Новости
30 октября 2012

Мать осужденного на 12 лет требует, чтобы адвокат вернул ей гонорар и взятку

Мать осужденного на 12 лет требует, чтобы адвокат вернул ей гонорар и взятку
Фото Право.Ru

Москвичка Ольга Носикова пытается отобрать гонорар в 750 000 руб. у адвоката Евгения Митюшина, который защищал ее сына и за взятку для судьи якобы обещал добиться нестрогого наказания. Сына посадили на 12 лет, и Носикова осталась недовольна. Но возвращать деньги защитник не пожелал, заявив, что представлял интересы подсудимого безвозмездно и денег от клиентки не видел. В Адвокатской палате Московской области (АПМО) претензии к работе коллеги признали частично и даже вынесли ему предупреждение. И тогда Носикова ополчилась на саму палату, от которой теперь требует — пока безуспешно — заставить адвоката расплатиться с ней и лишить его статуса.

11 сентября 2009 года Ольга Носикова заключила соглашение с адвокатом филиала №1 Московской областной коллегии адвокатов Евгением Митюшиным об оказании юридической помощи ее сыну Константину Яковченко, фигуранту уголовного дела об убийстве и разбое. Согласно документу, Митюшин обязался представлять интересы сына Носиковой в следственном отделе по городскому округу Домодедово СУ Следственного комитета при прокуратуре в рамках предварительного следствия. Свою работу адвокат оценил в 200 000 руб.

"[Моему сыну] следователь порекомендовал Митюшина, — так Носикова объяснила "Право.Ru", почему обратилась именно к этому адвокату. - У Кости [после задержания] брали данные, он дал мой номер телефона и просил позвонить [мне]. Но вместо следователя о том, что задержали моего сына, мне позвонил Митюшин". По ее словам, адвокат сообщил ей следующее: "Я представляю интересы вашего сына, он был задержан, нам нужно встретиться". При встрече, рассказывает Носикова, Митюшин попросил за свои услуги 200 000 руб. Однако всей требуемой суммы у клиентки не оказалось, и тогда адвокат и клиент договорились о внесении 11 сентября 2009 года аванса в 50 000 руб., а остаток должен был поступить на расчетный счет коллегии до 17 сентября. Но не поступил — Носикова утверждает, что деньги Митюшину отдала в руки и получила от него расписку.

"Когда деньги привезла [адвокату в коллегию] <…> меня же всю трусило, я вся расстроенная. Он мне говорит: "Я вижу вам некогда по банкам ходить". <…> Мне отдавайте, у нас тут девушка сидит, <…> она отнесет в Сбербанк", — так Носикова объясняет, почему не стала самостоятельно переводить деньги на счет, как того требует договор.

Такой подход нисколько не смутил клиентку. Но на этом ее расходы не закончились. "Он с меня взял 300 000 руб., [за то, что] на суде будет присутствовать. <…> Уже без договора. Я машину сына продала", - рассказывает она. Носикова говорит, что доверяла защитнику. "Суд начался, он [Митюшин] мне говорит: "Я с судьей разговаривал, она просит $15 000, чтобы было все нормально, и даже [сына] освободят в зале суда", — цитирует Носикова Митюшина. — "Если мы не пойдем на уступки, я вам говорю как адвокат, то я не ручаюсь за последствия". В результате, передает свою версию Носикова, по родственникам удалось собрать только 290 000 руб. Деньги адвокат, по ее словам, взял прямо в здании суда, без всяких расписок и договоров, но предупредил, что "не знает, согласится она [судья] на это или нет". Передача денег проходила без написания расписок и заключения договоров. При этом рассмотрение дела, фигурантом которого был Яковченко, проходило с участием присяжных заседателей.

Клиентка разочаровалась в Митюшине в декабре 2010 года, после того как судья Мособлсуда Светлана Старцева вынесла приговор Константину Яковченко — 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима за убийство и разбой. Выходит, решила Носикова, адвокат все это время не работал, а халтурил. Он, утверждает клиентка, обещал ей, что "самое большое [наказание для ее сына] 3-4 года будет". Обратившись уже к другому адвокату Владимиру Данчу для составления кассационной жалобы, Носикова узнала, что Митюшин не явился в Домодедовский городской суд на заседание по избранию меры пресечения своему доверителю и не обжаловал решение суда, а затем проигнорировал и продление содержания под стражей подзащитному. Помимо этого Носикова обратила внимание на то, что Митюшин 10 сентября 2009 года подписал протокол проверки показаний с 10.30 до 18.00 на месте преступления якобы в присутствии сына Носиковой. Хотя, по ее данным, сын — Константин Яковченко — в тот день находился в прокуратуре с 12.40 до 16.00. Еще одна серьезная претензия Носиковой заключалась в том, что адвокат лишил ее сына возможности в полном объеме и без ограничения во времени ознакомиться с материалами всего уголовного дела. Дело в том, что, по ее словам, Митюшин подписал протокол ознакомления с материалами уголовного дела, хотя Яковченко на самом деле не успел их изучить.

Клиентка попросила Митюшина вернуть деньги, но встретила серьезный отпор. "Я вам столько всего сделал, а вы теперь хотите, чтобы это все бесплатно было, хотите от меня денег получить", — передает его ответ Носикова. По ее словам, защитник даже пригрозил взять с нее еще больше — через суд о взыскании денег по соглашению, поскольку "договор через Сбербанк не проведен, вы мне ничего не платили", а подпись в бумаге о приеме денег — поддельная. Впрочем, эта угроза, если она была, так и осталась угрозой.

После этого в апреле 2011 года Носикова и ее сын обратились в Адвокатскую палату Московской области. Они пожаловались, во-первых, на некачественную защиту, а во-вторых — на финансовую нечистоплотность адвоката Митюшина. По словам Носиковой, защитник не внес на расчетный счет адвокатского образования 200 000 руб., полученные от нее в сентябре 2009 года, а также 600 000 руб. за защиту сына в Московском областном суде, в которые входили и $9600 "на презент для судьи". Носикова отмечает, что последний гонорар защитник принял без составления соглашения и, как следствие, без зачисления денег на расчетный счет коллегии. В связи с этим она попросила АПМО обязать своего адвоката вернуть ей 750 000 руб. (150 000 из гонорара за соглашение от 11 сентября и 600 000 руб., переданных без соглашения).

Совет АПМО 22 июня 2011 года частично согласился с жалобой Носиковой. В адвокатской палате признали, что Митюшин действительно нарушил нормы профессиональной этики — уклонился от оказания юрпомощи при избрании подзащитному меры пресечения и продлении срока ареста, а также при оглашении приговора. В результате Совет АПМО все-таки вынес предупреждение Митюшину "за нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката".

Но финансовые претензии в АПМО рассматривать отказались и посоветовали Носиковой их оформить в виде иска непосредственно к Митюшину. "Дело в том, что согласно уставу Палаты Московской области, адвокат не отвечает по обязательствам адвокатской палаты, а она не отвечает по обязательствам адвоката", — объяснил "Право.Ru" член Совета АПМО Николай Большаков. Тем не менее, в ходе разбирательства на заседании квалификационной комиссии было установлено, что Митюшин защищал Яковченко по назначению, то есть бесплатно. Однако и тут не обошлось без подводных камней — защитник нарушил порядок предоставления таких услуг — выписал сам себе ордер на предоставление юруслуг в Мособлсуде, не только без соответствующего запроса следствия или суда, но и не являясь дежурным адвокатом по коллегии. Такое поведение также повлияло на назначенное взыскание защитнику и было отражено в заключении квалифкомиссии.

Пока рассматривалась жалоба, Митюшин настаивал на том, что оплата по соглашению от 11 сентября 2009 года не производилась и полтора года он работал бесплатно (в порядке ст. 51 УПК), а подпись на расписке о приеме 200 000 руб. — не его.

Решение АПМО — вынести Матюшину предупреждение — показалось Носиковой настолько мягким, что она действительно обратилась в суд с иском, но не к адвокату, а к палате. В своем иске она утверждала, что ее жалоба была рассмотрена не полностью, что Митюшин не отработал гонорар в 150 000 руб. на стадии предварительного следствия, а гонорар в 600 000 руб. вообще получил незаконно, и теперь АПМО должна обязать адвоката вернуть клиентке деньги и лишить его статуса.

В АПМО не согласны, будто жалобу Носиковой рассмотрели не полностью. "Все, что было в жалобе — все отражено в заключении комиссии", — говорит Большаков. А что касается "мягкости" решения квалификационной комиссии — ничего особо мягкого в нем не было, говорит член совета АПМО, поскольку это было первым грубым нарушением со стороны адвоката.

В результате в Лефортовском райсуде, где слушалось дело, Носикова поддержки не нашла. Судья Елена Васильева 7 июня 2012 года согласилась с аргументами АПМО и вновь напомнила истице, что она имеет право "обратиться в суд непосредственно к адвокату Митюшину" с требованием о взыскании денег в связи с невыполнением надлежащим образом или не в полном объеме взятых на себя обязательств по соглашению от 11 сентября 2009 года.

Носикова рассказала "Право.Ru", что недавно направила жалобу на решение Лефортовского суда в Мосгорсуд. Она уточнила, что сделала это так поздно, потому что решение райсуда получила на руки только спустя два месяца. А свое решение судиться с АПМО, а не с Митюшиным объяснила так: "С АПМО решу вопрос, <…> и потом уже на Митюшина буду подавать в суд". Адвокат Митюшин категорически отказался от комментариев по жалобе Носиковой.