Новости
31 октября 2012

Нотариусы увидели лазейки для мошенников в законе о реестре движимого имущества

Нотариусы увидели лазейки для мошенников в законе о реестре движимого имущества

Нотариусы остались недовольны принятым в октябре законом о создании в России реестра уведомлений о залоге движимого имущества. Они и поддерживают саму идею создания такого реестра, но текст документа получился "дырявый". Например, использование в статье о залоге термина "добросовестный приобретатель" не защитит покупателя подержанной машины от изъятия у него имущества по требованию банка-кредитора, считает московский нотариус Илья Радченко. К тому же нотариусы нашли в законе лазейки для мошенников и для компаний, которые захотят расправиться с конкурентами.

Сегодня на всероссийской конференции "Рынок движимого и недвижимого имущества — новые задачи нотариата" нотариусы, чиновники, юристы и эксперты обсуждали появление у нотариусов новой функции — регистрировать и вносить в единый реестр уведомления о залоге движимого имущества. Эта обязанность появится у них с 1 января 2014 года в соответствии с поправками в закон о нотариате (N 166-ФЗ "О внесении изменений в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате и отдельные законодательные акты Российской Федерации"). Документ предусматривает создание в России Единой информационной системы нотариата (ЕИСН), в которой помимо реестров завещаний, доверенностей и уведомлений об их отмене, а также открытии наследственных дел, будет и реестр уведомлений о залоге движимого имущества. Любой желающий через интернет или от нотариуса сможет получить информацию о регистрационном номере соответствующего уведомления, дату заключения и номер договора о залоге, установленную дату исполнения обязательства, описание предмета залога, а также информацию о залогодателе — название для юрлиц и имя для физлиц.

С основным рассказом о плюсах и минусах поправок выступил московский нотариус Илья Радченко. "Достоинства [документа] будут проявляться еще долгое время. Для граждан и юридических лиц это будет большое подспорье в защите их прав", — заявил он. И подробно остановился на тех проблемах, которые призван решить создаваемый реестр. Первая — это проблема изъятия у приобретателя его имущества. "На сегодняшний день человек может купить автомобиль, не будучи поставленным в известность о том, что автомобиль находится в залоге, — объяснил он. — Банк накладывает взыскание на такое имущество, и действующее законодательство никак не защищает гражданина и организацию от такой ситуации". По его словам, теперь граждане смогут заранее узнать о наличии такого залога. Правда, Радченко признал, что реестр носит исключительно информационный характер. "То есть никто не гарантирует, что все залоги, внесенные в реестр залогов, действительные", - оговорился он, но в таком случае покупатель сможет потребовать от продавца, залогодателя каким-то образом подтвердить достоверность этой информации.

Рассказал нотариус и еще об одном средстве защиты для покупателей подержанных автомобилей — если данных о заложенном автомобиле в реестре не окажется, то у его нового собственника машину изъять уже будет невозможно. Эта новелла о добросовестном приобретателе вступит в силу только с 10 января 2015 года. Однако уже сейчас Радченко нашел причину ее покритиковать. По его мнению, использование в статье о залоге термина "добросовестный приобретатель" не защитит покупателя от изъятия у него имущества, потому что этот термин имеет отношение к защите от собственника, то есть к случаям, когда имущество возвращается прежнему владельцу, например, из-за незаконности сделки. "Но она [предложенная формулировка] не защищает от взыскания в порядке обращения взыскания на заложенное имущество, потому что по нормам нашего ГК, залог переходит к новому собственнику имущества", — уточнил он. Надо напрямую написать, что не допускается обращение взыскания на имущество, если приобретатель не знал и не мог знать о наличии залога, пояснил он.

Чуть позже член экспертного совета Комитета по вопросам собственности Госдумы Всеволод Сазонов, сославшись на невысокую юридическую грамотность россиян, высказал мнение, что на нотариусов будет возложена в некотором смысле просветительская функция до тех пор, пока покупателей не обяжут предоставлять документ из единого реестра, что оно не находится в залоге. "Нотариус должен объяснить гражданам, что есть такой реестр. Но какой объем граждан будет уведомлен об этом — 5%,10%, 15%? И что делать с остальными, которые не знают о наличии системы?" — задал вопрос Сазонов.

Вторая проблема, которую решает закон, рассказал Радченко, это неизвещение залогодержателей о наличии предыдущего залога на объект движимого имущества. "И [сейчас] бывает, естественно, отчуждение заложенного имущества без решения банка, без его уведомления", — сказал нотариус, а этот реестр позволит избежать подобных ситуаций ущемления прав залогодержателей. С 2015 года будет действовать правило, согласно которому приоритетом будет обладать тот последующий залог, сведения о котором внесены в реестр, а не тот, информации о котором в нем нет.

Но и тут Радченко нашел повод для критики. "Урегулирован порядок обращения взыскания по последующим залогам, однако при этом совершенно забыли о соотношении последующего и первоначального залога [если один из них не зарегистрирован в реестре], — удивился он. — Должно быть установлено, что приоритет залога  полностью определяется тем, внесен он в реестр или нет".

Кроме того, увидел Радченко в тексте закона и лазейки для мошенников и для компаний, которые захотят подпортить кредитную историю и репутацию своих конкурентов. Дело в том, что, согласно закону, залогодержатель может внести в реестр сведения о залоге без согласия залогодателя. По мнению московского нотариуса, "это несколько противоречит международной практике", по которой вносить изменения в реестр о возникновении залога должен залогодатель. Радченко пояснил, что банкам, конечно, нет смысла подавать в реестр сведения о ложном залоге, но залогодержателями могут быть и компании, которые могут пожелать затруднить бизнес своим врагам. "Они могут <…>, например, получить электронную подпись и, используя ее, создать фиктивные залоги в реестре. Убрать такие залоги можно будет только через суд", — объяснил Радченко.

Есть, по его словам, еще одна лазейка для мошенников — для удаления записи о залоге залогодатель может просто сообщить нотариусу о якобы ликвидации залогодержателя как юрлица, и тогда данные в реестре должны быть изменены. "Но поскольку на нотариуса не возложена проверка никаких фактов, то можно голословно заявить, что залогодержатель ликвидировался, и подать такое уведомление о прекращении залога, — заметил Радченко и добавил, — Все-таки мне кажется, что кое-какие обязанности по проверке документов на нотариуса надо возложить". Он напомнил, что в Словакии требования об удалении информации о залоге из реестра может подать залогодержатель либо залогодатель, но последний должен принести подтверждающий документ от залогодержателя.

Кроме того, Радченко раскритиковал и слишком большой объем данных, которые требуется предоставлять нотариусу. "На данный момент у нас буквально перечисляется все о залогодателе и залогодержателе. При том, что эти сведения потом никому не выдаются", — возмутился он. По его словам, нет особого смысла вносить в реестр всякого рода сведения типа места рождения, СНИЛС (страховой номер индивидуального лицевого счета). "Это, на мой взгляд, противоречит закону "О персональных данных", где написано, что всякие сведения должны истребоваться только в том случае, если они нужны", — добавил он. 

В заключение Радченко остановился на болезненой теме — нотариальные тарифы. Законодатели сочли, напомнил он, что нотариусам достаточно 300 руб. за регистрацию уведомлений залогов движимого имущества и 100 руб. за выписку о них. "Если 100 руб. за выдачу выписки не так принципиально, то 300 руб. — это смехотворная сумма, — высказался Радченко, — это в 4-5 раз меньше, чем в действительности потребуется". При этом он выразил надежду на то, что за год нотариату с помощью законодателей удасться исправить недочеты в тексте закона.

Заметное оживление в зале вызвали слова члена правления нотариальной палаты Словацкой республики Катарины Валовой о том, что стоимость аналогичных услуг в Словакии гораздо выше. Там размер пошлины складывается из двух частей: оплата расходов и вознаграждение. "Вознаграждение нотариуса зависит от стоимости заложенного имущества и составляет не менее 33 евро, но не более 182 евро. К этой сумме прибавляется стоимость за пользование центральной информационной системой — 15 евро плюс 20% НДС", — сказала Валова.