ПРАВО.ru
Кейс
18 февраля 2019, 19:21

Юристы о деле Baring Vostok: раньше стреляли, теперь сажают

Юристы о деле Baring Vostok: раньше стреляли, теперь сажают
В субботу в Москве был арестован Майкл Калви, основатель Baring Vostok, крупнейшего и старейшего из инвестирующих в Россию фондов. Дело было инициировано по заявлению акционера банка «Восточный», где у Baring Vostok 51,2% акций и корпоративный конфликт. Интересы Майкла Калви представляет Дмитрий Клеточкин, партнер ЮФ «Рустам Курмаев и партнеры». Эксперты «Право.ru» оценили перспективы кейса.

Что случилось

В пятницу и субботу в Москве были задержаны основатель инвестфонда Baring Vostok Майкл Калви и топ-менеджеры фонда – партнер Ваган Абгарян, которого представляет Рустам Курмаев, глава Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Арбитражное судопроизводство III группа Банкротство , партнер по финансовому сектору Филипп Дельпаль и директор по инвестициям Иван Зюзин. Также были задержаны советник председателя правления Норвик Банка, который раньше возглавлял «Восточный», Алексей Кордичев и гендиректор «Первого коллекторского бюро» Максим Владимиров. Калви подозревают в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК), по этой статье наказание может составить до 10 лет тюрьмы. 15 февраля судья Артур Карпов из Басманного суда арестовал топ-менеджеров, а на следующий день и самого Калви на два месяца.

Сегодня компания сделала заявление о том, что продолжается работа в обычном режиме. Обязанности главы Baring Vostok Capital Partners – компании, в разное время инвестировавшей в «Яндекс», Тинькофф Банк, «Вымпелком», Avito, СТС и другие компании, – взяли на себя старший партнёр Елена Ивашенцева и сооснователь фонда, партнёр Алексей Калинин. Компания временно приостановила полномочия четырёх арестованных членов команды, а «любое решение об инвестициях принимает независимый инвестиционный комитет фондов Baring Vostok, в состав которого входит только один представитель BVCP». 

Причины ареста

Задержание и арест Майкла Калви и его партнеров произошли на фоне корпоративного конфликта между двумя группами акционеров банка «Восточный». Заявление написал Шерзод Юсупов, партнер крупнейшего совладельца банка Артема Аветисяна. Юсупову принадлежит 32% акций банка, в то время как Baring Vostok владеет пакетом в 52%. 

Подконтрольная Калви компания «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) задолжала «Восточному» около 2,5 млрд руб. Тогда топ-менеджеры решили урегулировать вопрос, передав банку в счет долга от ПКБ 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group (IFTG). Сделку одобрил совет директоров банка. Утверждалось, что стоимость активов компании составляет 3 млрд руб. Однако, по версии следствия и ФСБ, их стоимость составляет максимум 600 000 руб. Изначально в суде следователь заявил, что так оценила активы аудиторская компания PricewaterhouseCoopers (PwC), но позже оказалось, что это оценка, которую провела кипрская компания по заказу контролируемой Аветисяном компании Finvison.

Майкл Калви настаивал, что «почти все, что следователь произнес, – это не является правдой». Он указал, что соглашение об отступном было одобрено, но оценка пакета акций была справедливой, что было подтверждено независимым оценщиком. К тому же квалификация Юсупова позволяла оценить сделку: «У него был доступ ко всему массиву документов, имеющих отношение к сделке, и сам он очень высококвалифицированный специалист. Нет никакой возможности утверждать, что он был введен в заблуждение» (цитата по РБК).

Конфликт в «Восточном»

В ходе судебного заседания Майкл Калви сообщил, что давший показания против него и топ-менеджеров Шерзод Юсупов связан с Артемом Аветисяном, против которого Калви ведет тяжбу в Лондоне. Разбирательство в Лондонском международном арбитраже против группы акционеров во главе с Аветисяном началось в прошлом году и связано с мошенничеством по ряду сделок, без указания подробностей сообщил Калви.

Кроме того, по итогам проверки ЦБ предписал банку создать допрезервы более чем на 19 млрд руб., что потребовало докапитализации банка «Восточный» на 5 млрд руб. Изначально акционеры планировали провести ее в равных долях, но в итоге оказалось, что у Аветисяна и других акционеров нет на это средств и допэмиссия размыла бы их долю в акционерном капитале. Baring Vostok выразила готовность внести в капитал 5 млрд руб. самостоятельно, утверждал Калви. По информации РБК, задержание произошло через три дня после того, как закончился установленный ЦБ срок на составление списка тех акционеров, которые выкупят допэмиссию банка по преимущественному праву и, соответственно, будут контролировать банк. Допэмиссия при полном выкупе увеличит капитал банка в 1,6 раза.

Калви считает, что у Юсупова, давшего показания, было два мотива: повлиять на разбирательство в Лондоне и усилить переговорные позиции, чтобы поднять цену акций при размещении допэмиссии банка, которую выкупит Baring Vostok. При этом доля Аветисяна и связанных с ним акционеров уменьшится не так сильно.

Мнения юристов

Уголовное дело при акционерном конфликте – это не новость. За примером далеко ходить не надо, говорит Алексей Добрынин, партнер Pen&Paper, руководитель уголовно-правовой практики. «В отношении нашего доверителя, акционера компании «Юлмарт», в результате корпоративного конфликта и по инициативе банка было возбуждено уголовное дело по ст. 159.1 УК (мошенничество в сфере кредитования). При этом наш доверитель никакого отношения к получению кредитных средств не имеет». 

Дарья Константинова, адвокат, партнер АБ Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс , отмечает, что состав мошенничества могут образовывать только действия по незаконному изъятию чужого имущества под влиянием обмана или злоупотребления доверием. «Изъять под влиянием обмана – это необходимый признак для образования состава. Замещение уже полученного на законных основаниях имущества, например акциями другой компании, мошенничеством ни при каких обстоятельствах назвать нельзя, вне зависимости от того, были ли какие-либо ограничения по реализации этих акций или даже если предположить, что вторая сторона была введена в заблуждение относительно их истинной стоимости. Деньги у так называемого потерпевшего, исходя из предъявленного обвинения, были получены законно. В связи с этим обязательные признаки хищения – очевидно для любого юриста, которым должен являться и следователь, – отсутствуют», – говорит Константинова.

Но на практике в такого рода акционерных конфликтах лица, инициирующие уголовное преследование, не задумываются, есть ли здесь состав преступления. Им понятно, что при наличии возбужденного уголовного дела они получают механизм для шантажа, говорит Добрынин. Он сомневается, что какой-нибудь элемент мошенничества в случае с крупнейшим инвестфондом имел место. 

Впрочем, информация о сделке со следствием уже появлялась в СМИ – ранее «Коммерсант» писал, что Алексей Кордичев в настоящее время даёт показания против других фигурантов дела и готов сотрудничать со следствием. «Вполне возможно, что с Кордичевым будет заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, которое, с одной стороны, позволит укрепить позицию обвинения, а с другой – даст Кордичеву возможность рассчитывать на изменение меры пресечения на более мягкую – домашний арест, а в дальнейшем – на особый порядок и минимальное наказание. При заключении досудебного соглашения лицо соглашается с предъявленным обвинением», – говорит Максим Стрильченко, адвокат АБ S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг II группа Арбитражное судопроизводство II группа Банкротство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 25-26 место По количеству юристов . Он также убежден, что задержания – результат острой фазы корпоративного конфликта. 

Юристы отмечают допущенные в деле процессуальные нарушения. Так, по словам Руслана Коблева, главы АБ Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс 45 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста , заключение под стражу в данном случае – уже нарушение.

Вне зависимости от первоначальной квалификации руководству Baring Vostok вменяют правонарушения, совершенные в сфере предпринимательской деятельности, а в соответствии с ч. 1.1 ст. 108 УПК в этом случае в качестве меры пресечения не может быть применено заключение под стражу. Уже одного этого нарушения достаточно для того, чтобы предположить, что следствие необъективно и реальной его целью может быть попытка повлиять на обвиняемого как на сторону в корпоративном конфликте.

Руслан Коблев

Осведомленные о ситуации в Baring Vostok источники полагают, что шансы «отбиться» у бизнесменов с позиции права 100%, поскольку очевидного состава преступления нет. Но с позиции практики ситуация иная. «К сожалению, наши органы давно руководствуются в своей деятельности не правом, а необходимостью, нормы УПК и УК их совсем не интересуют. Ситуация, к сожалению, типична. В отсутствие юридических аргументов 20 лет назад стреляли, сейчас сажают», – сказал собеседник «Право.ru». Ситуация может вылиться в усиление санкций и ещё один закон Магнитского, ухудшение инвестиционного климата, считает он: «Мы всему миру дали понять, что не уважаем закон, живём по понятиям, что вести бизнес в России можно либо при наличии «крыши», либо с понимаем того, что у тебя в любой момент все отнимут в один день с имитацией судопроизводства. Своим гражданам мы в очередной раз показали, что ФСБ проникла во все сферы, что все формально независимые ветви государства работают исключительно с оглядкой на этот орган. Надо попытаться максимально нивелировать данную ситуацию».

Кто поддержал Baring Vostok

В поддержку инвестфонда Baring Vostok уже выступил целый ряд бизнесменов. В их числе – глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, который заявил, что готов лично поручиться за Калви. В поддержку Калви также высказался глава Сбербанка Герман Греф, отметивший, что знает его как «порядочного и честного человека, много сделавшего для привлечения инвестиций в страну, для развития экономики и высокотехнологичных компаний, таких как «Яндекс», Ozon, «Тинькофф» и другие». «Я считаю, что это один из лучших иностранных и чисто работающих иностранных инвесторов на российском рынке», – приводит The Bell слова экс-главы Morgan Stanley в России Райра Симоняна. 

В поддержку Калви высказался и бизнес-омбудсмен Борис Титов. По его словам, Baring Vostok не смог бы осуществить такое количество инвестиций, если бы в его деятельности были сомнения. «Такое обвинение – искусственное, искусственная схема. Я готов поручиться за человека [Майкла] Калви, за предпринимателя Калви», – отметил Титов. По поводу ареста высказался и пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. По его словам, президент уже в курсе ситуации.