Практика
17 января 2018, 23:28

Верховный суд защитил пассажиров, которые ехали в душном вагоне

Верховный суд защитил пассажиров, которые ехали в душном вагоне
Кто отвечает за ненадлежащий температурный режим в поезде? Что делать, если окно не откроешь из-за кондиционера, а последний прекращает работать во время остановок? Как быть, если договором перевозки не гарантируется кондиционирование воздуха? Кто должен доказать, что требования к вентиляции были соблюдены? Суды двух инстанций пытались дать ответы на эти вопросы, пока делом не занялся Верховный суд.

Семья Бирюлевых* в августе прошлого года путешествовала в купе по маршруту Анапа-Москва до станции Елец. Перевозчиком было АО "Федеральная пассажирская компания". Поскольку вагон оборудован кондиционером, окна были закрыты герметично. Во время поездки кондиционер работал плохо, температура воздуха в вагоне составляла от 32 до 33 градусов. Из-за духоты одному из членов семьи даже потребовалась медицинская помощь. Поэтому после поездки Бирюлевы обратились с претензией в АО "Федеральная пассажирская компания", потребовали возвратить им доплату за купе и компенсировать моральный вред. В добровольном порядке претензия не была удовлетворена, и пассажиры подали иск в суд.

Ответчик не оспаривал, что температура в вагоне в тот день превышала допустимую. Он объяснил: поезд находится в перестое на станции Анапа более 7 часов, в дороге предусмотрены стоянки до 58 минут, а также не указанные в расписании технические стоянки. Во время стоянок климатические установки вагонов автоматически отключаются и включаются при наборе скорости, поэтому поезд и нагревался так сильно. 

Тем не менее Елецкий районный суд Липецкой области частично удовлетворил исковые требования Бирюлевых. Он решил, что оказанная истцам услуга по перевозке являлась некачественной, поскольку температура в вагоне превышала установленную санитарными правилами. Однако судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда отменила решение суда первой инстанции и отказала в удовлетворении иска. Она пришла к выводу, что качество оказанной услуги соответствовало условиям договора перевозки, который не предусматривал кондиционирования воздуха и соблюдения определённого температурного режима в вагоне в летнее время.

Бирюлевы обратились с кассационной жалобой в ВС. Тот решил, что обязательные требования к услуге, предусмотренные законом, должны быть соблюдены независимо от того, имеется ли на них указание в договоре. Приложением к Санитарным правилам предусмотрено, что при температуре наружного воздуха от +20 до +40 градусов температура воздуха в купе должна составлять от +22 до +26 градусов. Апелляцией также не учтено, что Санитарные правила регламентируют не только температурный режим в вагонах, но и режим их вентиляции, отметил ВС. Он указал: обязанность доказать соблюдение требований к температурному режиму и вентиляции вагонов, в том числе во время остановок и технических стоянок, должна быть возложена на ответчика. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (№ 77-КГ 17-29).

"ВС разъяснил нижестоящим судам вещи, которые и без того очевидны", – считает партнер DS Law Мария Калинина. "Вывод ВС полностью соответствует сложившейся судебной практике в отношении споров из договора пассажирской перевозки. Договоры должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с установленными правилами и требованиями. Сторона договора, допустившая нарушения правил перевозки, обязана компенсировать убытки и моральный вред", – отметила адвокат Московской областной коллегии адвокатов (МОКА) Любовь Киселева. "Я с определением ВС полностью согласен. Перевозчик не выполнил санитарное требование, ссылаясь на отсутствие технической возможности, за которую он сам же и отвечал. Единственным основанием для освобождения перевозчика от ответственности является наличие обстоятельств непреодолимой силы. Таких обстоятельств установлено не было. Следовательно, суд правильно возложил ответственность на перевозчика", – сообщил руководитель аналитического отдела бюро ПП "Фрейтак и Сыновья" Максим Петров. При этом он нашел спорным определение размера убытков: истцы просили вернуть доплату за купейность, в то время как допустимый температурный режим в вагонах не связан с классом обслуживания. "Это обстоятельство, я думаю, должно быть исследовано при новом рассмотрении дела судом первой инстанции", – отметил Петров.