Актуальные темы
18 октября 2011, 15:41

"Нужно ли менять законодательство, если правоприменительная практика так плоха?"

"Нужно ли менять законодательство, если правоприменительная практика так плоха?"
Фото Право.Ru

В Госдуме в понедельник обсуждали основные направления совершенствования системы уголовных наказаний в России. В основном дискуссия между законодателями, представителями судейского и научного сообществ свелась к разговору о необходимости появления в России нового Уголовного кодекса и критике двух президентских законопроектов: о фирмах-однодневках и так называемого третьего пакета либерализации уголовного законодательства. Особенно беспощадными по отношению к инициативе Президента РФ Дмитрия Медведева оказались представители научных кругов.

Несмотря на широко заявленную тему о направлениях совершенствования уголовного законодательства, разговор собравшихся шел в основном вокруг президентского законопроекта, касающегося либерализации действующего УК РФ.  Согласно законопроекту № 559740-5 "О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации", суд наделяется полномочием изменять категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну. Вводится новый вид наказания – принудительные работы, которые станут альтернативой лишению свободы за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, а также за совершение впервые некоторых тяжких преступлений. С текстом документа можно ознакомиться в СПС "Право.Ru" здесь.

Однако ученые, адвокаты и представители общественности к таким нововведениям отнеслись настороженно. Особенно жесткую критику вызвало предложение наделить суд правом изменять категорию преступлений. Его все выступающие назвали коррупционноемким и охарактеризовали как "переложение функций [законодателя] на суд". "Категория преступления – это деление на группы в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния. Это прерогатива исключительно законодателя, только он устанавливает этот формальный критерий", — заявил завкафедрой уголовного права МГУ Владимир Комиссаров, отметив, что вводить такую норму в УК РФ "категорически нельзя".  

Кроме того, у него недоумение вызвала и сама формулировка предлагаемой статьи "с учетом фактических обстоятельств и степени общественной опасности преступления суд праве при наличии смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих…". "Кто-нибудь мне может объяснить, чем фактические обстоятельства отличаются от отягчающих и смягчающих?" — задал Комиссаров вопрос присутствующим, но он так и остался без ответа.

Не меньше критики заслужило и предложение о введении в России наказания в виде принудительных работ. О том, что в предложенном законопроекте оно получились не альтернативным, а самостоятельным видом наказания "с полной атрибутикой лишения свободы" говорил профессор кафедры уголовного права и криминалистики юридического факультета МГУ Вячеслав Селиверстов. По его мнению, некоторые заключенные захотят в обычную колонию, поскольку просто лишение свободы окажется более выгодным.

Этому, считает он, будут способствовать множество факторов. Во-первых, одинаковый срок отбытия наказания ("Один день принудительных работ идет за один день лишения свободы", — сказал Селиверстов). При этом, во-вторых, при принудительных работах осужденный, так же как и в колонии, не сможет без разрешения администрации покидать территорию общежития, но при этом 20% зарплаты будет отчислять в бюджет и питаться за свой счет.

Судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова была еще более категоричной в оценках и заявила, что внесенный законопроект "фактически заменяет пересмотр уголовной политики, изображает масштабность изменений. "А масштабности нет. Какое альтернативное наказание? Чистое лишение свободы. А вид сделали, что гуманизацией занимаетесь", — посетовала она.

Припомнили собравшиеся и активно продвигаемый президентом Дмитрием Медведевым законопроект об уголовной ответственности за создание фирм-однодневок. Председатель партнерства "Бизнес-солидарность" Яна Яковлева, сама оказавшаяся однажды в СИЗО по обвинению в экономическом преступлении, выразила мнение, что правительственный законопроект, по сути, возвращает в УК не так давно исключенную статью "лжепредпринимательство". "Согласно предложенной формулировке, образование коммерческой организации в целях ее использования для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями, сделками с денежными средствами, карается до трех лет лишения свободы. Получается, что любой предприниматель может попасть под эту статью. Как доказывать этот умысел? По доносу? Какие другие доказательства?" — возмутилась Яковлева и призвала депутатов не попасться на популизм.

Депутаты, в свою очередь, решили продемонстрировать, что осознают недостатки предложенного им законопроекта. Зампредседателя думского Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Андрей Назаров заверил, что документ будет принят в первом чтении, а дальше "ко второму чтению будем работать над ним, чтобы он в итоге стал нормальным законом".

Нужен ли новый Уголовный кодекс?

Разговор на парламентских слушаниях с учетом недавних слов Николая Федорова (экс-министр юстиции, координатор программы созданного по инициативе будущего президента Владимира Путина Общероссийского народного фронта) о необходимости принятия новых УК и УПК, постоянно сводился к этому вопросу. Первый зампредседателя Верховного Суда РФ в отставке Владимир Радченко высказался за принятие нового Уголовного кодекса. "Накопившаяся несбалансированность, противоречивость, а местами просто несуразность некоторых соотношений в рамках действующего УК говорит о том, что нужно принимать более радикальные решения. Но это работа не должна останавливать текущей работы по совершенствованию действующего закона —  можно и 10 лет разрабатывать", — объяснил он.

При этом он считает, что при модернизации уголовного законодательства в первую очередь надо сосредоточиться на ряде проблем уголовного закона, которые необоснованно усиливают карательное давление, в том числе и на предпринимателей. Кроме того, он напомнил, что в действующем УК есть стати, устанавливающие повторную уголовную ответственность за преступления, предусмотренные другими статьями. Это приводит к двойному осуждению. В частности, это касается легализации доходов, полученных преступным путем. "Предлагаем действие этой статьи ограничить наркобизнесом, торговлей оружия и людьми и не распространять на другие сферы", — сказал Радченко.

А профессор кафедры уголовного права Московской государственной юридической академии Алексей Рарог назвал рассуждения на тему нового УК вопросом "уголовно-политическим". Он, по его словам, "может решаться тогда, когда появляются новые приоритеты уголовно-правовой охраны или государство решило прибегнуть к новым методам уголовно-правового воздействия". "Думаю, что сейчас таких оснований для принятия нового УК нет. А вот чтобы новую редакцию – это назрело, поскольку в действующем УК есть немало нестыковок, ошибочных положений", — пояснил он.

Судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова задала участникам парламентских слушаний вопрос "нужно ли менять законодательство, если правоприменительная практика так плоха?" и сама же на него ответила: "Я думаю, что на этот вопрос нужно ответить утвердительно. Чем хуже законодательство, тем сильнее оно будет испорчено плохой практикой. На хорошее [законодательство] еще можно было бы надеяться". По ее мнению, неважно, как называется идея изменения УК – новая редакция, новый кодекс, важно то, что поправки нужно внести системно, согласованно, начиная с общей части кодекса и заканчивая особенной.