Осторожно, мошенники: как сохранить и вернуть свою квартиру

Осторожно, мошенники: как сохранить и вернуть свою квартиру
Фото с сайта www.gazel.biz

Угрозами и обманом пенсионерку, которой принадлежала квартира на Дербеневской набережной, заставили продать жилье. В итоге женщина осталась и без жилплощади, и без денег, как и многие до нее. Читайте в новом материале "Право.ru" о тех, кто чаще всего становится жертвами таких афер, по каким схемам работают "черные риэлторы", как этого избежать и насколько велик шанс вернуть похищенное жилье.

"Честные схемы" отъема жилья

Выбор жертвы

"Под пристальным прицелом мошенников находятся одинокие люди, пенсионеры, инвалиды, алкоголики, дети, выросшие без родителей. Таких граждан обмануть проще всего, именно поэтому аферисты в первую очередь оценивают статус человека. Но и многие здравомыслящие и умные люди могут попасться на удочку мошенников, совершая самые различные сделки с квартирами", – говорит Давид Мелконян, гендиректор московского правового центра "Вектор".

Сбор информации

Сначала преступники стараются убедиться, что жилье находится в собственности жертвы и других претендентов на него нет. Нередко мошенники входят в доверие к собственникам, выдавая себя за сердобольных соседей, медиков, работников социальных служб, участковых. 

Отъем квартиры

Некоторые собственники даже не знают о том, что их квартира продана, пока не появляются новые хозяева. В этом случае преступники похищают документы и оформляют договор купли-продажи или дарения жилплощади без участия хозяев, подписывая документы от их имени.

"Мошенник под различными предлогами может втереться в доверие к юридически малограмотному пенсионеру и уговорить его подарить или завещать ему квартиру за какие-то обещания. А после этого он сразу же на законных основаниях выписывает дарителя из его собственной квартиры", – рассказывает Мелконян. Если пенсионер на уговоры не поддается, в ход идут "силовые методы воздействия". "Известны случаи, когда одиноких пенсионеров похищали с целью завладения их квартирами, вывозили за город, заставляли заниматься изнурительным трудом, применяли в отношении них сеансы гипноза. Через несколько месяцев такой "обработки" жертва была согласна на все", – продолжает юрист.

Оформление права собственности

Если сделка проведена "по правилам", когда жертву заставили подписать все необходимые документы, пусть даже обманом или угрозами, и нотариально удостоверена (нотариус подтвердил ее законность, дееспособность всех участников соглашения и их права на заключение договора), Росреестр выполняет чисто технические функции, оформляя жилье на нового собственника в течение одного рабочего дня, следующего за днем приема документов. 

А что с хозяевами?

В "лучшем" случае после заключения сделки владелец дорогостоящей и вполне обустроенной квартиры оказывается либо на улице, либо в аварийном строении где-нибудь на окраине, совершенно непригодном для проживания. Иногда у мошенников есть "карманные" психиатры, которые могут помочь упрятать неугодного законного владельца в специализированную лечебницу, откуда тот может уже не выйти. Некоторые же действуют по принципу "нет человека, нет проблемы", предпочитая физическую расправу с потерпевшими. Таких случаев в прессе описано немало.

Из недавних громких случаев можно вспомнить историю режиссера-документалиста Тамары Якжины, которую преступники из-за жилья лишили жизни. Семидесятилетняя женщина перестала отвечать на звонки близких 16 марта прошлого года, а уже 28 марта ее родственники обнаружили, что квартира по улице Габричевского, в которой жила режиссер, выставлена на продажу на специализированном сайте. В начале апреля по факту исчезновения Якжины было возбуждено уголовное дело об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК) и покушении на мошенничество (ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). В результате следствие задержало троих подозреваемых, один из которых, 52-летний сосед режиссера, и признался в ее убийстве. Он сообщил, что встретил соседку на улице и предложил подвезти, по пути между ними вспыхнула ссора, которая кончилась убийством. Квартиру на продажу выставили двое других задержанных. Следователи считают, что именно попытка завладеть жильем и стала мотивом преступления. Приговор обвиняемым пока не вынесен.

Не верьте добрым "участковым" и злым "сотрудникам Центробанка"

Москвичке Прасковье Панковой повезло больше. Она осталась жива, но потеряла принадлежащую ей квартиру на Дербеневской набережной. В июне прошлого года 80-летней женщине позвонил неизвестный, который представился сотрудником Центробанка, и сообщил, что у них произошел сбой в системе, и со счетов пропала большая сумма денег. Та удивилась, ответив, что она не при чем, на что звонивший пообещал "разобраться" и положил трубку.

Панкова набрала "02" и сообщила о подозрительном звонке. Видимо, мошенники предполагали такое развитие событий, поскольку примерно через полчаса ей перезвонил некто, представившийся местным участковым Алексеем Сурковым. Между тем, согласно информации, размещенной на официальном портале управы Даниловского района ЮАО Москвы, дом потерпевшей находится в границах административного участка № 25, за который отвечают участковые, лейтенанты полиции Николай Неверов и Денис Белов.

Сурков заверил пенсионерку, что держит ситуацию под контролем и посоветовал следовать его инструкциям. Тем же вечером ей снова перезвонил "сотрудник Центробанка", который, угрожая физической расправой над женщиной и ее родственниками, потребовал перевести все имеющиеся наличные деньги на продиктованный им банковский счет. Испугавшись, та на следующий день через отделение Сбербанка перевела по указанным реквизитам 300 000 руб., солгав сотрудникам, что делает перевод для внука (ведь звонивший был мужчиной), хотя внуков мужского пола у нее нет. Не удовлетворившись полученной суммой, "сотрудник ЦБ" на следующий день снова позвонил и заявил "А теперь будем продавать квартиру!"

После этого паникующей пенсионерке перезвонил "участковый Сурков", рассказавший, что прослушивает ее телефон и в курсе того, что происходит. Он посоветовал следовать инструкциям преступников и пообещал приставить к ней человека, которого в присутствии других людей нужно называть "внуком", и "своего" риелтора. Они должны были оформить документы для заключения "фиктивного договора купли-продажи квартиры", который "поможет раскрыть преступление". В этот же день к Панковой приехал тот самый "внук" – молодой человек по имени Александр, уточнивший, что он "от Суркова", и девушка по имени Дарья, риелтор агентства недвижимости "Арманд-риэлти". Они отвезли женщину в риэлтерское агентство, чтобы оформить предварительные документы по сделке. Вечером та еще раз перезвонила "участковому", сказав, что боится. "Не переживайте, Даша – наш человек!" – заверил тот. Панковой ничего не оставалось, кроме как поверить, и 18 июня она подписала договор купли-продажи.

Покупателями стали некто Александр Спарышкин и Дмитрий Арманд, владелец риэлтерского агентства, через которое оформлялась сделка. Спарышкин заложил в ячейку отделения "ФОРА-банка" 4,75 млн руб., а Арманд – 750 000 руб., хотя в договоре купли-продажи значилось, что они приобретают квартиру за 8 млн руб. После этого, по версии Панковой и ее защиты, "внук" Александр забрал деньги из ячейки и скрылся с полученными средствами. В итоге женщина осталась и без денег, и без крыши над головой.

"Пожилые люди – как дети..."

Панкова, к сожалению, не первая и не последняя жертва мошенников, "специализирующихся" на обмане пенсионеров. «Количество преступлений по ст. 159 УК (мошенничество), растет, – говорит Григорий Марченков, руководитель ОДУУП и ПДН УВД по СВАО Москвы. – Причем, в отношении пожилых людей, входящих в группу риска – одиноких или проживающих отдельно от родственников, – у нас по округу оно выросло на 12%».

По официальной статистике, за 5 месяцев на территории СВАО число зарегистрированных мошенничеств общеуголовной направленности выросло на 39,4% (с 558 до 804). Раскрыто на 27,6% таких преступлений больше, чем за аналогичный период прошлого года. Число выявленных мошенников возросло на 40% (с 45 до 63 человек).

Из зарегистрированных мошенничеств:

 

12 преступлений совершили лица, представившиеся сотрудниками социальных служб и медицинскими работниками;

 

10 – мнимыми сотрудниками коммунальных служб;

 

8 преступлений связаны с незаконным завладением жильем;

 

427 совершены с использованием средств мобильной связи и интернета.

Сколько бы ни предупреждали мы своих пожилых родственников, от мошенников их это не спасет, считает Марченков. «Пожилые люди они как дети, сколько им ни говори, они все равно сделают по-своему, особенно если боятся за близких», – объясняет он. Тем более преступники часто оказываются хорошими психологами и имеют надежные источники получения информации – поделиться ею, в том числе за деньги, могут и врачи, и сотрудники социальных служб. Мошенники не ходят по квартирам, выбирая жертву, а бьют прицельно – приходят по определенному адресу, зная имя пенсионера и его родственников, отслеживая перемещения и так далее.

Самое лучшее в такой ситуации – организовать постоянный контроль: нанять сиделку, попросить соседей присматривать за одиноким пенсионером. Ну и, конечно, самим как можно чаще звонить родным, интересоваться, как у них дела, и говорить, что с вами все в порядке. «Нередко, когда такому дедушке или бабушке звонят и говорят: ваш родственник попал в беду, нужны деньги, они самому родственнику даже не перезванивают, чтобы узнать, все ли в порядке», – рассказывает Марченков.

О любых таких визитах, звонках, угрозах необходимо сообщать в полицию и не предпринимать никаких действий, пока с вами не свяжутся сотрудники полиции. Если преступники настаивают на личной встрече, можно вызвать наряд к тому же времени. Полицейским проще поймать мошенников на месте, чем разыскивать их после того, как преступление уже совершено. Все потому, что оперативно реагировать на такие случаи мошенничества очень сложно: пожилой человек не сразу понимает, что его обманули, обычно заявляет в полицию через день, а то и через несколько, к тому моменту преступники успевают уйти далеко, не оставив почти никаких следов.

Как можно видеть из статистики, мошенники нередко представляются сотрудниками социальных служб, чем себя, между прочим, и выдают. «За каждым пожилым человеком, находящимся в группе риска, который не может обслуживать себя самостоятельно, закреплен определенный сотрудник службы социального обеспечения. Только он общается со своим подопечным, приходит к нему, звонит. Пенсионер прекрасно его знает, соседи скорее всего тоже. У него есть соответствующее удостоверение. Больше никто «из собеса» прийти не может», – рассказывает Марченков. Все выплаты, путевки и прочие соцгарантии на дому также не оформляют – для этого пенсионер или его представитель сами должны обратиться в социальную службу.

Проверить, ваш ли участковый вам позвонил, тоже можно. Например, через сайт территориального органа МВД, где публикуются списки опорных пунктов, с именами участковых уполномоченных и рабочими телефонами. «Если звонок поступил не с этого номера, не нужно ни на что соглашаться по телефону, назначьте встречу в опорном пункте. Когда вы придете в назначенное время и увидите там участкового в форме, с жетоном, оружием, это и будет стопроцентной гарантией того, что он – настоящий», – советует Марченков.

Участковый может проводить проверку по какому-либо факту или обращению, брать объяснения, писать запросы в различные инстанции и так далее, но организовывать и координировать мероприятия по задержанию преступников – работа оперативных сотрудников уголовного розыска, к которым участковый не относится. Но, в любом случае, это мероприятие будут проводить сотрудники уголовного розыска или службы экономической безопасности, а не "свои риэлторы" или "подставные внуки".

Была ли расписка?

История с Панковой все еще не окончена. То, что ее обманули, пенсионерка поняла довольно быстро. Сначала обратилась в полицию и 20 июля прошлого года была признана потерпевшей по делу, возбужденному в отношении неизвестных лиц по ч. 1 ст. 159 УК (мошенничество). Расследование все еще не окончено, в числе подозреваемых Александр Аляпин – тот самый "внук", который помогал "ловить преступников".

Одновременно с этим 20 июля прошлого года Панкова подала иск в Симоновской районный суд, требуя признать сделку недействительной и вернуть ей квартиру (дело № 2-35/2016). В отзыве на иск покупатели Спорышкин и Арманд указали, что являются добросовестными приобретателями. "При обращении в суд с целью признать сделку, совершенную под влиянием обмана, недействительной, бремя доказывания виновности ложится на истца. В исковом заявлении не приведено ни одного довода и не представлено ни одного доказательства в подтверждение того, что со стороны покупателей – ответчиков были совершены какие-либо противоправные действия, приведшие к заключению договора купли-продажи квартиры", – говорилось в отзыве на иск. Кроме того, Панкова в присутствии нотариуса подтвердила, что заключает договор добровольно и полностью осознает свои действия и их последствия, что, по мнению ответчиков, также говорило в пользу действительности сделки.

Вместе с тем следствие провело две психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа, в ходе которых были допрошены Арманд и Дарья Ильина – риэлтор, сопровождавший сделку. Результаты показали, что оба они на момент заключения договора знали, что Аляпин не является внуком Панковой и "похищает ее квартиру", а также, что в ячейку банка Арманд заложил сумму значительно меньшую, чем была указана в договоре. Подтвердили они и информацию о том, что Панкова при оформлении документов у нотариуса не знакомилась с их содержанием и подписывала их не глядя. Кроме того, по словам Матвея Ревякина, адвоката АБ "Резник, Гагарин и Партнеры", который представлял интересы пенсионерки, отвечая на запросы, направленные им в адвокатские конторы, которые вели сходные дела с участием Арманда как покупателя жилья или риэлтора, тот всегда пользовался для удостоверения сделок услугами одного и того же нотариуса.

19 мая этого года судья Павел Вершинин отказал в удовлетворении иска. В решении (текст имеется в распоряжении редакции) он указал, что Панкова не представила ни одного доказательства, что Арманд или Спорышкин совершали какие-либо противоправные действия, которые привели к заключению договора купли-продажи квартиры путем обмана истца или введения ее в заблуждение, а также, что в ее адрес действительно поступали угрозы. Здесь судья сослался на п. 14 договора, в котором, помимо прочего, говорится, что все его стороны в присутствии нотариуса подтвердили, что они понимают суть соглашения, которое заключают, у них отсутствуют обстоятельства, вынуждающие заключить его на крайне невыгодных условиях, договор не заключается под влиянием стечения тяжелых для сторон обстоятельств.

По мнению заявительницы и ее представителя, сговор покупателей квартиры и лиц, которые способствовали ее продаже, был налицо – ведь риэлтор Дарья работала в агентстве недвижимости, принадлежавшем одному из новых собственников. Однако суд указал, что "сам факт исполнения определенных служебных или трудовых обязанностей данных лиц не подтверждает факт обмана истца при заключении договора купли-продажи".

Между тем допрошенный в ходе заседания Аляпин рассказал, что его наняли сыграть роль "внука", заплатив 500 000 руб. Действиями всех участников сделки (в том числе покупателей и риелтора) руководил некий "Володя" – знакомый его знакомого, который и предложил Аляпину такой способ "заработка". Однако суд к его показаниям отнесся критически, поскольку они "противоречат фактическим обстоятельствам заключенного договора".

Адвокат Ревякин настаивает, что ответчики не представили расписку истца, которая свидетельствовала бы, что она получила деньги за квартиру. Аляпин говорил, что Панкова такую расписку давала (копия протокола допроса есть в распоряжении редакции), более того, переписывала ее дважды: сначала при подготовке сделки в "Арманд-риэлти", а потом в "ФОРА-банке" 18 июня в момент передачи денег.

Ревякин считал доказанным факт введения его доверительницы в заблуждение, однако суд не применил положения ст. 178 ГК. В п. 1 говорится, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Ситуацию прокомментировал адвокат Адвокатского бюро «Резник, Гагарин и Партнеры» Константин Гагарин (его адвокатское бюро ведёт данное дело на условиях pro bono) –

Судья взял на себя смелость лишить пенсионерку ее единственного жилья при наличии неопровержимых доказательств обмана в деле. Более того, судья обесценил работу правоохранительных органов, до заершения следствия по уголовному делу заранее предрешив вопрос о невиновности так называемых "покупателей", причастность которых к мошенничеству проверяется следствием. Складывается впечатление, что судья проигнорировал очевидные факты обмана под воздействием обаяния риэлтеров в малиновых пиджаках. Фактически настоящее решение представляет собой индульгенцию для мошенников, которые цинично выкинули одинокую пенсионерку на улицу

Шанс выиграть дело есть

Ревякин уже подал апелляционную жалобу по делу, а его коллеги полагают, что у Панковой есть все шансы вернуть жилье. Правда, Лада Горелик, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры», считает, что раз уж пенсионерка признана потерпевшей по делу о мошенничестве, суду стоит применить не ст. 178, а ст. 179 ГК, где речь идет о возможности признания недействительной сделки, совершенной потерпевшим под влиянием насилия, угрозы или обмана.

Михаил Воронин, старший партнер КА "Юков и партнеры", говорит, что квартира в любом случае вернется владелице, если будет вынесен обвинительный приговор по уголовному делу о мошенничестве. "Это дело однозначно следует квалифицировать по ч. 4 ст. 159 УК, все причастные должны быть привлечены к ответственности, а когда суд определит виновных, и приговор вступит в силу, квартиру вернут женщине, пострадавшей от мошеннических действий, даже если нынешние приобретатели являются добросовестными", – говорит он. "Возможно, целесообразной являлась бы еще подача в уголовном деле, когда оно будет передано в суд, иска о возмещении потерпевшей имущественного ущерба путем возврата квартиры", – добавляет Горелик.

"Распространенной ошибкой в подобных делах является, что потерпевшая сторона возлагает основные надежды на должностных лиц органов внутренних дел, игнорируя возможность проведения адвокатского расследования. Вместе с тем результаты качественного адвокатского расследования в значительной степени упрощают работу как правоохранительных органов, так и суда", – говорит адвокат Антон Пуляев, заместитель председателя коллегии адвокатов «ДЕ-ЮРЕ».

В целом с ним согласен и адвокат Алексей Михальчик, который предлагает юристам, представляющим в подобных делах жертв мошенничества, активнее использовать в качестве аргументов материалы уголовных дел или доследственных проверок."В моей практике был случай, когда квартиру вернули владельцу по заявленным основаниям после того, как техническая экспертиза документов установила, что подпись на расписке о получении денежных средств за квартиру была выполнена ранее текста расписки, то есть на чистом листе. Суд признал данные действия обманом и расторг договор купли-продажи квартиры", – делится опытом защитник.

Пока же, по мнению юристов необходимо добиться принятия обеспечительных мер, чтобы "квартира не ушла дальше". Горелик, например, предлагает сделать это в рамках расследования уголовного дела: признать жилье вещественным доказательством, наложить на него арест и передать на хранение потерпевшей. А адвокат Пуляев полагает, что ходатайство о наложении ареста необходимо было подать вместе с исковым заявлением.

Адвокат Оксана Филачева напомнила также и о профилактике, отметив, что пожилые одинокие люди в первую очередь попадают в такие ситуации и прежде всего потому, что не советуются вовремя с родственниками, друзьями, соседями. "Я убеждена в том, что подобное мошенничество не прошло, обратись пострадавшая за консультацией к юристам во время. На мошеннические схемы с жильем попадаются как лица, страдающие психическими расстройствами, так и совершенно здоровые, вопрос только в том, насколько убедительны мошенники, – уверена юрист. – В моей практике огромное количество таких дел. Заниматься ими нужно, но каждое дело требует большой работы, поэтому лучше предотвращать такие ситуации, а не разрешать их последствия".

А как же покупатель?

О другой стороне медали квартирных мошенничеств напомнил гендиректор правового центра "Вектор" Давид Мелконян. По его словам, если при расторжении сделки, заключенной путем обмана, саму квартиру и прочую недвижимость вернуть не составляет труда, то за возврат денег, которые заплатил мошенникам добросовестный приобретатель, как правило, приходится бороться.  "Наиболее серьезной проблемой с точки зрения судебной практики, на которую может нарваться покупатель недвижимости, – это признание сделки недействительной по решению суда", – говорит Мелконян.

Это обусловлено тем, что истец должен доказать причины, почему сделка должна быть отнесена к незаключенной, и представить веские доказательства. Чтобы справиться со сбором доказательной базы, ему следует хорошо разбираться в законодательстве, уметь грамотно оформить все представляющиеся в суд бумаги. "Если с возвратом в собственность квартиры, по крайней мере по документам, сложностей обычно не возникает, так как изменения в реестр о смене собственника вносятся автоматически после предоставления решения суда, то с возвратом денежных средств могут выйти затруднения. Если добровольного возврата не происходит, стороне соглашения придется начинать процедуру исполнительного производства, а это потребует времени, – говорит юрист. – Конечно, у покупателя есть возможность обезопасить себя от подобной ситуации и минимизировать финансовые риски – заключить договор страхования на приобретаемое имущество, предусмотреть там риски признания сделки недействительной и сделать это одновременно с заключением договора. Но это определенные расходы, на которые навряд ли пойдут стороны сделки".

Главное, необходимо запомнить, что предъявлять иски к добросовестным приобретателям по статье 167 ГК РФ неправомерно. Это правило утверждено КС в постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П. Требовать возврата имущества на основании статьи 167 ГК собственник может только у недобросовестного приобретателя. Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права его отчуждать, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

Предъявляя подобные иски, истцы должны знать, к какой категории отнести последних владельцев имущества: к добросовестным или недобросовестным приобретателям. И в зависимости от этого принимать решение о предмете и основании иска. Если сделка признается недействительной, то должны применяться правила двусторонней реституции. Это означает, что каждая из сторон недействительной сделки возвращает все полученное по ней другой стороне. То есть применительно к жилой площади, одной стороне должна быть возвращена эта площадь, но другая сторона возвращает полученные за эту площадь денежные средства. В противном случае решение суда подлежит отмене как нарушившее права участников недействительной сделки.