Мнения
Юрий Пилипенко, президент Федеральной палаты адвокатов, член президиума АЮР
4 июня 2018, 20:19

"Законодатель отреагировал на сложившиеся обстоятельства поправками в закон об адвокатуре"

"Законодатель отреагировал на сложившиеся обстоятельства поправками в закон об адвокатуре"
Юрий Пилипенко, президент Федеральной палаты адвокатов, член президиума АЮР

– Юрий Сергеевич, 21 мая на рассмотрение комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству был направлен законопроект, который касается Закона об адвокатуре (см. "Курс на гонорар успеха: за что будут платить адвокатам"). Скажите, его обсуждали с ФПА?

– Да, представители ФПА были вовлечены в его обсуждение, и вовлечение было существенным. Хотя и не настолько, чтобы все наши пожелания и предложения были учтены. Не хочу уточнять, но несколько поправок я бы сформулировал иначе. В то же время ряд наших предложений принят во внимание авторами. Например, самая "цифровая" поправка – об увеличении числа членов Совета ФПА до 33 человек. Это не только дань произведению А. С. Пушкина, но и желание вовлечь в работу коллегиального органа ФПА большее количество неравнодушных к общему делу коллег. Но проект еще будет обсуждаться, и я не исключаю острой дискуссии. Единомыслие нам не грозит. 

– Одна из целей законопроекта – разрешить адвокатам приостанавливать статус по их личному заявлению. Как будет приниматься решение о приостановке статуса: автоматически или индивидуально по каждому заявлению?

– Любое заявление предполагает его рассмотрение, и по каждому заявлению будет необходимо решение совета региональной палаты. Поправка, которая разрешает приостанавливать статус по личному заявлению, – наше предложение. Существующие основания являются недостаточными, и на практике приходится иногда заниматься "изобретательством". Если законопроект примут, эта проблема будет снята. Следует особо подчеркнуть, что проект предусматривает распространение действия нашего Кодекса профессиональной этики в том числе и на коллег с приостановленным статусом.

– По данным ФПА, 39,4% действующих защитников имеют стаж больше пяти лет. Желание "омолодить" членов корпорации и стало причиной отказа от обязательного пятилетнего стажа для учреждения коллегии?

– Авторы законопроекта предлагают снять это ограничение прежде всего для того, чтобы облегчить переход в адвокатуру тех групп юристов, которые уже сейчас являются брэндовыми коллективами, зарекомендовавшими себя на рынке. Например, стаж в юридической профессии у них может быть свыше 10 лет, но в адвокатуре им будет невозможно собраться вместе в коллегию или бюро из-за имеющихся ограничений. К омоложению это имеет опосредованное отношение. Тем более что в других странах возрастные характеристики адвокатов схожи с нашими.

– На практике, как правило, единоличным исполнительным органом адвокатского образования является один человек, он же управляет организацией, отчитывается перед налоговой, работает с контрагентами и нанимает персонал. Возможно, требование относительно двух участников тоже стоит изменить?

– Если и менять, то в сторону увеличения. Но сегодня, на наш взгляд, этого не требуется.

– Законопроект предусматривает введение "гонорара успеха", что вызвало множество споров. Что можно возразить его противникам, которые ссылаются на п. 2 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката (запрет обещать доверителю положительный результат выполнения поручения)?

– Споры для нас – как воздух, и в этом новости нет. Мы и не станем обещать положительный результат, раз Кодекс этого не позволяет. Мы будем определять такой результат как условие выплаты дополнительного или единственного вознаграждения – «гонорара успеха», если законом нам разрешат устанавливать правила его использования.

– Некоторые адвокаты отмечают, что, соглашаясь на "гонорар успеха", они берут на себя риск неполучения части денег за ту юридическую помощь, которую в любом случае окажут доверителю (и потратят на нее время и силы). Как быть в таком случае?

– Свободу договора никто не отменял. Адвокат вправе будет, я надеюсь, применять комбинированный подход к определению вознаграждения.

– Согласно законопроекту, адвокат, имеющий стаж адвокатской деятельности менее пяти лет, вправе изменить членство в адвокатской палате только на основании решения совета адвокатской палаты, предварительно согласованного с ФПА. Такая норма затруднит переход молодых защитников из одной адвокатской палаты в другую. Вы приветствуете указанную норму или нет?

– Дело не в том, приветствую я ее или нет, а в том, что существует проблема "миграции" адвокатов. Особенно она распространена среди тех, кто сдаёт экзамены в регионах, где требования к претендентам – ниже средних, и затем через пару месяцев переходит туда, где живет постоянно. Эта проблема требует решения. К тому же переход не запрещается, если он продиктован реальными жизненными обстоятельствами. Реальной, а не фэйковой сменой жительства. Были и иные предложения, более радикальные, но сегодня они чрезмерны. 

– Сейчас многие адвокаты "ездят за статусом" в другие регионы. Основные причины этого – слишком высокие вступительные взносы и большие очереди из претендентов. Если законопроект будет принят, такая практика станет невозможной. Как быть лицам, которые не могут позволить себе заплатить членский взнос в своем регионе (например, в Ханты-Мансийском АО он составляет 250 000 руб., в то время как в Москве – 22 000 руб.) или у которых нет достаточно времени для того, чтобы встать в очередь на сдачу адвокатского экзамена? 

– Никто из Ханты-Мансийска сдавать экзамены в Москву не ездит. Скорее, наоборот. Хотя на практике это иные регионы, называть которые я не считаю возможным по соображениям этики.

– Как вы относитесь к указанному законопроекту? 

– Как я уже сказал выше, некоторые положения я бы сформулировал иначе. Но то, что они являются отражением объективных обстоятельств, требующих реагирования, в том числе и законодательного, для меня очевидно.