Репортаж
1 апреля 2015

Вместо адвокатской монополии – адвокатская справедливость

Вместо адвокатской монополии – адвокатская справедливость
Замминистра юстиции Елена Борисенко Фото с сайта www.apspb.ru

Адвокатской монополии не будет. По крайней мере, в том виде, как ее представляло профессиональное сообщество. Замминистра юстиции Елена Борисенко и глава ФПА Юрий Пилипенко объяснили идею – речь лишь о единых стандартах, а мотивировать к вступлению в корпорацию должна сама адвокатура.

Вчера президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека собрался, чтобы обсудить роль адвокатуры в правозащитной деятельности, но подавляющее большинство спикеров воспользовалось площадкой, чтобы поговорить о предстоящей реформе и возможной монополии на рынке юруслуг, проект концепции регулирования которого адвокатская корпорация с подачи Минюста готовит почти год. Осенью 2014-го руководство ФПА озвучило черновые варианты, которые предусматривали объединение юридических профессий на базе адвокатуры и монополию на судебное представительство. Тогда на реализацию этих инициатив ФПА готова была выделить некий переходный период, а также по упрощенной схеме принимать в свои ряды всех обладателей высшего юридического образования и пятилетнего стажа работы по профессии.

Передела рынка юруслуг в пользу адвокатов не будет

Идеи Минюста-ФПА вызвали бурную реакцию в профессиональном сообществе, и, возможно, поэтому замминистра юстиции Елена Борисенко вчера решила объясниться. Подчеркнув, что она не любит термин "адвокатская монополия", Борисенко заверила присутствующих, что Минюст и ФПА никогда не имели в виду под этим термином перераспределение всего рынка юруслуг в пользу существующей адвокатуры. Под адвокатской монополией, объясняла чиновник, понимается объединение профессионалов для оказания профессиональной юридической помощи по единым стандартам. Процесс объединения, по ее мнению, должен идти параллельно с совершенствованием самой адвокатуры, а юристы, не имеющие сейчас статуса адвоката, должны получить мотивацию войти в корпорацию. Таким образом, не произнося слов о том, что многие "свободные" юристы вовсе не желают становиться адвокатами, замминистра намекнула на то, что привлечение их в корпорацию будет задачей самой адвокатуры.

Если в процессе дискуссии корпорация "предпримет ряд шагов" и в "определенной степени" докажет способность к изменению и саморегулированию, а также проявит гибкость, то, по мнению замминистра, подобная тактика склонит профессиональное юридическое сообщество к модели объединения под сенью адвокатуры. "Если этого не произойдет, будут найдены другие варианты, но мне кажется, что адвокатура на сегодняшний день способна [к описанному сценарию развития]", – полагает чиновник.

Глава ФПА Юрий Пилипенко в свою очередь подтвердил, что адвокатуре, какой она является на сегодняшний момент, монополия на судебное представительство просто невыгодна. "В суде рассматривается 15 млн гражданских дел, адвокатура в сегодняшнем составе – 75 000 человек [столько адвокатов в стране. – "Право.Ru"] с этим не справится. Мы не этого хотим. Мы хотим справедливости", – говорил он. По его словам, корпорация готова установить переходный период, в течение которого будет принимать всех специалистов с высшим юридическим образованием. "Только после этого возможно установление адвокатской монополии на судебное представительство, – заявил Пилипенко. – И то, наверное, не по всем категориям дел". По каким именно, глава ФПА уточнять не стал, осенью ФПА про подобные ограничения ничего не сообщала. Последнее уточнение коррелируется с желаниями представителей судейского сообщества, которые при обсуждении концепции разрабатываемого сейчас "единого" Гражданского процессуального кодекса высказывались о возможности установления исключительно профессионального представительства только на стадии кассации, надзора, и к тому же не по всем категориям дел.

В оппозицию предыдущим спикерам встал Илья Новиков, старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права им. Н. В. Радутной Российского госуниверситета правосудия. "Понятно, что третьесортный юрист, придя по упрощенной методике в адвокатуру, станет третьесортным адвокатом. Неплатежеспособные клиенты будут иметь третьесортных адвокатов, как сейчас третьесортных юристов", – сомневался он в улучшении качества юруслуг после реформы. Озвученный Новиковым довод является одним из ключевым у сторонников реформы. По его прогнозам, в лучшем случае положительный эффект проявится через несколько лет, зато риски будут гарантированы – адвокатура может утратить свою независимость с приходом в нее массовой прослойки людей, не связанной с уголовной защитой. "Дело в том, что адвокатура на сегодняшний день не состоялась как институт, обеспечивающий качественное оказание правовой помощи населению, но она состоялась как институт, обеспечивающий защиту по уголовным делам", – сказал Новиков, подчеркнув, что, на его взгляд, именно "уголовная" функция является основной для адвокатского института. В качестве альтернативы он предложил рассмотреть идею, по которой в переходный этап юристы смогут вести гражданские дела как члены адвокатской корпорации, но не получат автоматом полноценный статус. У человека должен быть выбор, считает Новиков, чтобы нежелающий участвовать в защите по уголовным делам мог малой кровью получить статус, платить уменьшенные сборы, не нести обязанности и не иметь прав, связанных с управлением корпорацией.

Первый вице-президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник был против "селекции" адвокатов, разделения их на криминалистов и гражданских. В развитых странах, сказал он, чистые адвокаты-криминалисты считаются аутсайдерами.

В ответ на претензии адвокаты попросили денег

Среди проблем адвокатуры, которая, по мнению Борисенко, "состоялась, институциализировалась", – нереализованные в полной мере возможности саморегулирования. В частности, одной из целей принятого в 2002 году закона об адвокатской деятельности было создание профессиональной корпорации, объединяющей членов единым стандартом качества, высокими требованиями к этике, механизмами качественного повышения квалификации. В некоторых субъектах эти процессы действительно состоялись, отметила Борисенко, но не во многих. "К сожалению, подавляющее большинство" желает принимать в свои ряды как можно больше новобранцев для взымания небольшого взноса фактически на содержание своего аппарата, рассуждала она.

Замминистра также напомнила, что до сих пор в адвокатуре нет единой дисциплинарной практики, а число привлекаемых к ответственности невелико. "Может быть, это было бы хорошо, если бы работа адвокатуры была безупречной, – сказала она. – Но, к сожалению, это не так". В подтверждение своих слов Борисенко напомнила про работу адвокатов по назначению (ст. 51 УПК), где роль в правозащитной деятельности у адвокатуры максимальная – явная отсылка к теме заседания. "Качество той защиты, которую представляют адвокаты по назначению, оставляет, мягко сказать, желать лучшего", – сказала чиновник, но оговаривалась, что не во всех случаях, так как есть профессионалы, которые одинаково хорошо работают как по соглашению, так и по назначению. По ее словам, жалоб на случаи, когда "адвокат просто отбывает номер", становится все больше и больше. Усовершенствовать роль адвокатуры в правозащитной деятельности можно было бы, введя стандарт качества оказания услуги, полагает она. "Мы говорим о стандарте не как о пошаговой инструкции как защищать, а о неких минимальных принципах, которые должны соблюдаться всегда", – объяснила Борисенко идею. На соответствие этим стандартам, по ее мнению, можно было бы проверять оказанную помощь, если доверитель ею недоволен и жалуется в палату.

В ответ Пилипенко заверил всех, что руководство ФПА и подавляющее большинство руководителей региональных палат понимают, что низкое качество защиты по назначению – это проблема нынешнего дня. Причин этого явления много, в том числе, согласился с Борисенко глава ФПА, и отсутствие единых правил и стандартов. Сказывается на этом и низкая оплата – как правило, сообщил Пилипенко, за день работы по назначению адвокат получает 550 руб., а повышающие коэффициенты работают редко. В связи с этим он вспомнил поговорку: "они делают вид, что платят, мы делаем вид, что работаем".

Главу ФПА поддержали коллеги, и разговор сразу перешел на обсуждение финансовых забот адвокатов, что в последнее время снова стало актуально, так как последнее повышение оплаты труда адвокатов по назначению состоялось 1 января 2013 года. Президент АП Нижегородской области, вице-президент ФПА Николай Рогачев отмечал, что в его палате стандарты оказания услуг разработаны, но они остаются неэффективными, потому что у адвокатов нет мотивации к работе по назначению. Практически 80 % дел адвокаты принимают в порядке ст. 51 УПК, говорил он, оплата составляет 550 руб. в день, а средний доход адвоката в субъекте – 16000–20000 руб. в месяц. Нужно экстренно повышать оплату по таким уголовным делам, уверен Рогачев, так как возможности адвокатского сообщества по мотивации своих членов исчерпаны. Вице-президент АП Карелии Вагиф Зейналов назвал минимальную ставку в 550 руб. смехотворной и унизительной, а конституционное право граждан на бесплатную квалифицированную юридическую помощь – фикцией. Дело в том, что эта помощь потом "выливается в судебные издержки", которые возлагаются на осужденного. "О какой бесплатной помощи здесь можно говорить?" – возмутился он.

Пилипенко соглашался, что упрекать адвокатов в том, что "они, может быть, недорабатывают, можно и нужно, но надо иметь в виду, что адвокаты тоже люди, их социальная защищенность немножко стремится к нулю". По его словам, в отличие от судьи адвокат на пенсию прожить не может, а потому вынужден продолжать работать не только из любви к профессии. "Конечно, мы исходим из того, что мы – самозанятая профессия и должны обеспечивать свою старость, нетрудоспособность сами", – заключил адвокат.

Рогачев посмотрел на описанную проблему под другим углом: адвокатура теряет привлекательность для молодежи по сравнению с другими юридическими профессиями, так как представители последних находятся в более привилегированном положении. В частности, для получения статуса адвоката надо сдать экзамен, проходить ежегодное обучение, и в финансовом плане есть различия: адвокаты платят 13 % налога, другие могут воспользоваться упрощенкой и платить по 6 %.

Каких-то решений и обещаний участники заседания избежали. Замминистра юстиции Борисенко лишь сообщила, что сейчас создается рабочая группа для выработки концепции. Документ должен быть готов к 1 декабря. "С апреля по декабрь будем плотно работать", – пообещала она, отметив, что стоит задача почти невыполнимая. Будет много критики, отметила Борисенко, но "оставлять все как есть невозможно".