ПРАВО.ru
Судьи
27 февраля 2019, 16:15

Без нареканий и диплома: ВС рассмотрел дело судьи с сомнительными документами

Административная коллегия ВС рассмотрела иск мирового судьи Марины Доловой из КБР. Она оспаривала досрочное прекращение полномочий. Причиной решения региональной ККС стало то, что диплом о высшем образовании из Кабардино-Балкарского госуниверситета на ее имя, как оказалось, вузом не выдавался. Сама судья, нареканий к работе которой никогда не было, настаивала, что в КБГУ действительно не училась, но подтверждала там свой диплом из неаккредитованного вуза. В университете же указали, что подтверждением дипломов и экстернатом никогда не занимались. Аргументы сторон заслушал ВС.

Марина Долова проработала в судебной системе 18 лет. Нареканий к ее работе никогда не было: показатели были хорошими, в целом она не выделялась из общей массы. Она переназначалась на должность судьи четыре раза, всякий раз указывая в графе об образовании, что окончила юридический факультет Кабардино-Балкарского госуниверситета в 1999 году. Однако при последнем назначении возникла проблема. Прокуратура решила проверить дипломы кандидатов – процедура, которая, говорят в ККС, обычно проводится не в массе, а в отношении конкретного судьи, документы которого выглядят подозрительными. Проблем не возникло ни у кого, кроме Доловой, судьи Урванского района КБР. Оказалось, что диплом, на основании которого судья всякий раз получала должность, Кабардино-Балкарский госуниверситет не выдавал вовсе.

«Раньше вопрос не вставал, явных признаков отличия этого диплома от других никто не заметил, а мы сами не делаем запрос в вузы в каждом случае назначения. Не знаю, почему прокуратура в этот раз сделала такой запрос. Запрос о дипломах был по всем судьям, которые просили о рекомендации. Поводов подозревать что-то не было – к судье не было никаких претензий», – говорил в ходе заседания Альберт Бецуков, глава ККС Кабардино-Балкарии. По его словам, ККС не делает запрос в вузы самостоятельно, кроме вызывающих подозрение случаев. Это могут сделать другие органы в ходе проверки претендентов на судейские кресла.

Отфильтровали: почему кандидаты в судьи не проходят президентскую комиссию

По словам самой судьи, которая пришла на заседание с представителем, по результатам проверки ее вызвали в ВС республики и попросили написать объяснительную о том, почему диплом поддельный. Что судья и сделала. «Узнав о результатах, Долова не ходатайствовала о проверке, а отозвала заявление [о рекомендации на должность судьи – ред.] и обратилась в ККС с заявлением об отставке», – заметил представитель ККС. По словам самой судьи, предложение в ВС Кабардино-Балкарии было сделано в ультимативной форме и «звучало так, как будто вопрос о поддельности диплома уже доказан». С кем именно она говорила, судья не пояснила даже после дополнительных вопросов.

Немного не доработав до выслуги лет, Долова решила уйти в отставку. Несколькими днями позже в ККС поступило представление о лишении ее полномочий. «При наличии такого представления просто дать отставку мы не могли», – объяснял Бецуков. В итоге вопросы объединили, а судье прекратили полномочия на основании п. 7.1 ст. 6 закона о статусе судей (в связи с несоответствием на момент назначения на должность судьи требованию наличия высшего юридического образования). 

ВС разобрался с судьей, выносившей решения по подставным ДТП

Оснований для этого было достаточно, уверял представитель ККС. В отношении Доловой возбудили уголовное дело, причем уже после решения ККС. Так что решать вопрос о допустимости уголовного преследования судьи квалифколлегии  не пришлось. Сама Долова говорит, что следствие опирается на решение ККС, которое оно «не может перешагнуть» и в котором фактически утверждается, что диплом у Доловой не является подлинным. ККС настаивает на мотивированности решения: необходимый для назначения диплом судья не получила, этого более чем достаточно для лишения полномочий. Ждать исхода уголовного дела не обязательно.

Как выяснилось в ходе заседания, Марина Долова сначала окончила техникум по юридической специальности, а потом поступила на третий курс Махачкалинского института бизнеса и предпринимательства. Его она окончила в 1998 году, но на этот момент вуз не имел госаккредитацию. По словам Доловой, когда она захотела стать судьей, в отделе кадров некая г-жа Казакова объяснила, что нужен диплом из государственного вуза. Например, из КБГУ. Долова сказала, что там подтвердили ее высшее образование через экстернат после того, как она сдала экзамены и защитила дипломную работу. В сам документ, сказала судья, она особо не заглядывала: «Просто проверила, что имя и фамилия написаны правильно». В ходе заседания судья пытался выяснить, при каких же обстоятельствах проходили выпускные экзамены. Каждый студент помнит об этом хоть что-то, заметил председательствующий судья Юрий Иваненко. Но Долова ни об экзаменах, ни о дипломе ничего сказать не могла, потому что «прошло 20 лет». 

В ходе рассмотрения дела оказалось, что в уголовном деле уже собраны документы, касающиеся сомнительного диплома. По словам Доловой, она с ними не знакомилась – не разрешили. Но Бецуков представил другую информацию, подтверждающую, что документы Долова видела и расписалась под протоколом. Он обнародовал и другие документы, представленные следствию. В их числе – ответ из Гознака о бланке диплома с номером, который стоит на документе Доловой. Диплом с таким номером был направлен в Волгоградский юридический институт в 1997 году и выдан Антону Александровичу Агафонову. То, что диплом был выдан в другой регион, подтвердил и ректор КБГУ. Его письменный ответ процитировал Бецуков. Из него следует, что университет никогда не занимался подтверждением образования, полученного в других вузах, экстерната также не было. О том, что Марина Долова не обучалась в указанный в дипломе период в КБГУ, сообщили в августе 2018 года и два проректора университета в ответ на соответствующий запрос. 

Сотрудники университета, фамилии которых стоят на дипломе Доловой, также подтвердили, что подписи не их, указал Бецуков, сославшись на материалы уголовного дела. В их числе однофамилица судьи, на тот момент декан юридического факультета Анжела Долова, которая заметила, помимо прочего, что наверняка запомнила бы студентку с той же фамилией. Она, отметил Бецуков, также указала, что заочникам не могли выдать диплом 15 июня 1999 года (а именно эта дата указана на дипломе Доловой), поскольку это завершающий этап обучения по графику.

Представитель Доловой Марат Казиев обратил внимание на то, что ККС в суде использовала материалы следствия, и ходатайствовал об исключении из доказательств этих материалов, но ходатайство суд отклонил. Казиев также считал, что ККС приняла решение поспешно и проигнорировала наличие у судьи другого диплома.

– Какая была необходимость рассмотреть вопрос так быстро? – задал вопрос адвокат.
– А какая была необходимость его не рассматривать? Это судья, она отправляет правосудие! – заметил представитель ККС.

Сама судья говорила: «Вина моя только в том, что в анкете я не указала, что обучалась в махачкалинском институте, а подтверждала, что в КБГУ. Я всегда была на хорошем счету и как работник, и в быту. Неужели меня нельзя было отправить в отставку без всего этого. Подходила пенсия по выслуге лет!». Как именно у нее оказался диплом, который, как подтвердили проректоры КБГУ, вузом не выдавался, судья внятно пояснить не смогла, настаивая только на том, что закон не нарушала.

– За эти полгода Вы какие меры приняли, чтобы подтвердить, что у Вас действительно есть высшее образование? – спросил судья.
– В университете просила архивы, записи, но столько лет прошло, – ответила судья, указав, что вопросом занимается следствие.
– То есть Вы на следствие надеетесь? – удивился судья.

Представитель ККС отметил, что наличие или отсутствие умысла у Доловой для квалифколлегии в вопросе о прекращении полномочий не имеет значения: «ККС интересует соответствие судьи требованиям. Нам это все тоже очень неприятно. Мы, к сожалению, через столько лет это [несоответствие судьи требованиям – ред.] выяснили и обязаны принять меры», – заметил Бецуков.

Заслушав позиции сторон, судья Иваненко вынес решение: в удовлетворении требований отказать.