Новости
27 октября 2011, 23:04

ВС признал законной практику многократного истребования адвокатского ордера в учреждениях ФСИН

ВС признал законной практику многократного истребования адвокатского ордера в учреждениях ФСИН
В ярославском СИЗО "Коровники" у адвоката дважды потребовали ордер для посещения одного подзащитного

Верховный Суд РФ вынес определение по надзорной жалобе адвоката, который оспаривал решение нижестоящего суда, признавшего законными действия администрации одного из СИЗО Ярославля. Здесь у заявителя, приехавшего на встречу со своим доверителем-подследственным,  изъяли мобильный телефон, а при следующем визите повторно затребовали адвокатский ордер, подтверждающий его участие в деле в качестве защитника. Адвокат усмотрел в этом нарушение своих прав и прав своего подзащитного, подал в суд и проиграл. Рассматривая надзорную жалобу по делу, ВС не нашел нарушений закона ни в действиях сотрудников СИЗО, ни в решениях нижестоящих судов.

В сентябре 2010 года адвокат Артем Тимушев приехал в СИЗО №1 Ярославской области для встречи с подзащитным, который содержался в этом учреждении. На входе ему предложили сдать мобильный телефон, сославшись на ведомственные правила. Адвокат выразил несогласие с этим требованием, сославшись на решения Конституционного Суда и Верховного Суда РФ, признавших право адвокатов проносить мобильные телефоны, ноутбуки и другие подобные устройства на встречи с подзащитными в учреждениях ФСИН (позднее, в апреле 2011 года, этот запрет был закреплен законодательно в ст. 18 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"). Однако переубедить сотрудников СИЗО Тимушеву не удалось, и телефон у него на время посещения СИЗО изъяли.

Спустя неделю Тимушев приехал в то же СИЗО к тому же подзащитному, однако у него потребовали повторно предоставить адвокатский ордер. Обычно этот документ предоставляется следователю, ведущему дело, либо в учреждение ФСИН при его первом посещении адвокатом, в обоих случаях ордер изымается и прилагается к личному делу подследственного. Нужно отметить, что ордер – документ строгой отчетности, который выписывается руководством адвокатского образования. Поскольку Тимушев является учредителем собственного адвокатского кабинета, он смог на месте выписать ордер самому себе. Однако посчитал, что в обоих случаях налицо нарушение прав адвоката и его доверителя, и обратился в суд с иском о признании незаконными действий сотрудников ярославского СИЗО и возмещении морального вреда.

В январе 2011 года Фрунзенский райсуд Ярославля частично удовлетворил исковые требования Тимушева, признав незаконным изъятие у него мобильного телефона и присудив ему компенсацию морального вреда в размере 500 рублей (это было связано с возможным нарушением адвокатской тайны, ведь в памяти телефона хранилась конфиденциальная информация о его доверителях). В то же время суд признал законным повторное истребование у адвоката ордера в защиту того же лица в том же учреждении на той же стадии уголовного процесса.

Это решение было обжаловано обеими сторонами процесса – и было изменено Ярославским облсудом не в пользу адвоката. В июне 2011 года суд признал действия сотрудников СИЗО законными по обоим пунктам. Тимушев пытался оспорить это решение в президиуме Ярославского облсуда, но потерпел неудачу и обратился в Верховный Суд РФ с надзорной жалобой.

По мнению Тимушева, Ярославский облсуд вынес необоснованное решение как по истории с изъятым мобильным телефоном, так и по ситуации с повторным требованием ордера. Адвокат указал, что "запрет на мобильники и ноутбуки в СИЗО" был законодательно закреплен уже после его столкновения с ярославскими тюремщиками, а по положению на сентябрь 2010 года их требование сдать телефон было незаконным. Пункт 146 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, на который они ссылались, был признан недействующим решением Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г.

Кроме того, указал адвокат в своей жалобе, Конституционный Суд РФ по делу о проверке конституционности положений, содержащихся в ст. 47 и 51 УПК РСФСР и п. 15 ч. 2 ст. 16 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", в связи с жалобами граждан А.П. Голомидова, В.Г. Кислицына и И.В. Москвичева признал не соответствующим Конституции РФ положение п. 15 ч. 2 ст. 16 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (постановление от 25 октября 2001 г. № 14-П). В отмененном пункте закона, фактически, шла речь о допустимости регулирования конституционного права на помощь адвоката ведомственными нормативными актами, в частности это касалось запрета на пронос адвокатами телефонов и другой техники в СИЗО.

Хотя впоследствии в законе "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых" этот запрет снова появился, на момент происшествия в ярославском СИЗО он отсутствовал, указывал Тимушев. Следственно, решение суда, сославшегося на этот закон, должно быть отменено.

Что касается адвокатского ордера, то Тимушев утверждал, что УПК и закон "Об адвокатской деятельности" не предусматривают его многократное истребование. По мнению адвоката, п. 2 ст. 6 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", а так же ч. 4 ст. 49 УПК РФ "по своему смыслу и содержанию прямо предусматривают однократное предоставление ордера в защиту одного и того же лица в одном и том же государственном органе или учреждении на одной и той же стадии уголовного процесса".

Заметим, что в указанных пунктах законов говорится только о том, в каких случаях адвокат должен иметь ордер, но не указано, однократно он должен его предъявлять или нет. Видимо, поэтому Ярославский облсуд в своем решении, которое Тимушев цитирует в надзорной жалобе, пришел к выводу: "с учетом того обстоятельства, что количество свиданий защитника с подзащитным не ограничивается, а при допуске к свиданию ордер адвоката изымается сотрудниками СИЗО, соответственно, при следующем свидании адвокат должен представить новый ордер".

Адвокат полагает, что подобная практика ставит под угрозу право подзащитного на юридическую помощь. В учреждении ФСИН ордер изымается у адвоката и прикрепляется к "карточке" содержащегося под стражей и его личному делу, и администрация СИЗО всегда может с ним ознакомиться, пишет в жалобе Тимушев. В то же время новый ордер может выписать только руководитель адвокатского объединения. Получается, что если бы заявитель, который живет в столице, был членом коллегии адвокатов, то за повторным ордером ему бы пришлось возвращаться из Ярославля в Москву, а его свидание с подзащитным было бы сорвано.

Впрочем, надзорная жалоба адвоката не нашла поддержки в высшей инстанции, ее даже не приняли к рассмотрению Судебной коллегии по административным делам ВС. Судья Верховного Суда Валентин Пирожков 21 сентября 2011 года вынес определение (копия доступна здесь), в котором действия сотрудников ярославского СИЗО признаются законными и обоснованными, равно как и выводы Ярославского облсуда о законности неоднократного истребования адвокатского ордера. Заявителю было отказано в передаче его жалобы на рассмотрение Административной коллегии ВС. Сейчас Тимушев подал надзорную жалобу на это решение в Президиум ВС, пока неизвестно, принята ли она к рассмотрению или нет.

Это уже не первый случай, когда Тимушев обращается в ВС, отстаивая права адвокатов: мы уже рассказывали о его попытке оспорить действующий порядок оплаты труда адвокатов по назначению. Тимушев подсчитал, что нынешние госрасценки (от 298 руб. до 1193 руб. за день участия) позволяют платить назначенному защитнику меньше прожиточного минимума и даже меньше МРОТ. Впрочем, ВС не согласился с этими выкладками, а судья Пирожков, также участвовавший в рассмотрении дела, предложил адвокату обратиться в Конституционный Суд и доказать, что подобные правила нарушают его конституционное право на достойную оплату труда. Тимушев так и поступил — его жалоба была принята КС и сейчас ждет своей очереди на рассмотрение.