Новости
12 июля 2017

Процессуальные вопросы в практике СКЭС Верховного суда

Процессуальные вопросы в практике СКЭС Верховного суда
Фото с сайта zakon.ru

Ведущий эксперт Центра развития современного права Дмитрий Морев в своей авторской колонке на сайте ЦРСП проанализировал практику экономической коллегии Верховного суда (СКЭС) по вопросам применения процессуального законодательства, на основе которой охарактеризовал общие подходы коллегии при рассмотрении споров.

Процедура рассмотрения спора имеет не меньшее значение для успешной защиты нарушенного права, чем материально-правовая позиция стороны и ее фактическое обоснование, пишет Морев. Поэтому СКЭС постоянно возвращается к спорным вопросам применения норм арбитражного процесса, которые являлись основными доводами кассационной инстанции в пользу отмены актов нижестоящих судов. Анализ практики экономколлегии показал, что две проблемы с момента основания СКЭС и до сих пор остаются актуальными для отечественного экономического правосудия: это обеспечение безусловного права на судебную защиту и оспаривание судебных актов, а также строгое соблюдение процессуального законодательства, в том числе в вопросах компетенции судебных инстанций. Дело не в том, что суды игнорируют практику, а в разнообразии ситуаций, которые вызывают сложности в применении сформированных правовых позиций ВС. "Действительно, двух абсолютно идентичных арбитражных споров (как и одинаковых отпечатков пальцев у людей) не бывает", – подчеркивает эксперт ЦРСП.

Вопросы компетенции судов кассационной инстанции

Например, впервые СКЭС обратилась к вопросу недопустимости выхода суда кассационной инстанции за пределы установленных ст. 286, 287 АПК полномочий в определении № 306-ЭС15-2370. Экономколлегия обратила внимание, что суд кассационной инстанции был не вправе проверять законность судебного акта в той части, которая не оспаривалась сторонами. А в определении № 305-КГ16-4920 СКЭС указала на неправомерность оценки кассационным судом правильности установленных нижестоящими судами обстоятельств и отметила, что эта инстанция не вправе отменять судебные акты по причине необходимости "иной оценки" представленных в материалы дела доказательств. "Таким образом, позиция Коллегии по вопросу компетенции судов кассационной инстанции достаточно жесткая и сводится к тому, что суды этого уровня не могут ставить под сомнение ни оценку доказательств, ни установленные обстоятельства, а также определять их приоритет или достаточность для выводов по делу", – делает вывод Морев.

Недопустимость ограничения права на оспаривание судебного акта в случае, когда нарушение срока подачи жалобы вызвано действиями (бездействиями) суда

Указал эксперт и на то, что экономколлегия не допускает ограничения права на оспаривание судебного акта, если жалоба была подана с нарушением сроков из-за действий (бездействия) суда. В подтверждение своих слов он приводит в пример судебную практику. Например, в определении № 305-ЭС15-1911 СКЭС сформулировала подход, который предполагает безусловное восстановление права на подачу жалобы в том случае, если просрочка лица, подающего жалобу, меньше просрочки суда, допустившего нарушение срока размещения судебного акта (составленного в полном объеме) в КАД, чем гарантирует заявителям право на восстановление срока и само апелляционное (кассационное) производство в случае, если суд нарушил сроки изготовления судебного акта в полном объеме и его размещения на соответствующем информационном ресурсе. "Это одно из первых решений СКЭС, которое поставило возможность восстановления сроков на совершение процессуального действия (подачу жалобы на судебный акт) в зависимость от соблюдения соответствующих сроков судом", – обращает внимание Морев. В определении № 302-ЭС16-14326 экономколлегия рассмотрела еще одну ситуацию, когда причиной пропуска установленного законом срока на подачу апелляционной жалобы стало нарушение процессуального срока судебной инстанцией: заявитель апелляционной жалобы подал ее своевременно, но вместе с ней направил ходатайство об отсрочке уплаты госпошлины. Суд вместо положенных пяти дней рассматривал указанное ходатайство 20 дней, отказал в его удовлетворении и вернул жалобу заявителю уже за пределами срока апелляционного оспаривания. Заявитель вновь обратился с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении срока на ее подачу, но получил отказ. СКЭС, отменяя акты по этому делу, сослалась на то, что пропуск заявителем срока на подачу апелляционной жалобы (при повторной ее подаче) был вызван процессуальными нарушениями самого суда, которые существенно превысили срок рассмотрения поступившей первой апелляционной жалобы и ходатайство об отсрочке госпошлины. "Приведенные Определения СКЭС последовательно формируют правовую позицию, предполагающую недопустимым отказ в праве на оспаривание судебного акта в связи с пропуском срока подачи соответствующей жалобы, если такая просрочка заявителя была вызвана действиями (бездействиями) самого суда – нарушением сроков совершения процессуальных действий. Иными словами, негативные последствия процессуальной небрежности судебных инстанций не могут быть возложены на лиц, участвующих в деле, и не должны ограничивать их процессуальные права", – объясняет Морев.

Обеспечение правовой определенности, непротиворечивости и исполнимости судебных актов

Также он обращает внимание на то, что значимое место в практике экономколлегии ВС при разрешении спорных вопросов применения процессуального права занимают дела, отдельные обстоятельства которых уже были предметом рассмотрения в рамках иных арбитражных производств. Правило "преюдиции" – освобождения от доказывания обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по другому делу, в котором участвовали те же лица, – хорошо известно и преимущественно правильно применяется судами (п. 2 ст. 69 АПК). "Однако процессуальная ситуация иногда осложняется специфическими условиями, которые могут вызвать некоторые затруднения у судов. Например, когда речь идет об обстоятельствах, ранее установленных в деле о банкротстве. Имеют ли такие обстоятельства силу преюдиции, то есть освобождаются ли от доказывания в иных арбитражных делах (не связанных с банкротством сторон и третьих лиц)?" – задается вопросом эксперт ЦРСП и тут же отвечает на него: – Да" (о чем говорится в определении № 305-ЭС16-19173). При вынесении решения судьи экономколлегии опираются на подходы ВАС (в частности, п. 28 Постановления Пленума № 35 от 22 июня 2012 года) и постановление Конституционного суда от 21 декабря 2011 года № 30-П.

Содержание судебного акта как отражение производства по делу и подтверждение соблюдения принципов равноправия сторон, состязательности и непосредственности судебного разбирательства

Помимо этого на практике возникает большое количество случаев, когда в рамках рассмотрения дела выясняется, что часть обстоятельств спора уже устанавливалась в рамках иного арбитражного производства, круг участников которого был иным. Формально в этой ситуации положения п. 2 ст. 69 АПК не работают, и обстоятельства дела должны устанавливаться вновь. Иной подход лишил бы участвующих в деле лиц их прав на представление доказательств, возражение против доводов другой стороны и вел бы к нарушению принципа состязательности арбитражного процесса. Однако игнорирование судом обстоятельств и выводов, к которым пришел другой арбитражный суд, рассматривая иное дело, может привести к противоречивости судебных актов, нарушению принципов правовой определенности и исполнимости решений судов. По мнению экономколлегии ВС, в таком случае судам следует учитывать обстоятельства, установленные судом ранее при рассмотрении иного дела, а в случае, если суд придет к другим выводам, – раскрыть соответствующие мотивы (определение № 307-ЭС15-19016). "Таким образом, СКЭС закрепила подход ВАС и ВС, в соответствии с которым вне зависимости от круга лиц, участвующих в данном деле, суд не вправе просто проигнорировать выводы по другому делу – он может прийти к иному заключению, но должен объяснить свои мотивы (п. 4 совместного Постановления Пленума ВС № 10 и ВАС № 22 от 22 июня 2012 года), – продолжает Морев. – СКЭС, как следует из приведенной выше практики, уделяет значительное внимание соблюдению процессуального института освобождения от доказывания (в случае преюдиции п. 2. ст. 69 АПК РФ), что обеспечивает соблюдение принципов процессуальной экономии и непротиворечивости судебных актов. Кроме того, Коллегия, опираясь на подходы ВАС и ВС, считает недопустимой ситуацию, когда суды без объяснения мотивов игнорируют выводы, сделанные в рамках иных арбитражных производств, что ведет к правовой неопределенности и может затруднить исполнение судебных актов", – добавляет эксперт ЦСРП. По его словам, ситуация, когда суд не отражает и не дает оценки доводам и доказательствам стороны спора, рассматривается судьями СКЭС как существенное процессуальное нарушение, являющееся основанием для отмены судебных актов (определение № 308-ЭС15-1607).

Подводя итог, Морев пишет, что практика СКЭС по вопросам применения процессуального законодательства позволяет прийти к нескольким полезным практическим выводам, характеризующим общие подходы СКЭС к применению процессуальных норм при рассмотрении арбитражных споров, а именно:

– исключительно важное значение экономколлегия ВС придает вопросу разграничения процессуальных полномочий между арбитражными судами разного уровня и недопустимости его нарушения, особенно кассационными судами, призванными пересматривать судебные акты, оценивая правильность применения норм права и только в пределах доводов кассационной жалобы;

– экономколлегия ВС считает, что право на оспаривание (апелляционное или кассационное) судебных актов не может зависеть от небрежности судебных инстанций, когда они не совершают в установленные законом сроки обязательных процессуальных действий (изготовления судебных актов в полном объеме, размещения их на информационных ресурсах);

– важное значение она придает ключевому институту арбитражного процесса – доказыванию.

Еще одной важной рекомендацией судам со стороны СКЭС в рамках обеспечения процедуры доказывания является необходимость отражения в мотивировочной части судебного акта оценки доводов и доказательств сторон, которые были представлены ими в рамках судебного разбирательства. "Особенно это касается доводов проигравшей стороны, которые традиционно подробно не раскрываются в судебных постановлениях, что вызывает сомнения в соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон", – заканчивает Морев.