является основанием для отказа во включении требования в реестр кредиторов, ВС посчитал, что и истечение срока на принудительное взыскание также исключает включение его в реестр кредиторов должника".