Актуальные темы
22 мая 2012, 16:00

Дело о наказании гендиректора Кировского завода Семененко и особое мнение судьи ВАС Дедова

Дело о наказании гендиректора Кировского завода Семененко и особое мнение судьи ВАС Дедова
Судья ВАС РФ Дмитрий Дедов

Высший Арбитражный Суд опубликовал постановление по делу, которое, вероятно, упростит задачу акционеров компаний в спорах с менеджментом о выгодности тех или иных сделок. Президиум распорядился пересмотреть иск миноритариев Кировского завода к его гендиректору Георгию Семененко с учетом расчета рыночной цены проведенной "дочкой" предприятия сделки по покупке доли в другой компании, принадлежащей самому Семененко и его матери. Тем временем, содокладчик по делу судья ВАС РФ Дмитрий Дедов углубился в вопрос и опубликовал очередное особое мнение. Дедов считает – чтобы привлечь менеджмент к ответственности, мало доказать только невыгодность совершенной им сделки, нужно доказать еще и его заинтересованность в ней.

Георгий Семененко возглавил Кировский завод в 2005 году после гибели своего отца. Сначала он руководил предприятием в статусе и.о. генерального директора, а в 2006 году его кандидатура была утверждена собранием акционеров. В 2007 году он заключил сделку, которая очень не понравилась миноритарным акционерам: Кировский завод создал дочерний Путиловский литейный завод, внес в его капитал 580 млн руб., а затем на эту "дочку" через цепочку оффшоров была приобретена 66-процентная доля в ООО "Сигма-инвест", принадлежавшая Георгию Семененко и его матери Ларисе. За нее было заплачено 612,8 млн руб.

Миноритарии сочли, во-первых, что сделки, в результате которых доля семьи Семененко в "Сигма-инвест" перешла к Путиловскому заводу, заключались между связанными компаниями, а, во-вторых, ее стоимость была завышена. В январе 2010 года миноритарий Кировского завода – ЗАО "Дорога" подало в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области иск к Семененко (дело А56-1486/2010). Пытаясь подтвердить довод о связанности участников цепочки, истец указывал на то, что сделки были проведены за короткий временной промежуток – два месяца, в них был один и тот же объект, а конечные звенья схемы были аффилированными. Что касается стоимости сделки, то "Дорога" представила заключение, согласно которому истинная стоимость доли семьи Семененко в "Сигме-инвест" составляла 229,5 млн руб., вместо заплаченных за нее 612,8 млн руб.

Тем не менее, суды отказали миноритарию, сославшись на недоказанность совокупности обстоятельств, представленных им. Однако эта аргументация не показалась убедительной судьям Высшего Арбитражного Суда. Рассмотрев дело, президиум направил его на новое рассмотрение в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

На днях ВАС опубликовал постановление по делу, где отмечается, что доказательства, представленные истцом, были "достаточно серьезны", аргументы – "убедительны", а судами неправильно было распределено бремя доказывания: оно должно было перейти к Семененко. Судьи высшей инстанции сослались на ч.1 ст.9 АПК и ст.65 АПК и указали на то, что непредставление контраргументов может рассматриваться судом как отказ от опровержения доводов акционера. "Ответчик имел реальную возможность раскрыть информацию [о сделках]", – считают судьи.

Кроме того, судьи подняли в постановлении другой важный вопрос – об обязанности директора действовать разумно. Они обратились к п.3.1.1 Кодекса корпоративного поведения (утвержден распоряжением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 4 апреля 2002 года №421/р), который предписывает гендиректору "совершать действия, ожидаемые в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах от хорошего руководителя" – в частности, проявлять повышенное внимание к условиям договора по покупке имущества дочерней компанией. Обратное президиум трактовал как "намеренное неисполнение обязанностей генерального директора Кировского завода и сознательное пренебрежение ими". Более того, судьи предложили свою модель поведения "абстрактного хорошего генерального директора": раскрыть акционерам информацию об условиях взаимосвязанных сделок.

Третьим моментом, на который обратили внимание члены президиума, стала цена сделки. Судьи ВАС сочли, что суды нижестоящих инстанций были не правы, когда не стали принимать во внимание представленную истцом оценку стоимости 66-процентной доли семьи Семененко. Именно на это "упущение" президиум указывает как на повод для нового пересмотра дела.

Тем временем, судья Дмитрий Дедов, в целом соглашаясь со своими коллегами в резолютивной части постановления, решил, что их мотивы "требуют корректировки" и опубликовал свое особое мнение по делу. Так, пишет Дедов, президиум согласился лишь с тем, что сделки по передаче принадлежащей семье Семененко доли в уставном капитале "Сигма-инвест" были взаимосвязанными и преследовали единую цель – переход титула собственника от Семененко к контролируемому им Путиловскому заводу. Однако содокладчик по делу считает, что можно "сделать более точный вывод для оценки природы рассматриваемых отношений: общая цель сделок заключается в продаже Кировскому заводу имущества, находящегося в собственности Семененко, генерального директора этого завода". То есть в данном случае среди мотивов Семененко имела место заинтересованность, при этом Семененко не только сам был заинтересованным лицом, но еще и стороной по сделке с заинтересованностью – как продавец своей доли в "Сигма-инвест", которая приобретена Путиловским заводом, находящимся под контролем Кировского завода.

При этом, продолжает Дедов, если согласиться с позицией президиума о природе сделок Семененко, имеющей цель лишь передать титул собственника Путиловскому заводу, то Семененко нельзя привлекать к ответственности как директора Кировского завода только на том основании, что он устранился от исполнения обязанности по контролю за выполнением директором Путиловского завода полномочий руководителя дочерней компании. Если так рассуждать, по мнению Дедова, ответственность должен нести сам директор Путиловского завода, но никак не Семененко. По мнению Дедова, вывод президиума о том, что Семененко "устранился", не соответствует действительности: напротив, в судебном заседании он не отрицал, что приобретение доли осуществлялось под его контролем и в соответствии с его указаниями, а саму сделку Путиловский завод совершил не своей волей и не в своем интересе.

Мария Кунле, Наталья Шиняева