Сюжеты
25 июля 2014

Смена судьи пошла на пользу судебным расходам

Смена судьи пошла на пользу судебным расходам
Судья Елена Янина

Нанятые Центральным Домом работников искусств адвокаты из бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры" помогли выиграть спор с московскими властями и получить право собственности на здания в центре столицы, а затем, правда, со второй попытки, и победить в споре за компенсацию судебных расходов. Аргументами стали подробная документация, ссылки на рейтинги юркомпаний и информация о расценках близких по классу конкурентов. Эксперты радуются тому, что практика полной компенсации судебных расходов все больше распространяется, а в этом деле, по их мнению, важно и то, что оппонентом была государственная структура, и суд не мог не размышлять о защите бюджета.

Московский Дом работников искусств (АНКО "Центральный ордена Дружбы народов Дом работников искусств") ведет свою историю с 1930 года. Он был создан по инициативе наркома просвещения СССР Анатолия Луначарского, однако к моменту формального начала деятельности тот уже был в отставке. Сейчас главным активом ЦДРИ является особняк на Пушечной улице, в районе Кузнецкого Моста. Работники искусств жалуются, что уже с начала 1990-х им не раз, и весьма настойчиво, предлагали перебраться в более "бюджетные" места, а теперь, как сообщается на сайте ЦДРИ, снова появилась некая "группа влиятельных персон", которая намеревается осуществить рейдерский захват и получить в собственность здание.

Это не единственная скандальная ситуация вокруг ЦДРИ. В прошлом году была арестована его директор Елена Смирнова, которой было предъявлено обвинение в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК – до 10 лет лишения свободы) и превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК – так же до 10 лет лишения свободы). Смирновой инкриминировали незаконную сдачу в аренду собственности организации, а также изготовление подложного протокола об избрании нового составе правления, за которым последовало внесение изменений в ЕГРЮЛ.

В июле этого года дело было направлено в Мещанский суд Москвы, процесс идет, тогда как некоторые считают, что из Смирновой просто сделали "козла отпущения", помешав ей бороться с рейдерами. "Мы знаем Смирнову как честного и абсолютно профессионального работника", – говорил, например, про нее руководитель театра "У Никитских ворот" Марк Розовский.

Между тем еще с июля 2011 года ЦДРИ вел судебные разбирательства с Департаментом государственного имущества Москвы и столичным подразделением Росрееста о признании права собственности на свой особняк (дело А40-78027/2011). Истец доказывал, что оно было построено в 1989 году за счет профсоюзных средств для его правопредшественника – ЦДРИ СССР. Нынешняя автономная некоммерческая организация – универсальный правопреемник советской, а потому имеет полное право на здание, говорили его представители из адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры". Оппоненты отвечали, что он должен быть у властей, поскольку после распада Советского Союза в результате длинной цепочки правопреемства он был закреплен за Федерацией независимых профсоюзов России, а в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации", объекты культуры, расположенные на территории соответствующих городов, относятся к муниципальной собственности.

В мае 2012 года судья Арбитражного суда Москвы Елена Ким признала за ЦДРИ право собственности на здание. В своем решении она указала, что факт создания спорного имущества за счет профсоюзных средств доказан, истец владеет им непрерывно с 1990 года, а основания для отнесения его к государственной собственности отсутствуют. Сослалась она и на закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в силу которого такие права, возникшие до момента вступления этого закона в силу, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации. Позицию первой инстанции поддержали Девятый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Московского округа.

После вынесения постановления кассации ЦДРИ обратился в АСГМ с заявлением о взыскании с ДГМИ судебных расходов на юристов из "Плешаков, Ушкалов и партнеры" в размере 5,73 млн руб. В соответствии с договором, адвокаты бюро должны были представлять интересы своего клиента в судах всех инстанций, а также проводить предварительные консультации, анализ необходимого нормативного материала и судебной практики, подготовку всех процессуальных документов, сбор, изучение доказательств по делу в архиве клиента, профсоюзных и государственных архивах, Министерстве юстиции, налоговых органах, БТИ и других организациях, вести переговоры с участвующими в деле лицами. Стоимость услуг, оказанных юристами, рассчитывалась как произведение точного количества отработанного времени на почасовые ставки (у управляющего партнера Владимира Плешакова она равнялась $380, партнера Вячеслава Ушкалова – $350, ставки стажеров и помощников адвокатов – от $100 до $240). При этом общая стоимость услуг не должна была превышать $190 000 независимо от затраченного адвокатами времени. Заявитель также представил платежные поручения и акты приема-передачи оказанных услуг по договору.

В сентябре того же года судья Ким взыскала с ДГМИ только около четвертой части заявленного – 1,5 млн руб. Все расходы она нашла доказанными, но не их сумму – ее она сочла неразумной. По мнению судьи, не было никакой необходимости в совершении некоторых действий после решения первой инстанции, например – "указанных нотариальных действий" (в двухстраничном определении не уточняется, о чем идет речь). Эту позицию поддержала и апелляция, но кассация в марте 2014 года направила дело на новое рассмотрение.

Судьи Владимир Кобылянский, Виктория Петрова и Виктор Кузнецов указали, что нижестоящие инстанции не учли сложности и трудоемкости дела, необходимости исследования материалов архивов вплоть до 1918 года, а также вопроса ставок привлеченных юристов. Кроме того, указала кассация и на скудность текстов судебных определений, в которых не указано, какие доказательства были положены в основание вывода о неразумности расходов на представителя в сумме 5,73 млн руб, каким образом производился расчет подлежащей взысканию суммы расходов в 1,5 млн руб., а также обоснование снижения заявленной суммы. "Оценка доказательств по своему внутреннему убеждению не предполагает возможности суда выносить немотивированные судебные акты, не соблюдая требование о всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств", – заметила тройка кассации, отправляя дело на пересмотр.

На новом круге в первой инстанции заявление ЦДРИ рассматривала уже судья Елена Янина, которая в своем определении от 25 июня упомянула ряд фактов, ранее не фигурировавших в судебных актах. Так, в качестве подтверждения разумности заявленных ЦДРИ расходов судья приняла ссылку на рейтинг "Право.Ru" 2010 года, в котором бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры" занимало 68-ю строчку в топ-100 юрфирм. Кроме того, были приняты и письма от управляющих партнеров коллегии "Муранов, Черняков и партнеры", АБ "Андрей Городисский и партнеры", АБ "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" и ООО "Пепеляев Групп" – все они подтверждали, что их ставки сопоставимы с расценками бюро Плешакова и Ушкалова. Судья также заметила, что ответчики, требуя отказать во взыскании судебных расходов, не представили в суд доказательств того, что какие-либо из выполненных работ или действий адвокатов были излишними. В итоге заявление ЦДРИ Янина полностью удовлетворила.

Эксперты довольны. Старший юрист адвокатского бюро "Линия права" Алексей Костоваров называет это дело "показательным": случаи взыскания реальных затрат на оплату услуг представителей перестают быть единичными. "Особенно это отрадно в спорах с госорганами, где у судей велик соблазн защитить бюджет", – замечает юрист. С другой стороны, констатирует Костоваров, этот спор лишний раз демонстрирует, что суды по-прежнему определяют разумность судебных расходов "на ощупь" – сначала взыскали всего 1,5 млн руб., а потом 5,73 млн руб. "Несмотря на многообразие постановлений Президиума ВАС по вопросу возмещения судебных расходов, основной вопрос о порядке определения разумности судебных расходов так и не был разрешен, – напоминает он. – Поэтому суды из одной крайности бросаются в другую, не имея ориентира для выбора золотой середины". Однако определение судьи Яниной эксперт считает "более чем обоснованным" и полагает, что у вышестоящих инстанций не будет оснований для его пересмотра.

Другие эксперты обращают внимание на аргументацию заявителя. Заместитель гендиректора компании "АМР Консалтинг" Эльвира Абдуллина обратила внимание на предоставление информации о ставках в других юрфирмах. На суд это должно производить благоприятное впечатление. "В данном деле немаловажную роль в доказывании разумности понесенных расходов сыграло то, что адвокаты заявителя обратились к прямым конкурентам на рынке и получили от них ответы касательно оказанных юридических услуг", – замечает Абдуллина. Такой способ доказывания, по ее мнению, весьма эффективен, поскольку показывает реальную стоимости услуг юристов на рынке. А адвокат компании "Налоговик" Антон Соничев отмечает другой момент в – представление детальной информации, подтверждающей понесенные расходы, а кроме того – данные рейтингов. "Высокая квалификация нанятых адвокатов была полностью подтверждена, а значит, оплату их услуг нельзя считать чрезмерной, ведь она соответствует расценкам аналогичных по рейтингу компаний", – резюмирует Соничев.