Новости
26 сентября 2017

ВС решит, кто получит доход от аренды в банкротстве

ВС решит, кто получит доход от аренды в банкротстве

Банк спорит с конкурсным управляющим, как распределить доходы от сдачи в аренду заложенного имущества банкрота. Должны ли они поступить преимущественно банку как залоговому кредитору или их можно распределить по общим правилам закона о несостоятельности? Спор дошел до экономколлегии Верховного суда. 

Банки часто выдают коммерческие кредиты под залог недвижимости. Если заемщик не отдает долг, они имеют преимущественное право на доход от такого объекта (например, арендную плату). Эта норма, выгодная в основном банкам, вступила в силу с 1 июля 2014 года (п. 2 ст. 334 ГК). Действует ли она, если договор ипотеки был заключен до этой даты, а договор аренды после? Такой вопрос перед судами встал в банкротном деле «Торгового комплекса «Николаевский», который получил от Банка «Санкт-Петербург» 159-миллионный кредит под залог земли и здания в 2012 году. Деньги заемщик не выплатил и был признан несостоятельным.

А затем в деле о банкротстве А79-8466/2015 банк поспорил с конкурсным управляющим Сергеем Антипиным, кому достанутся доходы от аренды заложенного имущества – земельных участков и нежилого здания в Чебоксарах (договоры аренды были заключены в 2015–2016 году). Управляющий считал, что их следует распределять согласно общим банкротным правилам (ст. 134 Закона о банкротстве). Банк возражал, что деньги должны поступить преимущественно ему самому как залоговому кредитору и ссылался на п. 2 ст. 334 ГК. С такой точкой зрения согласились три инстанции, ведь норма ГК вступила в силу в 2014 году, а договоры аренды были заключены позже.

Но договор залога земли и здания банк заключил еще в 2012 году, а значит, норма 2014 года к этим отношениям не применяется, возразил конкурсный управляющий в своей жалобе в Верховный суд. Ее принял судья Денис Капкаев, который запланировал рассмотрение дела на 13 ноября. Ориентироваться надо в первую очередь на договор залога, ведь речь идет об отношениях залогодателя и залогодержателя, считает старший юрист Независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры» Дмитрий Печагин.

Эксперты надеются, что экономколлегия разъяснит и другие нюансы применения п. 2 ст. 344 ГК, ведь практика по этой статье толком не успела сложиться. Некоторые окружные суды и вовсе считают, что эта норма не применяется к банкротным отношениям, потому что для них есть специальные правила о несостоятельности, говорит руководитель коллегии адвокатов "Комиссаров и пантеры" Андрей Комиссаров. Так это или нет – в законодательстве нет однозначного ответа, поэтому нужно толкование Верховного суда, говорит он. Еще одно противоречие в законе о банкротстве и Гражданском кодексе нашел Печагин. Закон о банкротстве говорит о том, что требования залогодержателя удовлетворяются только после продажи предмета залога, а п. 2 ст. 334 ГК допускает это до продажи залога. Разъяснения ВС не помешали бы и тут, считает Печагин.