Новости
14 декабря 2017

Конституционный суд решит судьбу "серого" импорта в России

Конституционный суд решит судьбу "серого" импорта в России

Конституционный суд рассмотрел в открытом заседании жалобу ООО "ПАГ", которая закупила оригинальную бумагу марки SONY для аппаратов УЗИ, но столкнулась с иском о защите исключительных прав на товарный знак от японской корпорации.

Компания заключила госконтракт на поставку в медучреждение партии специальной бумаги SONY для аппарата УЗИ. Этот товар фирма приобрела у сторонней польской компании и ввезла в Россию. Груз не успел пройти таможенное оформление, так как товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области, который удовлетворил иск "Сони Корпорейшн" о защите исключительных прав на товарный знак SONY (дело № А21-7328/2014). Компании запретили ввоз, продажу и хранение указанных товаров. Также с фирмы было взыскано 100 000 руб. в качестве компенсации, а сам спорный товар конфисковали.

"ПАГ" обратился в Конституционный суд. В своей жалобе компания указывает: согласно положениям Гражданского кодекса товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак. Однако закупленная бумага – товар оригинальный, официально произведенный компанией SONY, а значит, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует. 

Заявитель также ссылается на нарушение конституционных принципов правовой определённости и справедливости, а также неприкосновенности частной собственности в связи с тем, что допускается применение одинаковых санкций как к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя, так и к оригинальным товарам, законно введенным в гражданский оборот другой страны правообладателем или его официальным дистрибьютером, но ввезенным в РФ иным импортером (параллельный, или "серый", импорт).

В заседании представитель "ПАГ" поддержал позицию, изложенную в жалобе. Он высказал мнение, что оспариваемые нормы гражданского кодекса в совокупности (п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п. 1, 2 и 4 ст. 1515) применились не с целью защиты исключительного права, а только для того, чтобы уничтожить товар, уже купленный когда-то у Sony в Японии. Тем самым, на его взгляд, компания вынуждает закупить товар у Sony уже в России по более высокой цене, еще и заплатив компенсацию. 

"Оспариваемые статьи подлежат очень широкому толкованию, а значит, они не соответствуют конституционным принципам правовой определенности и справедливости", – заявил он.

Татьяна Касаева, полпред Госдумы, напомнила: если товарный знак размещен на товаре самим правообладателем, то такой товар не может называться контрафактным. Она обратила внимание КС на противоречивую судебную практику по этому вопросу и попросила выявить конституционно-правовой смысл оспариваемых норм. 

Опасное заблуждение

Следом слово взял Михаил Кротов – представитель президента в Конституционном суде. По его мнению, правообладатель в спорной ситуации не имел полномочий препятствовать импорту товара. В противном случае речь идет об особом праве на импорт, которого законодательство ему не предоставляет. 

Он указал – суды неправомерно применили в деле заявителя ст. 1487 ГК об счерпании исключительного права на товарный знак. Трактовку этой статьи, как позволяющей приравнивать оригинальный товар к контрафактному, он назвал "опасным заблуждением". 

quotЮридический факт пересечения границы и ввоза на территорию России не может сделать товар контрафактным и повлечь прекращения права на него. Отсутствуют основания ставить знак равенства между товаром, который когда-то выпустил правообладатель, и контрафактом. Иное может создать предпосылки для установления правообладателем и его лицензиатами монополии, высоких цен, создание искуственного дефицита. 

Законодательство, по его мнению, применяется в сходных ситуациях не для защиты своих прав, а в других экономических целях – для продвижения своего товара, извлечения прибыли. Правоприменительная практика, считает Кротов, подлежит корректировке, а Конституционному суду следует разъяснить конституционно-правовой смысл оспариваемых норм.

Товарный знак как "гирька"

Полпред правительства Михаил Барщевский заявил, что это дело – о противостоянии российского малого предпринимательства и крупных транснациональных корпораций. Он поставил перед судом вопрос о санкцих в разрезе спорной ситуации – помогает ли она влиянию санкций или нейтрализует? И дал ответ сам: "Мне кажется, действия нашей таможни показывают, что западные санкции не нужны – мы сами себя задавим". 

Барщевский сравнил товарный знак с "гирькой" и задался вопросом, на что она навешена – на обязательство или на конкретный предмет? "Если на конкретный предмет, то когда товар был введен в оборот где бы то ни было – эта "гирька" снимается, дальше ее нет – товар "свободен", – пояснил он свою позицию. 

quotКонституция – это то, что о ней говорит Конституционный суд. Правовые позиции суда поддерживают современность основного закона. Сегодня – тот самый случай, когда у КС есть возможность и обязанность рассматривать его с точки зрения современных условий.

Михаил Барщевский

Мария Мельникова из Минюста была краткой. Она с улыбкой на лице сообщила суду, что после ярких выступлений двух Михаилов – Кротова и Барщевского -– ей остается только согласиться с их позицией. 


Конституционный суд примет решение по жалобе компании позднее, на закрытом совещании. Обычно это происходит в течение месяца после рассмотрения.