Актуальные темы
22 марта 2017

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за февраль

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за февраль
Фото Право.Ru

В феврале АС МО растолковал положения двух постановлений Пленума ВАС. Одно касается правил, по которым суды могут определять чрезмерность договорной неустойки. Другое очерчивает пределы свободы договора об оказании услуг. Также окружной суд ответил, вправе ли заказчик подписать акт без замечаний, а потом предъявить претензии.

Когда неустойка выше верхнего 

В деле А41-19171/2016 Арбитражный суд Московского округа не согласился с нижестоящими инстанциями, которые полностью удовлетворили иск ЗАО «Жуковская-Электросеть» к ООО «Новый город» о взыскании 33,6 млн руб. неустойки. Так сетевая организация решила наказать ответчика за двухмесячное промедление с уплатой 20,4 млн руб. за технологическое присоединение к сетям. Арбитражный суд Московской области проверил сложный расчет неустойки от всей цены договора. Ответчик возражал, что платеж в 20,4 млн руб. является авансовым и встречным, а истец сам не выполнил работу в срок, так что оснований для взыскания неустойки нет. А если есть – то она явно несоразмерна нарушению. Но судья Наталья Панкратьева отклонила его доводы. Сетевая организация не вправе отказаться от договора, и не имеет значения, получила она оплату или нет, рассудила первая инстанция. Значит, платеж не авансовый и не встречный, а «самостоятельный».

10-й Арбитражный апелляционный суд согласился с такими доводами и подробнее объяснил, почему неустойка в 33,6 млн соразмерна нарушению. Ответчик настаивал, что при оценке суммы надо ориентироваться на двукратную ставку Банка России, на что нацеливает п. 2 Постановления Пленума ВАС № 81 от 22 декабря 2011 года. Такая ставка равна 16,5% годовых, это значительно меньше, чем договорная неустойка – она составляет 140,5% от невнесенного платежа и 42% от цены договора, доказывал в апелляции «Новый город». Согласно постановлению Пленума, суд может, но не обязан принимать во внимание двукратную ставку, возразил 10-й ААС. Кроме того, ответчик просил оценить письмо истца, которое он получил до начала рассмотрения апелляционной жалобы. В нем «Жуковская-Электросеть» признавала, что успела потратить во исполнение договора лишь 19,2 млн, что превышает размер неустойки. Хотя вторая инстанция отказалась приобщать письмо к делу, истец в ходе заседания подтвердил содержание письма.

На него обратила внимание кассация: это вполне могло указывать на чрезмерность неустойки, но нижестоящие инстанции не придали значения размеру затрат. АС МО растолковал и указания Пленума ВАС о двукратной ставке. Действительно, применять ее суды не обязаны. Но

Смысл разъяснения Пленума ВАС не только в том, что взыскание штрафа меньше двукратной ставки требует мотивации. Истец должен доказать, что ему не хватит неустойки в размере такой ставки для компенсации потерь. А суд, взыскивая неустойку в большей сумме, также должен обосновать свое решение.

Здесь же этого не было сделано, отметила коллегия под председательством Людмилы Тутубалиной. «В то же время простое сравнение сумм просроченного платежа (20,4 млн) и неустойки (33,6 млн) не позволяет согласиться, что неустойка соразмерна последствиям нарушения», – рассудила «тройка». 

Вопреки решениям нижестоящих инстанций, она определила, что платежи «Нового города» все-таки авансовые и встречные. Раз договор не предусматривает перечисления денег за уже выполненные работы, значит, речь идет фактически об авансе. Кроме того, если соглашение не связывает с оплатой конкретного объем работ, то это еще не значит, что обязательства не встречные. С такими разъяснениями кассационная коллегия направила дело на пересмотр в АС Московской области.

О свободе договора замолвите слово

В феврале окружной суд растолковал ст. 782 Гражданского кодекса, которая разрешает отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг (при условии оплаты расходов исполнителя). В деле А40-61363/16 банк «Синергия» хотел расторгнуть договор информационных услуг со швейцарской фирмой «Томсон Рейтер Маркетс СА». Хотя соглашение установило, что отношения прекращаются через год после отказа от договора, банк требовал немедленного расторжения. Он считал, что такое право ему предоставляет императивная ст. 782 ГК, которую нельзя изменить договором. Ответчик возражал, что стороны могут предусмотреть другой порядок расторжения, чем в Гражданском кодексе, и ссылался на Постановление Пленума ВАС от 14 марта 2014 года № 16 «О свободе договора и ее пределах». Однако Арбитражный суд Москвы и 9-й Арбитражный апелляционный суд отклонили аргументы ответчика с довольно скупыми обоснованиями.

Кассация, наоборот, разделила точку зрения исполнителя и объяснила решение подробно. По ее мнению, ст. 782 ГК нельзя назвать однозначно императивной или диспозитивной, это зависит от участников сделки и характера их отношений. У нормы нет альтернативы только в тех отношениях, где надо защитить слабого – например, потребителя, следует из определения АС МО. В то же время равные между собой коммерческие организации могут согласовать любые условия, не противоречащие закону. В том числе – договориться расторгать соглашение через год после уведомления. Таким образом, коллегия под председательством Владимира Кобылянского приняла решение в пользу ответчика – «Томсон Рейтер Маркетс СА».

Что написано пером? 

Можно ли подписать акт оказанных услуг без замечаний, а потом предъявить претензии, разбирались суды в деле А40-60344/2016. Пенсионный фонд пользовался услугами ЧОП фирма «Каре» по охране исполнительной дирекции фонда и по итогам января 2016 года подписал без возражений очередной акт. Хотя претензии были: 7 января один из охранников полночи проспал на посту, а другой 19 января самовольно покинул пропускной пункт. Это подтверждали акты проверки. Поэтому фонд решил взыскать штраф за нарушение обязательств, установленный в договоре в твердой сумме, – 879 197 руб.

АСГМ и 9-й ААС не нашли причин удовлетворить иск. Они обвинили в нарушении договора не исполнителя, а заказчика. Если есть претензии, договор прямо обязывает указывать их в акте, для этого даже есть специальные графы, отметили суды. Тем не менее, продолжили они, со стороны фонда документ был подписан без замечаний. А это значит, что заказчик принял услуги, а возможные нарушения счел несущественными.

ПФР подал на эти решения кассационную жалобу, в которой подчеркнул, что в охранной деятельности важен процесс, а не результат. Поскольку акты дают право на оплату, истец объяснил, что подписал их для того, чтобы не попасть под санкции за просрочку оплаты. И это не лишает права затем предъявить претензии к качеству услуг, убеждал Пенсионный фонд. Кассационная коллегия решила отправить дело на пересмотр, чтобы первая инстанция уделила внимание этим доводам. АС МО также предписал оценить акты проверки, которые подтверждают нарушения.

Налоговое дело: как сложить пазл из доказательств 

АС Московского округа отправил на пересмотр дело А40-18195/2016, в котором суды изучали бизнес компании «Люкс-Холдинг», торгующей предметами роскоши. Нескольких ее контрагентов ФНС признала их «однодневками» и доначислила компании 97,3 млн руб. штрафов и пеней по налогу на прибыль за 2011 год. Чиновники были уверены, что компания завышает закупочные цены на «ювелирку» с помощью цепочки фиктивных компаний. Настоящую стоимость изделий они посчитали исходя из таможенных деклараций о ввозе товара. А часть якобы поставленной продукции и вовсе не завозилась в Россию, обнаружили представители ФНС. К таким выводам они пришли после того, как, в частности, опросили учредителей и директоров контрагентов. Те не знали названия компаний или отвечали, что за плату оказывают услуги «номиналов». Кроме того, налоговики вскрыли аффилированность «Люкс-Холдинга» с некоторыми контрагентами первого и второго звена.

Две инстанции согласились, что в деле достаточно доказательств, которые уличают ювелирную компанию в незаконной налоговой экономии. В то же время они не приняли некоторые доказательства заявителя – например, заключение специалиста о рыночности цен.

Но АС МО увидел в рассуждениях нижестоящих инстанций недочеты. Часть касалась доказательственной базы относительно контрагентов. Например, АСГМ учел протокол налогового допроса директора ООО «Дэкстер» Сергея Гуцалюка о том, что он был «номиналом». В то же время суд отверг аффидевит (протокол нотариального допроса) Гуцалюка с противоположными сведениями, который принес заявитель. «Нотариус не обеспечивает доказательств по делу, которые уже находятся в производстве суда или административного органа», – объяснила причину отказа судья АСГМ Лариса Шевелева. Но аффидевит стоило принять и, учитывая противоречивые доказательства, пригласить в суд самого Гуцалюка, не согласилась кассационная коллегия под председательством Александра Дербенева.

Что касается другого контрагента, ООО «ТК Аурум», суды сделали вывод о его фиктивности на основании единственного доказательства – налогового допроса его директора и учредителя Владимира Добавкина. Он рассказал сотрудникам ФНС, что работает водителем, а бизнесменом числится лишь формально, за вознаграждение. Но в законах нет такого понятия, как «номинальный руководитель», поэтому Добавкин согласно ЕГРЮЛ может подписывать документы компании, гласит постановление кассации. Кроме того, отмечается там, акты нижестоящих инстанций не содержат выводов о нарушении налоговых обязанностей ООО «ТК Аурум». Определяя как «однодневок» ООО «Берил» и ООО «Орегон», суды не учли, что компании арендуют нежилые помещения, отметила кассация. Кроме того, нижестоящие инстанции подтвердили достоверность протоколов налоговых допросов руководителей, но ни ФНС, ни суды не выяснили, кто расписывался в документах – эти люди или кто-то еще. Чтобы это установить, необходима экспертиза, заключил АС МО.

Он также раскритиковал решение инспекции взять цены из таможенных деклараций. Суды должны были проверить, соответствует ли таможенная стоимость товара ценам других поставщиков, и принять у заявителя доказательства рыночности его расценок. С такими указаниями дело было направлено на пересмотр. АСГМ предстоит по нему немало работы.