Тег не задан
4 декабря 2017, 15:05

ВС указал, кто ответит за налоговое заблуждение

ВС указал, кто ответит за налоговое заблуждение
Если контрагенты применили нулевую ставку НДС, но потом ФНС отказала им в праве на налоговую льготу, кто оплатит дополнительные 18% к цене – покупатель или продавец?

Если контрагенты применили нулевую ставку НДС, но потом ФНС отказала им в праве на налоговую льготу, кто оплатит дополнительные 18% к цене  покупатель или продавец? Три суда отвечали на этот вопрос в деле, в котором исполнитель услуг заплатил доначисленный НДС и потребовал возмещения с заказчика. Две инстанции отклонили требования, потому что цена была согласована в договоре, а изменять его в одностороннем порядке нельзя. Апелляция при этом упрекнула истца в недобросовестности. Кассация возразила, что НДС в цену не включается и является публичным налогом, а значит, его можно взыскать с заказчика. Затем дело дошло до экономколлегии ВС, которая рассказала, какой принцип поможет правильно разрешить спор.

Применение многих налоговых льгот может довести компанию до суда, потому что в ряде случаев без него практически невозможно однозначно определить, какая применяется ставка НДС – 0% и 18%, говорит руководитель группы разрешения налоговых споров Goltsblat BLP Александр Ерасов. По его словам, подобные ситуации приводят к спорам не только налогоплательщика с налоговым органами, но и поставщиков и покупателей друг с другом. До Верховного суда дошло подобное дело № А32-4803/2015. В нем «Транснефть-Терминал», который занимался перевалкой нефти «Порт Юнион Ойл Экспорт Лимитед» на терминале «Шесхарис» (Новороссийск), пытался взыскать с заказчика $2,2 млн налога на добавленную стоимость. Этот налог изначально никто не платил, потому что стороны договорились применить «нулевую» экспортную ставку. Но в 2014 году налоговая служба в результате проверки решила, что экспортный характер услуг не подтвержден, и доначислила $2,2-миллионный НДС на услуги 2012–2013 годов за общую сумму $12,4 млн. «Транснефть-Терминалу» не удалось оспорить решение в судебном порядке. Поэтому, перечислив недоимку, налогоплательщик отправился взыскивать ее с контрагента: раз цена услуги повысилась на 18%, заказчик должен ее доплатить. К рассмотрению спора привлекли третьих лиц без самостоятельных требований – крупных нефтетрейдеров Gunvor SA и Litasco, а также «Роснефть» и «Газпром Нефтехим Салават».

АС Краснодарского края отклонил требования со ссылкой на договор: там была указана твердая цена $10 за тонну с указанием 0% ставки. Заказчик обязывался платить 18%-ный НДС лишь в том случае, если он не передаст документы, которые подтверждают право на льготу, но все бумаги предоставлялись вовремя. Нельзя в одностороннем порядке изменять условия двустороннего соглашения, пояснил АС Краснодарского края. 15-й ААС согласился с этим и уличил истца в злоупотреблении правом – тот знал, что льгота ему не полагается, и все равно ее применял.

Иного мнения оказался АС Северо-Кавказского округа, который принял решение в пользу «Транснефть-Терминала». По мнению кассации, из договора следовало, что стороны решили не включать в цену НДС, поэтому его можно взыскать. Размер налоговой ставки определяет специальный закон, поэтому независимо от договоренностей и цены услуг налогоплательщик может взыскать с контрагента сумму фактически перечисленного НДС, решила кассация. Она возразила апелляции и в том, что «Транснефть-Терминал» злоупотреблял правом: наоборот, в условиях неопределенности компания не могла знать заранее, что не имеет права на льготу.

Распределение рисков: по закону и по договору

Экономколлегия ВС согласилась, что злоупотребления не было. Исполнитель считал, что имеет право на льготу, но кассация неверно распределила риски, связанные с таким заблуждением. Поскольку стороны четко согласовали конкретную цену договора, она должна остаться прежней, и ее нельзя менять, решила «тройка» под председательством Ивана Разумова. По общему правилу, риск неправильного понимания налогового законодательства несет налогоплательщик. Это правило и должно действовать, потому что стороны не предусмотрели в договоре иное. Более того, если бы соглашение возложило риск доплаты НДС на «Порт Юнион Ойл Экспорт Лимитед», не исключено, что он потребовал бы снизить цену за это, объяснил ВС. Свои рассуждения экономколлегия подкрепила ссылкой на п. 17 постановления Пленума ВАС от 30 мая 2014 № 33 об НДС. В итоге она отменила постановление кассации и оставила в силе акты первой и второй инстанций, которые отказали в иске.

Верховный суд подчеркнул значение так называемых налоговых оговорок, то есть условий договора о том, кто из контрагентов будет уплачивать налоги, в том числе в спорных ситуациях, говорит Ерасов. Если бы в спорном случае договор содержал положение об увеличении цены на сумму налогов и о ее полной компенсации покупателем (так называемый “gross-up provision”), это должно было бы помочь истцу выиграть спор, предполагает Ерасов.

У перевозчиков, экспедиторов, компаний, занимающихся перевалкой грузов, часто возникают споры о том, связаны те или иные услуги с экспортом или нет, отмечает партнер Taxology Алексей Артюх. «Возможно, для кого-то отказ от нулевой ставки станет спасением от подобных споров», – говорит он. Но 18%-ная ставка невыгодна иностранным трейдерам, которые не платят налоги в России, – они не смогут возместить уплаченный в России НДС, и это, по сути, будет означать увеличение цены на 18%. НДС принимают к вычету российские компании или постоянные представительства иностранных, которые являются российскими налогоплательщиками, уточняет Артюх.