Новости
8 ноября 2012

ВАС расскажет, как оценивать экспертизу

ВАС расскажет, как оценивать экспертизу

Президиуму ВАС предстоит рассмотреть дело, связанное с банкротством "Добринского сахарного завода". Один из кредиторов решил включить в реестр требований 7,44 млрд руб., обосновав их как доход, полученный заводом от незаконного владения имуществом заявителя. В результате суды, опираясь на экспертизу и другие обстоятельства дела, требование частично удовлетворили. Однако, изучая дело, тройка судей ВАС засомневалась в экспертизе.

В начале 2011 года ОАО "Добринский сахарный завод" подал заявление о признании его несостоятельным, и вскоре была введена процедура наблюдения (дело № А36-5059/2010). В рамках банкротства ООО "Новая сахарная компания" потребовала включить в реестр требований кредиторов 7,44 млрд руб. дохода, полученного заводом за период с 11 апреля 2008 года по 30 апреля 2011 года от фактического владения имуществом компании. Как указывал заявитель, в апреле 2008 года вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы (дело№ А40-3823/08-91-22) был удовлетворен иск сахарной компании о признании права собственности на часть оборудования завода (всего 1019 наименований), это имущество истребовано из незаконного владения завода.

Впоследствии специалист (инженер-технолог сахаристых веществ) подготовил отчет, по которому выходило, что часть спорного имущества находится на хранении, а часть смонтирована и эксплуатируется заводом, поэтому его демонтаж затруднителен. В том числе из-за "крайней ограниченности отраженных в судебном решении индивидуализирующих признаков имущества, отсутствия технической документации". В феврале 2010 года по заявлению сахарной компании был изменен способ исполнения решения суда – с завода была взыскана стоимость истребованного имущества в размере 362,2 млн руб. Также в рамках дела сахарная компания заменена на правопреемника – компанию "Endorsia limited".

Определением Арбитражного суда Липецкой области в удовлетворении заявления о включении в реестр 7,44 млрд руб. было отказано, однако постановлениями Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда (от 9 апреля 2012 года) и Федерального арбитражного суда Центрального округа (от 4 июля 2012 года) требование сахарной компании признано обоснованным частично – в размере 2,2 млрд руб. и включено в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь. Принимая решение, суд первой инстанции "признал его [кредитора] требование необоснованным за недоказанностью", "указал на принципиальную невозможность взыскания дохода за период после изменения способа исполнения судебного решения о виндикации". В свою очередь, суд апелляционной инстанции провел по делу экспертизу и счел, что "доход, который завод должен был извлечь от фактического владения имуществом сахарной компании за период с 17 июня 2008 года по 24 февраля 2010 года (дата вынесения решения об изменении способа исполнения решения суда)  составил 2,1 млрд руб. и признал требование кредитора в этой части обоснованным. Суд кассационной инстанции с такими выводами согласился.

Один из кредиторов завода ООО "СДС" решил опротестовать решение и обратился в надзорную инстанцию. Коллегия судей Высшего арбитражного суда, в руки которых попало дело (Иван Разумов, Нина Иванникова и Рустем Мифтахутдинов) пришла к выводу, что дело необходимо рассмотреть на заседании президиума. Особое внимание тройка уделила проведенной экспертизе, в которой должны были быть разрешены следующие вопросы: "каков размер дохода, фактически полученного заводом от использования оборудования сахарной компании за указанные апелляционным судом периоды времени, а также дохода, который завод должен был получить от использования того же оборудования, в частности, за период с 17 июня 2008 года по 24 февраля 2010 года". Эксперты не смогли определить величину фактически полученного заводом дохода, однако дали оценку дохода "который завод должен был получить от использования чужого имущества стоимостью 362,2 млн руб. за один год восемь месяцев и семь дней (обозначенный судами период) составил 2,2 млрд руб.". Как констатировали судьи "эксперты не могли самостоятельно идентифицировать ранее виндицированное имущество как то или иное конкретное оборудование", — добавив, что "определить же доход, обычно получаемый в результате использования абстрактного имущества для производства сахара, не располагая его конкретными признаками, в принципе невозможно". По мнению коллегии, "экспертам следовало указать на это и составить мотивированное сообщение о невозможности дачи заключения по сформулированным судом апелляционной инстанции вопросам", но вместо этого они "построили свои выводы на гипотезе о том, что весь доход завода формируется исключительно от использования имущества сахарной компании". Тройка выразила свою позицию и по другому вопросу: "суды верно указали на то, что сахарная компания утратила право на получение дохода за период после замены способа исполнения решения суда о виндикации". Вопрос о назначении комплексной экспертизы не ставился.

Изучивший по просьбе Право.Ru определение тройки управляющий партнер "Альянс/Тесситоре, Кузнецов и Петрова" Олег Кузнецов в целом с позицией судей согласился: "представленная судам экспертиза не отвечает в действительности на поставленные перед ней вопросы с полной определенностью. Иными словами, она не представляет четкие вопросы в отношении причинно-следственных связей, необходимых для правильного решения данного дела, предлагая взамен лишь выводы, основанные на вероятностях". По его мнению, оспариваемые решения будут отменены, но, тем не менее, эксперт заинтересовался доводами окончательного решения по делу: "поскольку суды сами не вправе истребовать доказательства и руководствуясь принципом состязательности сторон должны лишь содействовать сторонам в их получении, нельзя говорить о том, что суды должны были назначить комплексную экспертизу. Этого должна была просить одна из сторон. А отсутствие такого ходатайства (во всяком случае — по содержанию комментируемого определения ВАС) очевидно".