ПРАВО.ru
Практика
22 декабря 2021, 9:25

Как покупатель остался без денег, товара и удачи

Как покупатель остался без денег, товара и удачи
Сельхозпроизводитель в сопровождении перекупщика выбрал трактор на складе завода-производителя, дождался, пока его данные впишут в паспорт машины (ПСМ), и оплатил покупку. Но ориентироваться на ПСМ было ошибкой. А вместо этого стоило проверить, перешло ли право собственности перекупщику. Потому что выяснилось, что посредник так и не перечислил деньги заводу, а вскоре стал банкротиться. Покупатель придумал обратиться с иском об истребовании вещи из чужого владения. Три инстанции встали на его сторону, но затем на дело обратил внимание Верховный суд.

В марте 2020 года ООО «Торговый дом Минского тракторного завода» заключила с ООО «АгроСнабжение» договор купли-продажи нового трактора «Беларус» (цена в материалах дела не указана, но аналогичные модели продают по цене порядка 2,6 млн руб.). Договор заключался для последующей перепродажи трактора, что стороны согласовали изначально. По условиям договора фактическая передача товара должна была состояться в течение 5 дней с момента оплаты. До этого дня трактор хранился на складе завода в Московской области.

Новый покупатель нашелся уже в мае 2020 года. Это была компания «Истоки», которая выращивает пшеницу, ячмень, горох и другие культуры в Орловской области.  

В договоре «АгроСнабжение» заверило покупателя, что трактор не находится в залоге и принадлежит продавцу на праве собственности. «Истоки» должны были стать собственником товара после того, как в паспорт самоходной машины внесут сведения о покупке.

18 июля 2020 года стороны прибыли на склад завода в Московской области, чтобы проверить состояние трактора. Тогда же данные покупателя появились в паспорте самоходной машины, после чего он передал деньги «АгроСнабжению». Но забрать трактор со склада у «Истоков» так и не получилось: «Торговый дом» отказался выдавать товар, так как «АгроСнабжение» не передало ему деньги. 

Дела у перекупщика уже тогда шли плохо, а сейчас он находится в процедуре банкротства ликвидируемого должника (дело № А48-10384/2020).

А в сентябре 2020 года общество «Истоки» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к «Торговому дому Минского тракторного завода» об истребовании трактора на основании ст. 301 ГК (дело № А41-62562/2020). 

25 февраля 2021 года АС Московской области обязал завод передать трактор «Истокам». Это решение впоследствии также поддержали апелляция и кассация. Суды решили, что покупатель является собственником машины с даты внесения сведений о нем в ПСМ, поэтому «Торговый дом» удерживает ее незаконно. 

ВС решал, можно ли истребовать оплаченный товар

«Торговый дом Минского тракторного завода» не согласился с этими выводами и обжаловал судебные акты в Верховном суде. Он настаивал, что суды нижестоящих инстанций неверно применили нормы ст. 301 ГК, которая позволяет истребовать имущество только собственнику и только если товар удерживается незаконно. По мнению «Торгового дома», право собственности на трактор не переходило «Истокам», поэтому товар находится у завода на законных основаниях. Завод напомнил суду, что по условиям договора, заключенного между ним и «АгроСнабжением», товар необходимо было передать только после его оплаты, но этого так и не произошло. 

Эту жалобу ВС выделил и передал на рассмотрение. Репортаж с заседания — ВС решал, можно ли истребовать оплаченный товар.

Доказывание права собственности 

ВС посчитал, что суды нижестоящих инстанций не учили положения п. 32 и 36 Постановления Пленума ВС и ВАС № 10/22 от 29.04.2010, в которых указывалось, что истец может истребовать имущество из чужого незаконного владения, только если он сам доказал свое право собственности на товар. 

Тройка судей под председательством судьи Владимира Попова напомнила о юридически значимых обстоятельствах, обязательных для доказывания в подобных делах: 

  • наличие у истца права собственности на вещь; 
  • незаконность владения ответчиком этой вещью; 
  • отсутствие обязательственных отношений между истцом и ответчиком по поводу вещи; 
  • фактическое нахождение вещи у ответчика.

С учетом этих позиций ВС пришел к выводу, что «Истоки» нельзя было признать собственником трактора, так как согласно ст. 223 ГК право собственности у покупателя по общему правилу возникает с момента передачи вещи. Здесь трактор не передавали покупателю, что не учли нижестоящие инстанции, пояснил ВС. Он отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в АС Московской области. 

Мнение эксперта

Выводы ВС соотносятся со сложившейся судебной практикой, говорит Елизавета Капустина, руководитель практики ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании . Например, в определении от 25 декабря 2018 года по делу № А40-114886/2017 ВС уже указывал, что «регистрация транспортных средств носит учетный характер и не служит основанием для возникновения на них права собственности».

Верховный суд еще раз подтвердил, что необходимо проверять фактический переход права собственности, а не руководствоваться формальным фактом указания в ПТС или ПСМ того или иного лица в качестве собственника транспортного средства.

Елизавета Капустина

Выводы ВС также соотносятся с принципом абсолютной защиты права собственности, по которому лицо может защищать от всех третьих лиц свое право только при условии, что это право к нему перешло, поясняет Капустина.