Исследования
6 февраля 2018, 15:23

Россия вошла в пятерку стран с наибольшими сложностями по возврату долгов иностранным кредиторам

Россия вошла в пятерку стран с наибольшими сложностями по возврату долгов иностранным кредиторам
Россия заняла пятое место в рейтинге стран, оценивающем сложность возврата долгов национальными компаниями иностранным кредиторам. Всего в рейтинге представлены 50 стран, сложности в которых оценили с трех позиций: трудности, связанные с банкротными процедурами, судами и национальной платежной системой.

Рейтинг был составлен одной из крупнейших международных страховых компаний Euler Hermes. Страны, на долю которых приходится 90% мирового ВВП, оценивались по 100-балльной шкале (0 – минимальная сложность взыскания, 100 – максимальная) с учетом 40 показателей, распределенных по трем группам: сложности, связанные с банкротными процедурами (эффективность процедур ликвидации и реабилитации, внесудебного урегулирования споров, оспаривания сделок и формирования реестра требований), судебной системой (сложность, эффективность и регулирование судебной системы) и платежами (доступность финансовой информации, методы и условия платежей, регулирование просрочки и коллекторства). Больше всего баллов получают страны с наибольшим объёмом сложностей. 

Россия получила 72 балла из 100 возможных, войдя в группу стран, ситуация с возвратом долга в которых характеризуется как крайне тяжелая («severe»). Большая часть из них – страны Азии и Африки. Впереди оказались Саудовская Аравия (94), затем следует ОАЭ (81), Малайзия (78) и Китай (73). После – Мексика (70), Индонезия (67), Южная Африка (67) и Бенин (60). Показатели России несколько улучшились по сравнению с предыдущим рейтингом от 2014 года – тогда наша страна занимала 3 место, войдя в тройку самых проблемных по сбору долгов стран вместе с Саудовской Аравией и ОАЭ и получив 77 баллов.

Проще всего вернуть долги в Швеции и Германии, это страны с самой благополучной ситуацией. За ними следуют Ирландия, Финляндия и Нидерланды. Большинство стран с наилучшими показателями сосредоточены в западной Европе, исключение составляют лишь Греция и Италия, занявшие менее престижные позиции в рейтинге. Однако, как отмечено в его результатах, несмотря на совпадения в цифрах, реальные проблемы разнятся от страны к стране: так, вернуть средства при банкротстве должника в Германии оказывается значительно сложнее, чем в Швеции, при одинаковых результатах рейтинга. При этом сложность возврата средств в США и Канаде оценивается как очень высокая, но на деле большинство проблем связаны с многоуровневыми судами, а механизмы защиты кредитора, средства которого обеспечены залогом, напротив, эффективны.

Что касается судебной системы в России, в рейтинге отмечается ее сложность и многоуровневость. Процедуры в суде длятся обычно три месяца, однако если активы должника приходится разыскивать, то процесс займет намного больше времени. Сроки увеличатся и в случае, если в споре участвуют зарубежные компании. В мировом рейтинге на проблемы, связанные с судами, приходится 31% сложности возврата средств. При этом в мировом рейтинге трудности, с которыми сталкиваются три из пяти стран-участниц исследования, это невозможность ускоренной процедуры возврата средств и сложность признания решений зарубежных судов.

51% сложности возврата долга в общем рейтинге стран приходится на сложности банкротных процедур. Проблемы здесь могут быть связаны как с чрезмерно запутанным законодательством в этой области, так и с неработающими процедурами и фактической невозможностью вернуть средства кредиторов.

3%
требований кредиторов удовлетворяются в России по итогам банкротства должника

Проблемы с возвратом средств при банкротстве актуальны и для России. Если дело попало в суд общей юрисдикции, то шансы на возврат долга довольно велики, процедура занимает 6–7 месяцев. Однако если была инициирована процедура банкротства, шансы вернуть деньги фактически сводятся к нулю, отмечено в рейтинге. Так, кредиторы, требования которых не обеспечены залогом, получают около 3% своих требований по итогам банкротства должника, говорится в рейтинге. По официальным данным, в 2017 году кредиторам вернули 5,5% требований, включенных в реестры. При этом само банкротство длится в среднем два года.

Основные проблемы в этой области в России исследователи видят в отсутствии законодательно закрепленных общих условий выплат кредиторам и, как следствие, крайне неблагоприятном для кредиторов поведении должников, которые на практике не соблюдают установленные временные стандарты для выплат. Как правило, условия контрактов предусматривают выплаты в течение 30–60 дней, отмечается в рейтинге, но на деле задержки в платежах намного больше. При этом должники, как правило, не выплачивают деньги за задержки платежей добровольно, отмечают исследователи. 

Для иностранных кредиторов все юрисдикции, названные в первой пятерке, непонятные и непрозрачные. Кроме того, исследование, видимо, смотрит на то, насколько реально получить деньги назад, а не на то, насколько быстро можно выиграть дело. В России скорое правосудие, но очень неэффективная система исполнительного производства. Кроме того, в реальности практически не работает институт обеспечительных мер. В результате, даже если деньги у должника когда-то были, то к моменту получения исполнительного листа их часто уже и след простыл. Сам исполнительный лист, если неизвестны банковские счета, может лежать у приставов бесконечно.

 Андрей Панов, старший юрист Norton Rose Fulbright

Также к негативно влияющим на практику возврата долгов факторам относится неразвитость реабилитационных процедур. "Процедурой, применяемой к банкротным компаниям "по умолчанию", остается ликвидация", – говорится в докладе, освещающем результаты рейтинга. По официальным данным, в 2016 году процедура реабилитации была применена всего к 2% от общего числа введенных судами процедур (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, bankrot.fedresurs.ru). "Никто не заинтересован в восстановлении платежеспособности компании, никто этим не занимается. Процедура непрозрачна и непонятна, зачастую используется в целях ухода от ответственности или перераспределения собственности в пользу кого-то из дружественных кредиторов", – подтверждает наличие проблем в банкротстве Андрей Панов. "Банкротство – это зачастую способ «скинуть» долги, да еще и при использовании а-легальных механизмов. О сохранении «доброго имени» в ходе таких процедур никто и не думает. Отсюда ничтожный процент реабилитационных процедур и мизерная возвратность долгов в ходе процедур банкротства", – поясняет Светлана Тарнопольская, партнер КА "Юков и партнеры".

С выводами исследования трудно не согласиться. Но основная проблема, как мне кажется, не в сложности правового регулирования банкротства или недостаточной эффективности законодательно закрепленного механизма реабилитационных процедур, а, скорее, в традициях ведения бизнеса в нашей стране. Чем меньшее значение играют репутационные риски для бизнеса, тем менее эффективна система возвратности долгов в принципе.

Светлана Тарнопольская, партнер КА "Юков и партнеры"

Другая сложность – отсутствие закрепленных в законе норм внесудебного урегулирования долга. Внесудебное урегулирование, по оценкам исследователей, находится на начальной стадии развития, и степень неопределенности здесь крайне велика. В сложных спорах составители рейтинга рекомендуют использовать международный арбитраж. В целом же признание решения зарубежного суда потребует немало времени и терпения, замечают в Euler Hermes.

Оценка перспектив взыскания в РФ, в том числе в банкротстве, абсолютно справедлива, считает Николай Покрышкин, партнер, глава практики банкротства фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры». Он указывает на обыкновение российского бизнеса платить мелкие текущие долги, но яростно уклоняться от удовлетворения требований крупных кредиторов, когда бизнес оказывается на грани, – либо путем вывода активов, либо путем преимущественного удовлетворения требований отдельных кредиторов на «особых» условиях, либо путем контролируемого банкротства с творчески расширенным реестром требований кредиторов.

Основная причина в том, что многие бенефициары не видят реального риска в таких попытках: вроде как в худшем случае они окажутся в том же положении, что было бы без попыток, а в лучшем – оставят за собой существенную часть активов, приобретенных на заемные средства. И особенно это касается иностранных инвесторов, которые выглядят абсолютно «беззубыми» в глазах наиболее «ушлых» представителей российского бизнеса. К сожалению, не всегда спасают их солидные расходы на российских представителей: многие рассматривают таких клиентов как «легкую добычу» – существенные бюджеты без жесткого контроля, т. к. без понимания специфики российских реалий крайне затруднительно адекватно контролировать действия консультантов.

Николай Покрышкин, партнер, глава практики банкротства фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры»

В такой ситуации, замечает эксперт, реальные шансы на взыскание появляются у иностранных инвесторов только при грамотном выборе юридических консультантов, готовых действовать как в арбитражной плоскости, так и по уголовному и PR-направлению давления, создавая реальные риски для бенефициаров бизнеса.