Компания мечты: чего хотят молодые юристы от своих работодателей

Компания мечты: чего хотят молодые юристы от своих работодателей
Фото с сайта hrdir.ru

"Право.ru” узнало у молодых российских юристов из ведущих компаний, каких работодателей они предпочитают выбирать, готовы ли трудиться в одном коллективе более 10 лет и видят ли в себе отличия от западных коллег-сверстников. Четыре управляющих партнера по просьбе редакции проанализировали ответы молодых специалистов и рассказали, чем старшее поколение отличалось от подрастающих кадров. Не обошлось и без советов для юных юристов.

В начале этого года лидер в области юррекрутинга компания Major, Lindsey & Africa опубликовала результаты исследования, которое определило приоритеты молодых сотрудников американских юрфирм (см. "Когда карьера важнее денег: что интересно молодым юристам"). Оказалось, что стать партнером для них важно, а деньги – не главное. На взгляды клиента недавние выпускники вузов могут закрыть глаза, а на личную жизнь – ни в коем случае. "Право.ru" провело свое мини-исследование среди юных российских юристов. 

Вопросы молодым* юристам от Право.ru

1) Что вас в первую очередь привлекает в работодателе, на какие вещи вы обращаете пристальное внимание?

2) Какие самые значимые аспекты корпоративной культуры для вас?

3) Есть моменты, которые точно отпугнут вас от работодателя?

4) В каком соотношении для вас находится семья и карьера?

5) Что вас заставит отработать более 10 лет на одного работодателя?

6) Для вас важнее: деньги или интересный опыт?

7) На какой позиции вы видите себя через 10 лет?

8) По вашему мнению, чем вы отличаетесь от молодых западных юристов?

 

* Возраст опрошенных от 21 до 25 лет

Приоритеты молодых специалистов "Рульфов"

Владислав Салита, адвокат АБ "Юсланд", замечает, что на сегодняшний день молодых специалистов привлекают юридические компании из рейтинга "Право 300". Сейчас вообще очень модно вести разговоры об успешности в юридической профессии, отмечает он. По его мнению, "успешность" – весьма оценочная и относительная категория. В связи с этим Салита убежден, что начинать юридическую карьеру в рейтинговой фирме нельзя. Лучше выбрать компанию попроще, освоиться в ней и только потом начинать присматриваться к крупным игрокам на рынке, уверен собеседник. Его удивляют те коллективы, где младший юрист не может при первой необходимости встретиться со своим руководителем. Салиту точно оттолкнут от работодателя три вещи: глупость, фанатизм и лживость. Хороший юрист – это человек, заплативший за себя высокую цену, уверен Салита: "Если мы говорим об успешном юристе, то стоит отметить его абсолютную беспринципность и безжалостность". Он признает, что профессия рано или поздно изматывает любого вне зависимости от крепости "внутреннего стержня": "Так что семья для юриста – это в первую очередь фундамент, который в трудную минуту позволит устоять на шероховатых поверхностях". Собеседник считает, что идеальному руководителю надо уметь отступать от собственных правил и отказываться от своих же убеждений. Салита полагает, что специалист из нашей страны достаточно легко и быстро приспособится к новым правилам игры на Западе. А вот иностранный юрист у нас не сможет нормально практиковать, убежден собеседник: "Условия и менталитет не позволят".

Первые несколько лет после окончания университета – это время активно учиться и улучшать "soft и hard skills”, констатирует Семен Кирьяк, выпускник факультета права НИУ ВШЭ и создатель стартапа "Кирьяк и партнеры". Если работодатель даст возможность постоянно обучаться и готов предложить программу наставничества, то количество денег и напряженность графика отойдет на второй план, уверен собеседник. Старшие юристы пытаются упрекнуть наше поколение, что мы хотим все сразу и не готовы мириться с некомфортными условиями, отмечает Кирьяк: "Да, мы такие, и это неплохо. Мы больше ценим жизнь и не будем тратить время на дело, которое не приносит удовольствия". Юрист считает, что у фирмы должна быть единая цель, иначе командной деятельности не выйдет. Текучка кадров и неясная система повышений – те вещи, которые отпугивают Кирьяка от потенциального работодателя: "Мне импонирует в этом вопросе подход фирм "Большой четверки", где повышение зависит от понятного KPI". Юрист рассказывает, что многим его знакомым и друзьям обещали стремительный рост, а в итоге обманули молодых специалистов. Семья для собеседника очень важна, потому что дает ему огромную поддержку как в моменты больших свершений, так и в периоды неудач: "Семья важнее карьеры. Не хочется быть успешным, но одиноким человеком". Собеседник считает, что российские молодые юристы рассчитывают на более быстрый рост в отличие от своих западных коллег-сверстников: "У нас и возможностей для роста больше, зато иностранцы мобильнее, так как английское право универсально".

Для Александры Сусаровой, старшего юрисконсульта ФБК-Право, прежде всего важна система мотивации, которая есть в компании. У фирмы должны быть прозрачные требования к работникам, считает она. Для юриста имеет значение и то, принято ли делегировать сложные и ответственные задачи молодому поколению в коллективе, есть ли система стимулирующих выплат: "Ведь упомянутые вещи во многом показывают, как работодатель относится к труду своих сотрудников". Сусаровой важно, чтобы ценности и цели компании совпадали с ее ориентирами. По ее мнению, руководитель должен понимать: подчиненным нужно время для личной жизни, чтобы в остальное время они работали эффективно и не выгорели профессионально. Она не пойдет трудиться в фирму, которая имеет репутацию "эксплуататора" среди бывших и нынешних сотрудников. Работа в режиме нон-стоп под руководством неблагодарного начальства – плохой старт для молодого специалиста и прямая дорога к психологам с кардиологами, отмечает юрист. Вместе с тем мнение, что личная жизнь и работа находятся в умеренном балансе, Сусарова считает лукавством: "В битве "важная/срочная/интересная задачка по работе" vs "семья/друзья/хобби" первое зачастую побеждает". По ее мнению, западные коллеги-сверстники явно кривят душой, когда заявляют, что деньги – это не главное. У молодых специалистов много очень понятных материальных потребностей, которые требуют значительных вложений, резюмирует Сусарова: "Жилье, дополнительное образование, хобби, путешествия".

Сергей Коновалов, юрист "Saveliev, Batanov & Partners", при выборе места работы обращал внимание на команду, корпоративную культуру и уровень проектов. Ему важно, чтобы у каждого сотрудника были широкие возможности проявить себя лидером. А работодатель должен поощрять инициативность и креативность, заключает он. Коновалов точно бы не согласился трудиться в скучном коллективе с казарменными порядками. По его словам, на начальном этапе молодому специалисту важно получить опыт, который является индикатором глубины специализации: "Если концентрироваться на получении такой практики, то можно не переживать по поводу финансов". Проработать в одной фирме длительный срок он согласится при обоюдном сверхудовлетворении: когда руководитель получает от работника больше, чем ему хочется, а ожидания сотрудника тоже предвосхищаются. Коновалов считает, что российской юридический рынок – это песочница по сравнению с возможностями у их западных сверстников. Работая на глобальном рынке, молодые западные юристы, скорее всего, более подкованы в вопросах управления своей карьерой, считает он.

Юрист петербургской практики "Пепеляев Групп" Вадим Инсаров обращает внимание на уважение работодателя к работнику еще во время собеседования: "Это не значит, что интервью обязательно должно быть "жёстким", однако манера общения играет огромную роль". Его точно будет отторгать от руководителя грубость и бесцеремонность начальника, а также репутация "решальщика". По мнению юриста, пока молодой – нужно делать карьеру, а семья и все остальное приложатся позднее. Инсаров согласится проработать на одного работодателя 10 лет, если ему предложат реальные возможности для профессионального роста. На начальном этапе карьеры юрист готов "жертвовать" деньгами ради опыта. Но чем дальше и больше опыт, тем не менее оправдана такая жертва, отмечает собеседник. По его словам, российские юристы в профессиональном плане взрослеют раньше своих западных коллег-сверстников: "На западе в 25 лет мало у кого есть такой опыт работы, как у нас". Инсаров отмечает приятную тенденцию, что все больше молодых российских специалистов осознают ценность права и его важность для общества.

Максиму Безрученкову, младшему юристу АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", важно, чтобы работодатель не воспринимал его как функцию, а раскрывал в нем новые грани профессионализма. Ключевыми элементами корпоративной культуры для него выступают наставничество и многогранное внутрикорпоративное обучение: "Без этих элементов мы получим простую совокупность действий и мероприятий, которые не имеют под собой общей цели". По мнению собеседника, самая деструктивная черта возможных работодателей – это недоверие к молодым специалистам и нежелание их развивать. Безрученков уверен, что в его возрасте карьера должна быть в приоритете. Он готов отработать 10 лет и более в одной компании, если его будет окружать сплоченная команда: "Юридический спецназ, профессионализм и авторитет которого дадут возможность реализовать, казалось бы, самые бесперспективные проекты". Как и для большинства его коллег, деньги для юриста пока отходят на второй план: "Когда тебе 20 лет и ты приходишь работать в консалтинг с желанием перевернуть мир, то вопрос гонораров едва ли будет играть серьезную роль". Безрученков совсем не жалеет, что первоначальная стажировка в ЕПАМе носила безвозмездный характер. Собеседник выделяет две основные проблемы, с которыми сталкиваются молодые специалисты в нашей стране: издержки современного юридического образования и переизбыток выпускников на рынке труда.

Мнение юных юристов из "Ильфов"

Кристина Локайчук, старший консультант Deloitte, привыкла трудиться в так называемой западной корпоративной культуре, где рабочие процессы прозрачны и культивируются доброжелательные человеческие отношения в коллективе. Она ценит минимальный уровень бюрократии в компании, чтобы формальные процедуры не возводились во главу угла у фирмы. Низкий уровень корпоративной культуры станет для Локайчук решающим фактором, который заставит ее отказаться от сотрудничества с потенциальным работодателем. Юрист не хочет, чтобы профессиональное развитие перевешивало значимость семьи. Если интересы близких заставят ее расстаться с работой, то она постарается честно и открыто донести это до своего руководства и коллег. Собеседник не исключает, что сможет трудиться в одной фирме более 10 лет и более: "Для этого важно, чтобы мои ожидания и стремления совпали с принципами работодателя". Локайчук мечтает вырасти профессионалом, который будет готов как к самостоятельной, так и командной работе. В отличие от своих коллег она уверена, что наши молодые специалисты находятся в примерно одинаковых условиях с молодыми западными юристами.

Для Александры Морозовой, юриста PwC Legal, важен уровень признания компании со стороны профессионального сообщества. Обратит внимание она и на то, поможет ли ей фирма расширить привычные компетенции. Возможность частично удаленной работы и гибкий график станут дополнительными плюсами, добавляет юрист. От потенциального работодателя ее отпугнет отсутствие регламентированной этики, непрозрачная система премирования и закостенелая бюрократическая структура. Морозова откажется работать с заносчивым руководителем, который будет подчеркнуто неуважительно смотреть на ее небольшой опыт в юридической сфере. Уже сейчас в ее жизни существует очень серьезный перевес в сторону карьеры. Свободного времени практически нет, констатирует она: "Сложно даже прогнозировать, во сколько я освобожусь завтра". В какой-то момент мотивация к работе неизбежно снижается, считает она: "В этот момент очень важно, какая команда вокруг тебя. Их вовлеченность в общее дело снова сможет зарядить энергией на новые подвиги и найти силы для новых проектов". Морозова уверяет, что всегда будет выбирать в первую очередь интересную работу, а не высокооплачиваемую при прочих равных. Через 10 лет она видит себя на руководящей должности в инхаусе.

После выпуска из университета кружится голова от количества объявлений о стажировках в компаниях с большим именем, говорит Валерия Гребенькова, Legal student, Baker&McKenzie. По ее словам, сначала нужно узнать профессиональные приоритеты и ценности своих потенциальных руководителей, и только потом посылать резюме. В работодателе молодого специалиста привлекает готовность начальника тратить время и силы на сотрудников. Бывает, открываешь финальный вариант документа, над которым ты работал и не находишь ни одного своего слова, рассказывает она: "В такие моменты хочется услышать от руководителя, в чем ты ошибся". И, конечно же, должна быть здоровая конкуренция в фирме, подчеркивает собеседник. Для собеседника важна и персонализация труда. По ее словам, в некоторых фирмах есть целая армия паралигалов, которые трудятся в комнатах без окон и выполняют задания, приходящие через массовую почтовую рассылку. Для Гребеньковой важно чувствовать себя частью команды, которая делает важный проект. Она не согласится работать в фирме, которая хотя бы эпизодически использует нечестные практики. В идейном плане для Гребеньковой семья все равно важнее и рассматривается как лучшая инвестиция. В будущем партнером компании она быть пока не хочет. По ее мнению, партнерство – это особенный стиль жизни, когда трудишься без выходных и постоянно в разъездах. "К этому, наверное, тоже можно привыкнуть, но стоит ли?" – задает риторический вопрос Гребенькова. Она убеждена, что молодым специалистам ее сферы в России гораздо проще: "Барьеров для входа на рынок мало, а необходимый уровень образования ограничивается магистратурой, да и то не всегда".

Когда Анна Пономарева, помощник юриста из Goltsblat BLP искала свое первое место работы, то смотрела на возможность получить релевантный опыт, и чем больше — тем лучше. Ей важно было попасть в компанию, которая "взращивает" персонал. Она точно не пошла бы к работодателю, у которого огромная текучка, а бывшие сотрудники оставляют негативные отзывы. Для Пономаревой карьера и семья одинаково важны, и она мечтает успешно совмещать все, глядя на удачный опыт старших коллег. Пока для нее деньги отходят на второй план: "На начальном этапе всегда важнее опыт, это нужно помнить". Собеседник не загадывает далеко и считает, что самое главное — это стать высококлассным специалистом в своей сфере, а конечная должность — вопрос второстепенный. Пономарева соглашается с Локайчук, что они существенно не отличаются от своих западных коллег-сверстников: "Та же энергичность, мотивированность и неуемное желание получить самое ценное — опыт".

Советы старших коллег

Мы попросили четырех управляющих партнеров фирм из рейтинга "Право 300" проанализировать ответы молодых специалистов и сделать вывод: чем молодое поколение отличается от старшего. Юристов удивили некоторые взгляды своих младших коллег, и они поделились советами с подрастающими профессионалам.

Сравнивать подходы разных поколений к профессии трудно, говорит Эдуард Олевинский, председатель Совета директоров ПБ "Олевинский, Буюкян и партнеры":. Он вспоминает, что в советские времена карьера определялась просто: "Поступил в институт – будешь в достатке и социально благополучен, не поступил – все сложится хуже". Когда юрист закончил вуз, то СССР развалился, привычной колеи не стало, а значение денег резко выросло: "Я тогда не думал о карьере, а жил сегодняшним днем. Для меня не существовало выбора между семьей и работой, потому что просто не было времени планировать жизнь, которая постоянно менялась, как сцены в фильме". По этой причине Олевинского очень удивили ответы молодежи, которая противопоставляет работу и семью. Ему кажется, что качество семейной жизни не измеряется количеством времени, которое ты проводишь с близкими: "Интересная работа – это всегда фактор, укрепляющий семью". По мнению Олевинского, большинство ответов молодых юристов демонстрирует, что старшее поколение лишь стремится к стабильности, а молодежь четко настроена жить только в ней.

Судя по ответам, главное отличие молодых юристов от нас – их неготовность приносить в жертву карьере свое личное время и пространство, отмечает Руслан Коблев, управляющий партнер АБ "Коблев и партнеры": "Даже успешность юриста им кажется понятием относительным, и многие рассуждают о ней с определенной иронией". Эксперту кажется, что его юные коллеги лукавят: "В России постепенно укореняются западные стандарты профессии, и характеристику "успешного юриста" можно понимать отчетливо". По словам Коблева, лучшие специалисты – это люди, которые действительно хорошо учились своей будущей профессии, готовы к максимальным нагрузкам и жертвам ради карьеры, а также отлично владеют как минимум одним иностранным языком. В нашей конкурентной среде выживают сильнейшие – не только более образованные, но и более мотивированные, констатирует юрист. Коблева приятно удивило, что молодых коллег отталкивают "нечестные практики": "Это внушает определенный оптимизм и надежду, что наш юридический рынок изменится быстрее, чем я думал". Эксперт советует молодым специалистам получать западный опыт: "Поработать в иностранной компании или закончить зарубежную магистратуру, которая даст человеку понимание, как там функционирует юридический бизнес, и покажет заграничные стандарты в профессии".

Максиму Кулькову, управляющему партнеру "Кульков, Колотилов и партнёры", понравились большинство ответов: "Видно, что люди точно знают, чего хотят и как они этого собираются добиваться". Вместе с тем он советует юным юристам начинать карьеру в фирме с очень высоким профессиональным качеством, где есть сильная система обучения молодых сотрудников, и жесткими требования к стандартам работы. По его мнению, это могут быть как западные, так и российские компании, но уточняет: "Среди иностранных таких гораздо больше". В юридической практике, как и в спорте или искусстве, очень важна техника, а ставить ее надо в самом начале, иначе потом сложно все исправить, говорит Кульков: "Я это отлично по себе знаю".

Управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров замечает, что представления молодых коллег о профессии еще более разношерстны, чем сам юридический рынок. По его мнению, недавние выпускники университетов предъявляют довольно много требований к работе: "Лет 10–15 назад таких претензий наблюдалось заметно меньше, хотя рынок был динамичнее". Юрист считает, что начинать карьеру в небольшой фирме рискованно: "Такие компании уязвимы с точки зрения стабильности и мало взаимодействуют с коллегами". Егоров поясняет, что хороший руководитель предлагает работать не на него, а вместе с ним: "Идеальная ситуация для начинающего юриста – возможность наставничества". Управляющий партнер ЕМПП предупреждает, что не совсем корректно молодому юристу предъявлять свои личные требования к работе, которая поступает в фирму и распределяется между ее сотрудниками. По его наблюдениям, все недавние выпускники юрфака, как правило, боятся рутины: "Но деятельность юриста, даже в крутой фирме, неизбежно связана с большим количеством "неинтересных" и рутинных вопросов". Реальная работа по профессии существенно отличается от забав юристов из сериала "Suits", констатирует Егоров: "Юриспруденция – это не развлечение и не приятное времяпрепровождение с симпатичными людьми. Она, конечно, может и должна приносить удовольствие, но не сразу". По его словам, качество нашего юридического рынка в десятки раз по всем критериям уступает западному, как и уровень выпускников российских юрфаков. И, да, удивлю молодежь, но у почти всех известных мне юрфирм нет никакой общей идеи или видения фирмы, так как для нашего бизнеса – это отвлеченные понятия, резюмирует Егоров.