Новости
5 октября 2017

Мосгорсуд обобщил практику Президиума по уголовным делам

Мосгорсуд обобщил практику Президиума по уголовным делам

Московские районные суды назначали слишком суровые наказания и плохо мотивировали свои решения, а назначенные адвокаты бездействовали в делах, которые отобрал Московский городской суд. Представляем выдержки из Обзора судебной практики уголовной кассации.

Адвокаты по назначению бездействуют

Дорогомиловский районный суд осудил Валерия Тихонова* за причинение тяжкого телесного вреда, которое повлекло смерть, а также побои и угрозу убийством. Иванову назначили девять лет и три месяца в колонии строгого режима. Назначенный Тихонову адвокат (в обзоре не назван) не отстаивал позицию своего подзащитного. А в судебных прениях он произнес лишь одно предложение о том, что наказание считает чрезмерным и просит его уменьшить. При этом адвокат не вправе заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот её отрицает.



Адвокат по назначению не отстаивал интересы подзащитного и в судебных прениях произнес лишь одно предложение, что наказание считает чрезмерным и просит его уменьшить.



Мосгорсуд решение отменил и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе со стадии судебного разбирательства. 

Равнодушный адвокат по назначению достался и Роману Зубину*. Бутырский районный суд отменил условное осуждение и отправил его в колонию общего режима. Решение было принято в отсутствие Зубина, хотя у суда были документы, что тот проходит лечение в больнице. При наличии всех этих обстоятельств адвокат по назначению Дмитрий Князев занял пассивную позицию: он не отстаивал интересы Зубина, а "оставил вопрос на усмотрение суда". Суд же не стал проверять, в больнице ли Зубин или выписался. Он ограничился информацией от судебных приставов о том, что обвиняемого не было дома. В итоге Президиум постановление Бутырского райсуда отменил и направил материалы на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином судебном составе.

Пошли на смягчение: дети, амнистия и явка с повинной

Явка с повинной, малолетние дети на иждивении, амнистия предыдущей судимости – все это может повлиять на размер наказания, однако суды не всегда учитывают важные обстоятельства, как показал обзор. В феврале 2016 года ранее не судимый Артем Воронин* был приговорен Тимирязевским районным судом по п. «в» ст. 158 УК РФ (кража, совершенная в крупном размере) к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Единственным смягчающим обстоятельством суд признал явку с повинной. Беременная жена Воронина родила, когда апелляция рассматривала жалобу на приговор, но вторая инстанция этого не учла. Исправлять ошибку пришлось Президиуму, который смягчил наказание с двух лет до одного года и девяти месяцев.

В Таганском районном суде города Москвы Сергею Ромину* ошибочно учли судимость, которая была погашена в связи с амнистией. Согласно закону, погашение судимости аннулирует все правовые последствия, с ней связанные. Поэтому Мосгорсуд не стал ее учитывать, а также не стал отменять условное осуждение Ромина и в итоге смягчил наказание по совокупности приговоров до трех лет и шести месяцев с четырех лет.

В Перовский районный суд Иван Глазьев* явился с повинной, однако обе инстанции этот факт не учли и назначили ему восемь лет за убийство. Мосгорсуд учел смягчающие обстоятельства и сократил срок на полгода.

Не нашли отягчающие

Как показывают примеры из обзора, суд может признавать отягчающими те обстоятельства, которые ими не являются, или недостаточно мотивирует применение отягчающих обстоятельств. В итоге приговор может оказаться неоправданно жестким.

Так, Илью Сенчина* осудили в Кунцевском районном суде по ч. 1 ст. 162 УК РФ (разбой) на четыре года лишения свободы. При этом суд учел мнение потерпевшей, которая настаивала на строгом наказании, то есть фактически признал это обстоятельство отягчающим, что не предусмотрено ст. 63 УК РФ. Мосгорсуд смягчил наказание до трех лет и девяти месяцев.

Вопрос отягчающих обстоятельств возник и в деле Руслана Конюхова*, ранее судимого и осужденного по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 161 (грабеж) УК. Кузьминский районный суд, приговоривший его к трем годам колонии, счел алкогольное опьянение Конюхова отягчающим обстоятельством, однако не мотивировал свои выводы. В приговоре не объяснялось, как алкоголь повлиял на поведение преступника. Мосгорсуд исключил отягчающее обстоятельство и смягчил приговор до двух лет и шести месяцев в колонии особого режима.

Перестарались с наказанием

В обзор практики попало сразу несколько дел, где обвиняемым назначили слишком суровое наказание, а Мосгорсуд его смягчал. Необходимо устанавливать обстоятельства преступления и мотивировать применение наказаний, следует из обзора.

Хорошевский районный суд приговорил ранее судимого Федора Силина* к трем годам четырем месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима по ч. 2 ст. 228 УК (приобретение, хранение, изготовление и т. п. наркотиков в крупном размере). Во внимание Президиума попали слова в мотивировочной части приговора: «... в неустановленные следствием время и месте, у неустановленного следствием лица, незаконно приобрел без цели сбыта четыре пакетика с наркотическим средством». "Это не описание преступления, обстоятельства не установлены", – решил Мосгорсуд. Он исключил из обвинения признак «незаконное приобретение наркотического средства», а из срока вычел два месяца.

В Щербинском районном суде трех граждан осудили по ч. 3 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере), назначив сроки в исправительной колонии строгого режима от 7 до 9 лет. Помимо этого всем назначили штраф 100 000–300 000 руб. Суд при этом не объяснил, почему были наложены штрафы, хотя по смыслу ст. 60 УК РФ мера должна быть мотивирована. В итоге штрафные санкции Президиум отменил.

Преображенский районный суд и вовсе назначил Павлу Кучерко* срок больше, чем это возможно по кодексу. Его осудили за два преступления, связанные с наркотиками в крупном размере, и одно, связанное с незаконным приобретением или хранением огнестрельного оружия (какие-то из них – покушения). Совокупное наказание составило четыре с половиной года в колонии. Но согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ, Кучерко могли назначить лишь три с половиной года – это три четверти максимального срока за оконченное преступление. Ошибку исправил Президиум Мосгорсуда.

Нарушили УПК

Если выводы о вине основаны на показаниях потерпевшего и свидетелей, их обязательно нужно допросить в суде. Иначе приговор могут отменить. Так случилось с одним из дел в Мещанском районном суде, который разбирал дело подозреваемых в убийстве и хулиганстве. Обвинение строилось в том числе на показаниях потерпевших и свидетелей, но суд решил их не допрашивать. Сторона защиты не дала согласия на оглашение этих показаний. Это не помешало суду вынести обвинительный приговор. Но Президиум Мосгорсуда отметил, что первая инстанция обязана была допросить свидетелей и потерпевших, чтобы подозреваемые имели возможность оспорить их показания. Поэтому дело отправилось на пересмотр.

Еще одно дело оправили на пересмотр из-за ошибки. В Троицком райсуде осужденному вменялось совершение двух краж, но сведения о преступлении расходятся: произошло оно 25 или 26 июля. Противоречие признали технической ошибкой. Дело возвратили прокурору Троицкого АО для устранения препятствий его рассмотрения.

* имена и фамилии изменены редакцией