Сюжеты
15 июня 2016, 11:21

Верховный суд возвращает водительские права – часть восьмая

Верховный суд возвращает водительские права – часть восьмая
Фото Право.Ru

Один мировой судья не известил водителя о дате и времени заседания, на котором его лишили прав, второй на день опоздал с вынесением постановления о привлечении автовладельца к административной ответственности, третий вернул материалы дела в ГИБДД уже после того, как начал рассматривать его по существу. Ошибки совершали и медики, проводившие освидетельствование водителей, – выносили заключение о том, что они нетрезвы, не имея для этого оснований. В результате Верховный суд РФ отменил ранее вынесенные акты.

Водитель не знал про заседание

В октябре 2015 года москвич Виталий О. был привлечен к административной ответственности за вождение в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Мировой судья лишил его прав на 1 год 7 месяцев, а также обязал выплатить штраф в размере 30 000 руб. Вышестоящие инстанции оставили постановление без изменения.

В своих жалобах О. указывал, что не присутствовал на заседании, а значит, был лишен права на судебную защиту, гарантированную ч. 1 ст. 46 Конституции. Судья назначил рассмотрение дела на 13 октября 2015 года, о чем водителя известили по почте и СМС-сообщением. Повестку отправили 9 октября, а адресату ее доставили только 19 числа (согласно сведениям идентификатора на сайте "Почты России"), то есть почти через неделю после разбирательства. Что же касается эсэмэски, то судья ВС Сергей Никифоров посчитал, что "имеющиеся в материалах дела сведения о направлении О. СМС-извещений нельзя признать надлежащим извещением о времени и месте судебного заседания" и объяснил, почему.

В КоАП четко сказано, что рассматривать дело об административном правонарушении в отсутствие предполагаемого нарушителя можно лишь в том случае, если он извещен о месте и времени проведения заседания и не просил его отложить (ч. 2 ст. 25.1 КоАП). При этом судья должен убедиться в том, что стороны извещены в надлежащем порядке, и выяснить причины их неявки, а после этого принять решение – отложить слушание или провести его в отсутствие указанных лиц (п. 4 ч. 1 ст. 29.7 КоАП).

В постановлении Пленума ВС «О сроках рассмотрения судами РФ уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» от 27 декабря 2007 года предусмотрена возможность извещения лица о месте и времени заседания посредством СМС, но лишь в случае его согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату. При этом такое согласие должно подтверждаться распиской, в которой участник судопроизводства пишет, что он не против получения эсэмэски из суда, указывает свои данные, номер мобильного телефона и подтверждает отсутствие блокировки на получение сообщений с коротких номеров и буквенных адресатов (п. 2.3 приказа Судебного департамента при ВС «Об утверждении регламента организации извещения участников судопроизводства посредством СМС-сообщений» от 25 декабря 2013 года).

Виталий О. дал такое согласие 30 августа 2015 года, когда в отношении него составляли протокол об административном правонарушении. Однако 2 октября он направил в суд ходатайство об отложении слушания, где указывал свой номер телефона, но расписки в том, что согласен получать уведомления через СМС не давал, а значит, не был извещен надлежащим образом, пришел к выводу Никифоров. Он отменил постановление о лишении О. водительских прав и прекратил производство по делу.

Освидетельствование без понятых – не в счет

За езду в нетрезвом состоянии на полтора года лишили прав и жителя Москвы Павла С. Мировой судья и суды вышестоящих инстанций посчитали доказанным тот факт, что в ночь с 8 на 9 мая прошлого года он находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения. "Вместе с тем такие выводы не находят объективного подтверждения в материалах дела", – указал в своем постановлении судья ВС Никифоров, рассмотревший жалобу С.

Доказательствами того, что водитель был нетрезв, являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования, говорится в п. 7 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП" от 24 октября 2006 года. Сотрудники ДПС могут проверить, пьян ли водитель, при помощи алкотестера и составить соответствующий акт только в присутствии двух понятых (п. 4 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года).

В ходе производства по делу Павел С. и его защитник не единожды говорили о том, что правонарушения водитель не совершал, освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не проходил, а понятых при составлении акта не было. Чтобы это доказать, адвокат дважды ходатайствовал о вызове в суд понятых, чьи подписи стоят в процессуальных документах, но получал отказ. Мировой судья и судья районного суда посчитали, что в деле и без того достаточно доказательств для рассмотрения его по существу.

При наличии неустранимых сомнений в виновности водителя суды нижестоящих инстанций не дали оценку доводам защитника и не приняли "меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела", постановил судья ВС, отменивший предыдущие акты и прекративший производство по делу.

Медики оказались не правы

10 мая прошлого года сотрудники ДПС города Белгорода остановили автомобиль, которым управлял Назарий К. Полицейские заподозрили, что он нетрезв, и предложили автолюбителю, от которого якобы пахло спиртным, пройти освидетельствование на месте. Не согласившись с его результатами, К. поехал на обследование в наркологический диспансер. В медицинском заключении говорилось, что водитель был пьян, на основании чего его и лишили права управления автомобилем сроком на 1 год 9 месяцев. Пытаясь доказать, что он ни в чем не виноват, белгородец дошел до Верховного суда.

Судья Владимир Меркулов с коллегами из нижестоящих инстанций не согласился, указав на то, что при составлении акта медосвидетельствования врач нарушил положения Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством. В пп. 11, 12 и 16 этого документа сказано, что медик в любом случае сначала должен воспользоваться алкотестером, проведя два замера с интервалом в 20 минут. Вывод о том, что водитель нетрезв, может быть сделан только "при положительных результатах определения алкоголя" в обоих случаях. Проведение химико-токсикологического исследования биоматериалов (крови или мочи) возможно только после того, как было проведено исследование при помощи алкотестера, если он не показал превышения разрешенной концентрации, но клинические признаки опьянения налицо.

Между тем, в акте указано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у К. составила менее допустимых 0,16 мг/л, то есть фактически он не находился в состоянии алкогольного опьянения, хотя в заключении и говорится обратное. Водитель обращал на это внимание судей, но безуспешно. Меркулов же посчитал, что его действия не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.8 КоАП, отменил акты судов нижестоящих инстанций и прекратил производство по делу.

***

В похожую ситуацию попал и Анатолий Я. из Курской области. В сентябре прошлого года его привлекли к ответственности за управление автомобилем в нетрезвом виде и лишили прав на 1 год 9 месяцев. Судья Меркулов, рассматривая надзорную жалобу Я., пришел к выводу, что суды нижестоящих инстанций основывали свои выводы на акте медосвидетельствования, проведенного с нарушением указанной выше Инструкции. Исследование проводилось только при помощи алкотестера, забор биологических проб не осуществлялся. При этом врач заключил, что водитель находится в состоянии опьянения, хотя в акте указано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у него не превысила возможную суммарную погрешность измерений (0,16 мг/л) и составила 0,12 мг/л. Кроме того, в материалах дела не оказалось протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, что нарушает положения п. 11 постановления Правительства РФ об утверждении правил освидетельствования водителей на состояние алкогольного опьянения от 26 июня 2008 года, где четко сказано, что такой протокол должен быть составлен. ВС не нашел в действиях Я. состава административного правонарушения и отменил вынесенные в отношении него судебные акты с прекращением производства по делу.

***

Судья ВС Сергей Никифоров нашел нарушения Инструкции по проведению медосвидетельствования и при рассмотрении надзорной жалобы воронежца Бориса В. Его привлекли к ответственности по все той же ч. 1 ст. 12.8 КоАП, запретив садиться за руль в течение 1 года 7 месяцев. Состояли они в том, что медработник не стал проводить исследование при помощи алкотестера (что он и указал в акте медицинского освидетельствования), хотя должен был это сделать. Врач, вызванный на заседание? пояснил, что "у водителя отбиралась проба биологического объекта (мочи) для проведения теста, результат которого был положительный". Между тем главврач больницы, куда В. был направлен на освидетельствование, в ответе на запрос указывал, что химико-токсикологического исследования в его отношении не проводилось. То есть было неясно, на основании чего медик пришел к выводу о том, что автолюбитель нетрезв, если он фактически никак это не проверял. Водитель не раз указывал на это обстоятельство, но должной оценки нижестоящие суды ему не дали. Так как медицинское освидетельствование было проведено с нарушениями, его заключение не может являться допустимым доказательством по делу, решил ВС, отменяя акты судов нижестоящих инстанций и прекращая производство по делу.

Возвращать дело было нельзя

В августе 2014 года мировой судья судебного участка № 9 Рыбинского судебного района Ярославской области признал Сергея М. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП (невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), на полтора года лишив его водительских прав. Тот обжаловал постановление в Рыбинский городской суд (дело № 12-454/2014), указывая, что содержание имеющегося в деле протокола об административном правонарушении не соответствует копии этого же протокола, врученной ему сотрудником ДПС, протокол о направлении на медицинское освидетельствование и определение мирового судьи о принятии дела к производству и назначении судебного заседания не подписаны. Судья Владимир Матюхин посчитал эти нарушения существенными, отменил постановление и вернул дело мировому судье на пересмотр со стадии подготовки к рассмотрению.

В октябре 2014 года мировой судья возвратил материал об административном правонарушении в ГИБДД ГУ МВД России по Нижегородской области для устранения недостатков, а после снова его рассмотрел. Новым постановлением от 10 июня 2015 года Сергей М. был привлечен к ответственности все по той же статье КоАП, неизменным осталось и наказание – запрет садиться за руль на 1,5 года. В этот раз попытки обжаловать судебный акт в апелляции и кассации успехом не увенчались. Однако судья ВС Меркулов с коллегами из нижестоящих судов не согласился.

Он отметил, что судья Рыбинского горсуда Матюхин обоснованно отменил первое постановление в адрес М. Вместе с тем, по мнению Меркулова, судья должен был не только отменить судебный акт, но и прекратить производство по делу, а не возвращать его на новое рассмотрение (в силу п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП). Это было первым из нарушений, а дальше они следовали одно за другим.

Так, например, мировой судья при новом рассмотрении не имел права вернуть материалы в ГИБДД, поскольку это противоречит нормам п. 3 ст. 29.1 и п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП, а также правовой позиции, изложенной в п. 4 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" от 24 марта 2005 года. Ими установлено, что возвращение протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу, поскольку ч. 2 ст. 29.9 КоАП не предусмотрено возможности вынесения определения о возвращении протокола и иных материалов органу или должностному лицу, составившим протокол, по результатам рассмотрения дела. "Данное дело ранее было принято мировым судьей к производству, рассмотрено по существу и прошло стадию обжалования, что исключало возможность возвращения протокола об административном правонарушении для устранения недостатков", – отметил Меркулов. Кроме того, обнаружились недостатки и в новом протоколе об административном правонарушении: он был составлен без участия Сергея М., при отсутствии сведений об извещении по месту его жительства, что, по мнению ВС, нарушило право водителя на защиту.

Меркулов постановил, что нижестоящие суды допустили "многочисленные существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП, повлиявшие на всесторонность и полноту рассмотрения дела и законность принятых судебных решений", на основании чего и отменил все принятые ранее судебные акты, прекратив производство по делу.

Мировой судья не успел с постановлением

17 сентября 2015 года мировой судья судебного участка № 3 Первомайского района города Пензы привлек Александра Р. к административной ответственности за выезд на полосу встречного движения (ч. 4 ст. 12.15 КоАП), на четыре месяца лишив его права управлять автомобилем.

Апелляция и кассация не нашли оснований для отмены постановления в отличие от Верховного суда. В п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП сказано, что производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению при истечении сроков давности привлечения к административной ответственности. Судья Сергей Никифоров указал, что нарушение Александр Р. допустил 7 июня 2015 года, а установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП трехмесячный срок давности привлечения его к административной ответственности истекал 20 сентября (с учетом времени пересылки дела для рассмотрения по месту жительства нарушителя). Согласно, ч. 1 ст. 29.11 КоАП днем вынесения постановления считается день его изготовления в полном объеме. Мировой судья успел в срок рассмотреть дело, а постановление изготовил на день позже истечения срока – 21 сентября.

"При этом следует отметить, что предусмотренные ч. 3 ст. 4.8 КоАП положения о последнем дне срока давности привлечения к административной ответственности, окончание которого приходится на нерабочий день, распространяются только на сроки, исчисляемые днями, и в данном случае не могут быть применимы, поскольку установленный ст. 4.5 КоАП срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренной статьей 12.15 КоАП, исчисляется в месяцах", – уточнил Никифоров, отменяя акты нижестоящих инстанций.