Актуальные темы
27 января 2014, 14:41

Практикующих юристов можно объединить в адвокатуре за два года

Практикующих юристов можно объединить в адвокатуре за два года

Рынку юридических услуг и адвокатуре проект госпрограммы "Юстиция" обещает серьезную реформу. Юристов объединят в одну корпорацию, а в ряде сегментов введут адвокатскую монополию. Первый вице-президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко в интервью "Право.Ru" рассуждает о плюсах и минусах проекта госпрограммы и отстаивает идею монополии адвокатов на судебное представительство. 

- Как вы оцениваете проект госпрограммы "Юстиция" в части, касающейся адвокатуры? С какими положениями согласны, с какими нет?

- Прежде всего, хотел бы отметить, что Федеральная палата адвокатов отдает должное министерству юстиции, подготовившему госпрограмму "Юстиция", и высоко оценивает эту работу. Ее результатом является документ, содержащий подробный план действий, реализация которого позволит значительно улучшить ситуацию с защитой публичных интересов, прав и законных интересов граждан и организаций в нашей стране.

Из текста программы [также] следует, что нынешней адвокатуре минюст дал неудовлетворительную оценку, но она не во всем справедлива. Например,  смыслу документа, к адвокатам в настоящее время не предъявляются реальные требования в отношении квалификации, необходимо провести в адвокатском сообществе "чистку рядов". Это, на мой взгляд, не вполне отвечает существующему положению дел, так как, во-первых, действует институт постоянного периодического повышения квалификации адвокатов. Каждый адвокат обязан проходить обучение в соответствии с Единой методикой повышения квалификации, принятой Советом ФПА. Неисполнение этой обязанности рассматривается как серьезное дисциплинарное нарушение, за которое к адвокату может быть применена самая строгая мера дисциплинарной ответственности – лишение статуса.

Во-вторых, весьма эффективно работает механизм самоочищения корпорации. За 11 лет ее существования [в нынешнем виде] более 5000 адвокатов были лишены статуса за нарушение профессиональных обязанностей. Сейчас у нас около 70 000 адвокатов, и если сопоставить эти данные с общедоступной статистикой о том, что происходит в судейском сообществе, в органах следствия и прокуратуры, мы поймем, что такого масштаба самоочищения, как у нас, нет больше нигде.

Но, безусловно, институт адвокатуры необходимо развивать и совершенствовать, и в данном случае гораздо большее значение имеет не оценка вчерашних наших достижений либо, наоборот, недоработок, а то, какие цели определяет госпрограмма и какими средствами они будут достигаться. В связи с этим должен заметить, что правильнее было бы, на мой взгляд, говорить не о реформировании института адвокатуры, как указано в соответствующем разделе программы "Юстиция", а о реформировании сферы оказания квалифицированной юридической помощи в целом. Основания для такого вывода дает, прежде всего, сам текст документа, где среди задач программы на первое место ставится упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи.

Совершенствование адвокатуры невозможно без урегулирования этой сферы, о чем свидетельствует, в частности, такой пример, приведенный в тексте программы: в настоящее время даже лишение адвокатского статуса далеко не всегда дает должный эффект, потому что недобросовестный юрист, исключенный из рядов адвокатуры, может беспрепятственно продолжать практику. Я безусловно одобряю и поддерживаю сформулированное в программе направление государственной политики в сфере адвокатуры – создание в нашей стране конкурентоспособной адвокатуры, состоящей из юристов, обладающих высоким уровнем квалификации и следующих строгим принципам профессиональной этики. [Но] уверен, что такая задача может быть решена только вместе с наведением порядка в сфере оказания квалифицированной юридической помощи. 

- Учитывались ли предложения ФПА при разработке документа?

- Да, мы были приглашены к обсуждению и направили в Минюст наши предложения с просьбой учесть их при подготовке программы "Юстиция". Некоторые из них действительно были учтены, и мы удовлетворены тем обстоятельством, что Министерство юстиции прислушивается к мнению Федеральной палаты адвокатов.

- В проекте идет речь о предоставлении адвокатуре таких процессуальных преимуществ, которые сделают ее предпочтительной, а в некоторых случаях единственной формой предоставления юридической помощи. Есть ли уже сейчас понимание того, какие услуги смогут оказывать исключительно адвокаты?

- Речь идет об адвокатской монополии на судебное представительство. Мы о ней говорим уже 10 лет и не понимаем, почему она до сих пор не введена, почему государство соглашается с тем, что интересы граждан и организаций в судебных инстанциях представляют зачастую абсолютно неподготовленные люди – без образования (не то что юридического, а какого бы то ни было высшего образования), даже лица с непогашенными судимостями. Представляется, что давно уже пора стать в этом смысле цивилизованной страной и допускать к судебному представительству только тех людей, которые соответствуют определенным требованиям.

- Поддерживаете ли вы предложение Минюста о том, что право оказывать юрпомощь в России будет только у имеющих юридическое образование. При этом все юристы должны состоять в одном профессиональном сообществе, действовать на основании единого законодательства и подчиняться нормам профессиональной этики. 

- Эти требования вполне здравые, разумные, хотя, может быть, и недостаточные. Возможно, стоило бы предложить и другие критерии, например обязательство постоянно повышать свою квалификацию.

На сегодняшний день уже существует организация, где приняты такие требования, и есть люди, соответствующие этим требованиям, – это адвокатура и адвокаты. Причем требований к адвокатам сейчас больше, чем предусмотрено программой "Юстиция" в отношении юристов, которые будут входить в единое профессиональное сообщество.

- Сколько времени может потребоваться для объединения? Как оно будет происходить: юристов будут экзаменовать, как адвокатов, или им будет достаточно соответствовать определенным критериям?

- На то, чтобы объединить на основе адвокатуры всех практикующих юристов, потребуется несколько лет, возможно, это займет года два. Мы не первая страна, которая проходит через это, поэтому нам есть у кого поучиться. Например, Франция лет десять назад завершила объединение профессии, и замечательный опыт французских коллег мог бы нам пригодиться.

Но есть и отрицательный опыт: в Польше в 1982 году, согласно законам об адвокатуре и о юрисконсультах, представители профессии были разделены на два лагеря: последние, которые раньше могли работать только в штате предприятий, получили право наряду с адвокатами вести частную практику. Это было сделано с целью уменьшить политическую и общественную значимость адвокатуры. 

Уголовными делами в Польше занимаются в основном адвокаты (хотя юрисконсульты с 2010 года могут выступать в качестве защитников в уголовном процессе), а юридическим обслуживанием предприятий – юрисконсульты. Они, как и адвокаты, объединены в самоуправляемую организацию. Обе организации слабы, не могут обеспечить достаточное качество юридической помощи и не пользуются общественным доверием, но попытка объединиться на основе адвокатуры не удалась.

Что касается конкретного механизма объединения профессии в нашей стране, то мы неоднократно обсуждали этот вопрос с представителями юридического консалтинга и считаем, что все те, кто отвечает определенным квалификационным требованиям (прежде всего, имеет высшее юридическое образование и стаж юридической практики), должны быть приняты в единую профессиональную корпорацию без экзаменов. 

- Какими должны быть органы самоуправления обновленного профессионального сообщества, чтобы их решения выполнялись?

- Органы самоуправления должны быть наделены соответствующей компетенцией и состоять из авторитетных представителей профессии. Даже в современных условиях, когда компетенция Федеральной палаты адвокатов не столь широка, как, возможно, хотелось бы, у нас нет проблем с выполнением решений Совета ФПА. Представляется, что не будет их и в дальнейшем. Но, может быть, закон об адвокатской деятельности либо об объединении профессии должен предусмотреть несколько иное регулирование – более жесткое, более конкретное, предоставляющее больше полномочий органам самоуправления.

- Оппоненты реформы утверждают, что ее результатом станет увеличение стоимости юридических услуг…

- Автоматически стоимость не повысится. Прямой связи между созданием единой корпорации юристов-профессионалов и увеличением стоимости их услуг нет. Дело в том, что в сфере оказания юридической помощи останется примерно то же количество людей, какое есть на сегодняшний день. Оно лишь незначительно уменьшится за счет тех, кто не соответствует квалификационным требованиям (не получил высшее юридическое образование, имеет непогашенную судимость, злоупотребляет доверием граждан). Среди тех, кто не состоит в адвокатуре, таких людей не очень много, поэтому причин для увеличения стоимости услуг не появится.

При этом если мы рассматриваем адвокатуру как институт, который послужит основой для объединения, то должны помнить, что большей конкуренции, чем в адвокатуре, нет ни в одной профессии. Хотя адвокатура – это корпорация, самоуправляемая организация, но каждый адвокат оказывает юридическую помощь от своего имени, на свой страх и риск. Он абсолютно самостоятелен во всем, в том числе в вопросах ценообразования. Хотел бы специально отметить, что имеющиеся в ряде российских регионов решения советов адвокатских палат относительно тарифов на оказание тех или иных видов юридической помощи являются рекомендательными.

- В 2015 году планируется  принять закон о профессиональной юрпомощи. Может ли он снять часть проблем с качеством юридических услуг?

- Все проблемы никакой закон снять не сможет. Кроме того, законы у нас в последнее время принимаются иногда для того, чтобы проблемы создавать, а не для того, чтобы их снимать. Но очень хочется надеяться, что [это] на качество услуг в худшую сторону никак не повлияет. Наоборот, есть надежда, что все улучшится.