ПРАВО.ru
Практика
12 мая 2021, 9:19

ВС объяснил, когда прекратят налоговое дело

ВС объяснил, когда прекратят налоговое дело
Гендиректор компании, задолжавшей налоговой, решил перевести деньги от контрагента на счета третьих лиц. По его версии, без этого фирма не могла продолжить работу: нужно было рассчитываться с контрагентами и платить по счетам. Суды признали его виновным в выводе средств, а ВС объяснил, что сроки давности прошли, а осужденный не возражал против прекращения дела, значит, надо так и сделать. Но эксперты считают, что такой вывод не всегда идет на пользу осужденным.

Деньги мимо кассы

С 13 мая 2015 года по 8 июля 2015 года у завода появилась задолженность по налогам на 4,2 млн руб. Гендиректор компании Дмитрий Воеводов* знал об этом – он уже получил требования от инспекции. Компания их не исполнила, и ФНС решила получить с фирмы налоги, пени и штрафы за счет средств на банковских счетах.

В общей сложности было четыре акта о взыскании на сумму 3,314 млн руб., операции по расчетным счетам организации остановили, о чем знал Воеводов. Также ему было известно, что налоговая дополнительно решила взыскать деньги за счет имущества налогоплательщика почти на 1 млн руб. 

ВС решал, можно ли одобрить сделку без подписи

В тот же период компания продала уголь другой фирме за 90,5 млн руб. Гендиректор сделал так, чтобы доходы от этой сделки поступили не на заблокированные счета фирмы, а третьим лицам: написал контрагентам соответствующие письма с просьбой перечислить деньги на определенные счета.

Правоохранительные органы заключили, что топ-менеджер мог погасить налоговую задолженность, но не сделал этого специально, ведь деньги, оказавшиеся на других счетах, налоговая не получила. А это значит, что гендиректор скрыл средства организации в крупном размере. Сам глава компании настаивал: он не прятал деньги в интересах предприятия, а рассчитывался ими за работы и услуги.

На рынке был кризис, и он вынужден был действовать подобным образом: при погашении недоимки по налогам завод остался бы без оборотных средств для выплаты зарплаты рабочим, оплаты поставщикам энергии, охранных услуг, покупки сырья и топлива, что повлекло бы более тяжкие последствия. При этом погашение текущих долгов реальному контрагенту не преступление, отмечал он. Не будет это преступлением и в ситуации, когда формально уже возникла задолженность по налогам и сборам, но требование о ее уплате еще не получено или срок, указанный в полученном требовании, еще не истек. Другими словами, Воеводов настаивал, что в его действиях нет состава преступления. 

Сокрытие со сроком давности

Суд это не убедило. Гендиректора приговорили к штрафу 200 000 руб. за сокрытие средств организации (ст. 199.2 УК). Суд в приговоре указал, что осужденный скрыл 23,4 млн руб., а задолженность по налогам составляет 2,4 млн руб. Он попытался оспорить приговор. Изменили его только в кассации: речь шла о переквалификации из-за законодательных изменений.

В кассации указали: изначально суд квалифицировал действия Воеводова по статье 199.2 УК – сокрытие средств организации (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ). Самое строгое наказание по ней – до пяти лет тюрьмы, а это преступление было средней тяжести. Но на дату приговора суда статью о сокрытии средств изменили, улучшив положение осужденного. Срок наиболее строгого наказания по ней сократили до трех лет лишения свободы. Преступление Воеводова стали относить к преступлениям небольшой тяжести. Кассация указала, что суды не обратили внимания на обратную силу закона и ухудшили положение подсудимого, что недопустимо. Осужденному назначили штраф 150 000 руб.

Верховный суд рассказал, когда осужденного освободят от наказания

Судебные акты представитель топ-менеджера оспорил в ВС. Он просил прекратить дело за отсутствием состава преступления, озвучив в очередной раз позицию доверителя. Кроме того, представитель гендиректора отметил, что кассация, переквалифицировав действия Воеводова на ч. 1 ст. 199.2 УК в новой редакции, не учла, что истекли предусмотренные ст. 78 УК сроки давности. 

ВС, рассмотрев дело, пришел к выводу, что виновность осужденного подтверждена, а факты по делу установлены верно. При этом ВС отметил, что на момент рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции (с учетом переквалификации действий осужденного) прошло больше двух лет со дня совершения преступления небольшой тяжести. То есть сроки давности его уголовного преследования истекли. При этом в материалах дела нет сведений о том, что Воеводов уклонялся от следствия или суда.

ВС сослался на п. 25. Постановления Пленума ВС от 27.06.2013 N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности». По этому пункту, если в процессе установят, что срок давности истек, суд прекращает уголовное дело, но только если подсудимый на это согласен. То есть подсудимый все равно получает обвинительный приговор, но освобождается от наказания. 

Раз Воеводов не возражал против прекращения уголовного дела по этому основанию, дело надо прекратить, а судебные акты нижестоящих инстанций отменить, указал ВС (дело №41-УД20-48-К4).

Справедливо, но опасно

Ирина Михеева, ведущий юрисконсульт КСК групп КСК групп Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 8место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 29место По выручке , считает решение суда справедливым: ведь по пп. «а» ч.1 ст.78 лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года. А закон, улучшающий положение совершившего преступление, имеет обратную силу. «Так как на момент рассмотрения дела в первой инстанции преступление перестало квалифицироваться как преступление средней тяжести, суд должен был освободить обвиняемого от ответственности», – говорит она. 

Михеева полагает, что после этого решения проверяющие значительно ускорят процесс расследования и передачи дела в суд, чтобы не пропустить сроки и добиться обвинительных приговоров.

Владимир Колесин, адвокат, советник BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Международные судебные разбирательства группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право 11место По количеству юристов Профайл компании , отмечает, что сложно согласиться полностью с позицией ВС в той части, что кассация, если осужденный не возражает, должна была прекратить уголовное дело. Обязательно не то, что он «не возражает», – необходимо согласие лица, совершившего преступление, считает юрист. Воеводов такого согласия не давал. В деле говорится только то, что у него не было возражений, отметил Колесин. 

«При этом из определения не ясно, разъясняли ли осужденному такое право и выясняли ли его позицию по этому вопросу. Скорее всего, нет», – предполагает юрист. Напротив, позиция защиты сводится к тому, что осужденный невиновен и состава преступления нет, обращает внимание Колесин.

«При таких обстоятельствах кассация должна была продолжить производство в обычном порядке, а посчитав вину доказанной – вынести обвинительный приговор без назначения наказания. Определение ВС создает опасный прецедент, когда суды, вопреки желанию подсудимого доказать свою невиновность, смогут прекращать уголовные дела по нереабилитирующим основаниям без конкретно выраженного на то согласия подсудимого», – опасается советник BGP Litigation.

 * Имена и фамилии участников спора изменены

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться