Актуальные темы
2 февраля 2016, 15:45

Помощь pro bono - когда юристам выгодно работать бесплатно

Помощь pro bono - когда юристам выгодно работать бесплатно
Фото с сайта wordpress.com

Нужно ли юристу работать бесплатно? В российском консалтинге набирает обороты мода на Pro bono – бесплатную юридическую помощь для нуждающихся. Как возник этот институт, зачем заниматься благотворительностью в сфере патентного права, каким образом юрфирмы организуют работу своих сотрудников на общественных началах и каковы препятствия на пути Pro bono в России – в материале "Право.ru".

Как и многие другие веяния, форма Pro bono берет свое начало в Америке, где частные юрфирмы начали бесплатно помогать бедным еще в конце XIX века. Такая форма благотворительности, как Pro bono (от лат. pro bono publico – "ради общественного блага"), набрала обороты в 60-х годах прошлого века и развивалась главным образом в англо-саксонском правовом мире. Американская ассоциация юристов рекомендует проводить за благотворительной работой не меньше 50 часов в год, а в Англии с 2002 года отмечается неделя Pro bono, которая поощряет и популяризирует бесплатную юридическую помощь. Сейчас этот институт приобретает глобальный характер, и Россия не осталась в стороне.

Хотя явление это и не совсем новое: юридическую помощь "по праву бедности" в России начали оказывать после судебной реформы 1864 года, а в Конституции СССР 1977 года появилось положение о том, что юридическая помощь в определенных случаях бесплатна. Эта норма перекочевала и в современную Конституцию. Сейчас государство поддерживает уголовное представительство "по назначению", а также консультативную работу ведомств и нескольких юридических центров. Правда, получить в них помощь могут только определенные категории граждан (инвалиды, официально малоимущие) и по очень ограниченному кругу вопросов.

При некоторых ВУЗах на общественных началах принимают студенты. А многие небольшие фирмы или отдельные адвокаты под видом бесплатных юрконсультаций пытаются привлечь новых клиентов: специалист, конечно, выслушает и что-то ответит, но, скорее всего, ответ будет неполный. Ведь в большинстве случаев для полноценного консультирования недостаточно выслушать клиента, необходимо ознакомиться с документами, основательно изучить ситуацию. Это требует гораздо больших усилий, чем те краткие поверхностные ответы, которые дают на "бесплатных консультациях".

Выгода заниматься благотворительностью

Государство должно обеспечивать минимальный стандарт юридической помощи, считает Дмитрий Шабельников, директор российского филиала института "Право общественных интересов" (PILnet), который развивает Pro bono в России. Вместе с тем, частная благотворительность необходима во всех странах, даже социально благополучных, уверен Шабельников: "Всегда есть люди, которые формально не имеют права на субсидируемую помощь, но не могут заплатить юристу по рыночной ставке. Кроме того, в поддержке нуждаются некоммерческие организации. У них чаще всего нет бюджета на юристов, а в нашей стране их деятельность очень зарегулирована".

Похоже, Pro bono – это новая мода в России, которая только набирает обороты. По выражению Тимофея Ермака, старшего партнера АБ "Юрлов и партнеры", "становится модным быть социально ориентированным". Это веяние касается не только юридического сообщества, но и бизнеса в целом, уточняет Шабельников. Он утверждает, что консалтинг сейчас гораздо чаще интересуется Pro bono, чем пять лет назад. Это показатель того, что некоторые юристы стремятся не только зарабатывать деньги, но и хотят внести посильный вклад в формирование правового государства, уверен Ермак. Но, конечно, в Pro Bono идут не только из альтруистических побуждений. В бюро "Юрлов и партнеры" сочли, что работа на общественных началах помогает получить опыт и дает возможность обучить молодых сотрудников, работающих вместе с наставником, рассказывает Ермак. По его словам, такая благотворительность улучшает имидж фирмы, делает ее более конкурентоспособной и привлекает новых клиентов. "Корпорация, выбирая юрфирму, смотрит на ее достижения в сфере социальной ответственности, и зачастую это значит именно Pro bono, – подтвеждает Шабельников. – Я доподлинно знаю об одном таком случае в России".

Как организована благотворительная работа – зависит от юркомпании. Большие международные фирмы обычно имеют специальный регламент, рассказывает Шабельников. Считается, что качество работы по "бесплатным" делам должно быть такое же, как и по обычным, поэтому действуют общие правила по учету рабочего времени, проверке младших сотрудников старшими, заключению договора и так далее. Шабельников не знает ни одной юрфирмы, которая бы заставляла сотрудников работать Pro bono. Точно так же сама фирма решает, кому и в каком объеме помогать. Труд юриста, как правило, оплачивается в привычном размере, потому что Pro bono – это социальная ответственность компании, а не ее работников, подчеркивает Шабельников. Замдиректора агентства защиты интеллектуальных прав "ИНКО" Лилия Рыльская рассказала, что за бесплатную работу агентство перечисляет обычную зарплату. А "Юрлов и партнеры", по словам Ермака, ничего не платит, но поощряет другими способами: выдает дипломы и благодарственные письма и учитывает участие в бесплатных проектах при карьерном продвижении или ежегодной оценке сотрудника.

Догнать и помочь

Наиболее часто бесплатно помогают малоимущим или некоммерческим организациям. Консалтингу, который обслуживает бизнес, привычнее помогать юридическим лицам. По словам Шабельникова, НКО часто недооценивают возможности юристов, готовых им помочь. Он рассказывает, как один фонд, защищающий права детей-сирот, пригласили принять участие в разработке новых санитарных норм для учреждений, где живут такие дети. У этой организации были предложения, но она не могла сформулировать их в виде, подходящем для работы над законопроектом. Этим занялись юристы фирмы Latham & Watkins, и в итоге многие предложения фонда были приняты, рассказывает Шабельников.

Pro bono можно заниматься даже в сфере интеллектуальной собственности, как показывает пример агентства "ИНКО". Оно занимается подготовкой документов для регистрации патентов на методические пособия для слепых и слабовидящих детей, рассказывает Рыльская. АБ "Юрлов и партнеры" готовит правовые заключения для бизнес-омбудсмена Бориса Титова, который занимается защитой прав предпринимателей. Словом, поле для работы шире и возможностей больше, чем может показаться на первый взгляд.

Одна из проблем новой программы – в том, что ее адресаты о ней не знают. В странах с развитой культурой Pro Bono существуют координационные центры, которые позволяют клиентам найти юрфирму, например, LawWorks в Великобритании, говорит Шабельников. А институт, который он возглавляет ("Право общественных интересов"), помогает российским НКО получить бесплатную юридическую помощь. "Некоммерческие организации не знают, что существует такая возможность, – рассказывает Шабельников. – Поэтому не могу сказать, что они у нас выстраиваются в очередь. Но те, кто попробовал, продолжают уже без нашего посредничества". Организовать работу с гражданами на порядок сложнее – фирма не может повесить на двери объявление, что принимает всех подряд. Но уже есть примеры сотрудничества юрфирм с НКО, ведущими прием населения, говорит Шабельников. А в Ульяновске Pro bono работает на базе местной адвокатской палаты: если гражданин не имеет права на субсидированную помощь, то ему стараются найти специалиста на общественных началах.

Pro bono и адвокаты

Оказывают ли адвокаты бесплатную помощь – такой вопрос им задали социологи из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге и Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, проводившие исследование адвокатского сообщества (см. "Мужчина, 43 года, образование высшее: социологи нарисовали портрет российского адвоката"). Почти половина адвокатов заявила, что оказывает помощь бесплатно, и лишь четверть сообщила, что никогда бесплатно не работала.

Правда, под бесплатной юридической помощью 59 % респондентов понимали работу в качестве адвоката по назначению (ст. 51 УПК), 57 % – советы и консультации друзьям и знакомым и 37 % – участие в региональных программах бесплатной помощи. Работа по назначению по уголовным делам, очевидно, не может считаться благотворительностью, поскольку оплачивается государством. Однако размер оплаты символический, и, видимо, именно поэтому больше половины адвокатов уверены, что по 51-ой статье работают фактически бесплатно.

Адвокаты меньше думают о своей социальной ответственности, нежели юрфирмы, считает Шабельников. По его словам, хоть адвокаты и оказывают бесплатную помощь, но им не хватает признания и мотивации со стороны адвокатского сообщества, особенно в регионах. Кроме того, пока не хватает информации и помощи в организации работы. В Европе и Азии этим обычно занимаются на профильных форумах, через несколько месяцев первый форум пройдет и в России.

Что потом?

Шабельников выделяет два фактора, которые поддерживают Pro bono в Америке: во-первых, развитость юридического сообщества, во-вторых, признание. Например, в профессиональном рейтинге журнала The American lawyer учитывается работа на общественных началах. Шабельников обращает внимание на еще одно важное отличие: в США юристы работают главным образом в компаниях, а в России, за исключением крупных городов, адвокаты в основном ведут практику самостоятельно, даже если входят в состав адвокатских образований. "У адвоката гораздо меньше свободного времени, чем у юрфирмы, которая может организовывать благотворительную работу, не подвергая опасности свою практику, приносящую доход", – говорит Шабельников. Но все же, по его убеждению, пока в России больше всего не хватает мотивации и общественного (в первую очередь – профессионального) признания Pro bono.