Актуальные темы
17 апреля 2017

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за март

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за март
Фото Право.Ru

По общему правилу, на любую просрочку оплаты можно начислить "законные" проценты за пользование деньгами. Но эта норма не действует для авансовых платежей, разъяснил АС Московского округа в марте. Другой спор он решил в пользу принципала, который взыскивал убытки из необоснованного требования по банковской гарантии. В третьем деле суд определил, прав ли арендодатель, который не требует вернуть имущество после расторжения договора, а через год предъявляет иск об убытках.

Почему нельзя наказать за просрочку выплаты аванса

Если покупатель не вовремя перечислил аванс – с него нельзя потребовать проценты за просрочку по ст. 395 ГК, решил Арбитражный суд Московского округа. Покупатель, безусловно, обязан совершить оплату, но продавец не может требовать денег до тех пор, пока сам не передаст товар (или его не откажутся принять).

К таким выводам кассация пришла в деле № А41-35039/2016, в котором ООО «Сонар» взыскивало с ООО «ПЖИ-Монтаж» 641 394 руб. процентов за несвоевременную оплату немецкого органа стоимостью 41 млн руб. Покупатель должен был перечислять за него деньги в "предварительную рассрочку" в 2013–2015 годах и лишь затем получить музыкальный инструмент. В итоге и оплатил, и получил, но за нарушение сроков периодических платежей контрагент решил взыскать «законные» проценты.

АС Московской области установил нарушение и признал требования истца. 10-й Арбитражный апелляционный суд с ним согласился и отклонил аргумент ответчика о том, что поставщик мог приостановить исполнение своего обязательства (ст. 328 ГК РФ о встречных обязательствах). Это не исключает возможности начислить проценты на просроченный аванс, объяснила апелляционная коллегия.

Однако АС Московского округа не согласился с ней в трактовке ст. 328 ГК. Она гласит, что продавец может «оштрафовать» контрагента за просрочку аванса, только если сам передаст товар или заявит отказ от договора, изложила коллегия под председательством Александра Дербенева. А еще она процитировала п. 4 ст. 486 ГК: продавец вправе требовать уплаты цены или отказаться от договора, если его контрагент отказался принять и оплатить то, что купил. То есть – поставщик изъявил намерение поставить товар или предоставил доступ, но покупатель его не забрал, объяснила смысл кассация. Поскольку закон не предусматривает возможность взыскания аванса с покупателя, то и проценты за просрочку не начисляются. С такими выводами окружной суд отказал во взыскании процентов.

Разъяснение в помощь принципалу

Иногда бенефициар предъявляет необоснованное требование по банковской гарантии, но все-таки получает деньги. В этом случае гарант или принципал могут потребовать возмещения убытков – такое право им дает ст. 375.1 ГК. Она применяется с 1 июня 2015 года. Но надо ли считать срок со дня выдачи гарантии или со дня, когда причинен ущерб? На этот вопрос ответил Арбитражный суд Московского округа в одном из недавних дел.

В нем «Нео-Медиа» и Департамент информационных технологий Москвы воевали из-за банковской гарантии в 7 млн руб., которую выдал банк «Северо-Западный альянс» в обеспечение договора на техподдержку системы «Официальный портал мэра и правительства Москвы». Госконтракт был заключен в 2013 году, но так и не исполнен. «Нео-Медиа» не закончила даже предварительного этапа ценой в 439 200 руб., не говоря уж об основном (7,5 млн). В конце 2013 года ведомство расторгло договор в судебном порядке, поскольку, по его мнению, компания изначально не собиралась по нему работать (№ А40-64428/14).

В 2015-м департамент потребовал с «Нео-Медиа» 35,9 млн неустойки за нарушение сроков оказания услуг. Компания отказала, что стало поводом обратиться к банку за полной суммой банковской гарантии в счет неустойки. «Северо-Западный альянс» в августе 2015-го перечислил сумму, а потом в порядке регресса получил компенсацию от «Нео-Медиа». Она осталась этим недовольна, ведь неустойка в 35,9 млн была явно несправедлива, учитывая общую сумму контракта около 8 млн руб. Но в то же время банк должен был выполнить требование по гарантии и не мог возражать по существу требования.

Поэтому «Нео-Медиа» заявила к департаменту иск о взыскании 7 млн руб. убытков со ссылкой на ст. 375.1 ГК (№ А40-25822/2016). Арбитражный суд Москвы его отклонил: банковская гарантия была выдана в 2013-м, норма вступила в силу 1 июня 2015-го, поэтому ее нельзя применять. К тому же он счел, что сумма выплачена законно. Апелляция эти выводы подтвердила, но АС МО не смог с ними согласиться. Суды формально отвергли ст. 375.1 ГК, потому что гарантия была выдана раньше. Но они не учли, что правоотношения по возврату убытков возникли осенью 2015-го, когда «Нео-Центр» выплатил компенсацию банку, а спорная норма уже действовала. С таким указанием коллегия под председательством Сергея Крекотнева вернула дело на пересмотр. 

Молчание – знак согласия?

В деле № А40-98950/16 суды разбирались в конфликте «Росдорлизинга» и авикомпании «Сириус-Аэро», которая в 2012 году взяла у него в аренду на 3 года бизнес-джет. Проблемы начались, когда в середине 2014 года у самолета не вышло шасси при посадке. В результате аварийного приземления он оказался сильно поврежден и требовал ремонта. Арендатор не смог пользоваться самолетом и расторгнул договор. Арендодатель принял отказ, но предложил передать джет «в исправном состоянии с учетом нормального износа». Пока решали, что с ним делать, «Росдорлизинг» объявили банкротом, а джет, заложенный в банке, попал в конкурсную массу (№ А40-166087/13). Как решили в середине 2015 года оценщики, цена самолета (17,4 млн) ниже стоимости необходимого ремонта (29,5 млн).

Поэтому конкурсный управляющий «Росдорлизинга» Ольга Матвеева решила взыскать с арендатора 37,7 млн руб. убытков (стоимость ремонта и потеря в рыночной цене). К этой сумме она прибавила 14,1 млн неполученной арендной платы, поскольку «Сириус-Аэро» не возвращал воздушное судно целый год после расторжения договора.

Все это время «Росдорлизинг» и не требовал вернуть джет, возражало «Сириус-Аэро». По словам его юристов, они вели с банком и Матвеевой долгие переговоры, чтобы выкупить самолет, и сообща решили, что нет смысла его ремонтировать. Иными словами, управляющая знала, где находится джет и в каком он состоянии, но не предъявляла никаких претензий, а затем просто подала иск. Причем не сразу, а спустя некоторое время, чтобы увеличить сумму аренды, жаловалась авиакомпания. Сам же самолет в итоге был продан без ремонта другой фирме, а «Сириус-Аэро» не смогло принять участия в торгах.

Арбитражный суд Москвы разрешил спор в целом в интересах ответчика. Арендную плату он уменьшил вдвое – до 7 млн руб. – поскольку «Росдорлизинг» за год ограничился лишь одним письмом о возврате самолета. Заботливый хозяин имущества отправил бы много писем, обратился с иском об изъятии имущества, нанял бы коллекторов, решил судья АСГМ Андрей Гречишкин. Словом, «Росдорлизинг» мог бы постараться уменьшить свои убытки, но ничего для этого не сделал. Что касается требования о возмещении суммы ремонта и разницы в цене (37,7 млн руб.), то суд отклонил его полностью. Ответчик утверждал, что истец посчитал ремонт нецелесообразным, и последний этого не опроверг. Он не требовал починить самолет до обращения в суд. Вместо этого «Росдорлизинг» выставил неисправный джет на торги и продал. С таким обоснованием АСГМ отказал во взыскании 37,7 млн руб. убытков.

АС МО, наоборот, уделил больше внимания доводам истца. Аренду нужно платить даже в том случае, если имущество не использовалось (если в этом нет вины арендодателя). Добросовестный арендатор должен был возвратить джет самостоятельно, и никакие нормы права не обязывают арендодателя много раз об этом напоминать. В деле нет доказательств того, что в поломке виноват «Росдорлизинг», или того, что чинить самолет бессмысленно, рассудил АС МО. Наоборот, согласно договору, ремонтом должно заниматься «Сириус-Аэро», однако суды это не оценили. Они упустили из виду и тот факт, что самолет был застрахован, но «Сириус-Аэро» не получало денег. В обстоятельствах дела заново разберется АСГМ.