Актуальные темы
26 марта 2015, 17:56

Судьям не нравится идея монополии в литигаторстве

Судьям не нравится идея монополии в литигаторстве
Фото с сайта fedpress.ru

В ходе обсуждения концепции нового ГПК у судейского сообщества не находят поддержки идеи руководства адвокатской корпорации, которое добивается ее монополии на судебное представительство. На заседании рабочей группы, которая готовит документ, зампред ВС сказала, что эта идея может быть реализована только в апелляции и выше, а глава СИП заметила, что профпредставительство иногда – это просто "выбивание денег". Среди других тем, которые обсуждались, – обоснованность существования двух кассаций в арбитражной системе и правила для них. Кроме того, можно было узнать позицию ВС о том, надо ли распространять новый ГПК на административное судопроизводство, и его отношение к новому КоАП.

Участники рабочей группы по унификации процессуального законодательства продолжают дискутировать по поводу идей, заложенных в концепцию нового кодекса. Во вторник ее расширенное заседание состоялось в Российском госуниверситете правосудия.

Теперь уже абсолютно точно можно сказать, что общим для всех неуголовных видов судопроизводства этот документ уже точно не будет. Ранее председатель думского комитета по законодательству единоросс Павел Крашенинников, под чьим руководством ведется разработка концепции кодекса, высказывался за то, чтобы он включил в себя положения как нынешних ГПК и АПК, так и Кодекса административного судопроизводства, который вступает в силу 15 сентября 2015 года.

Но Верховный суд РФ по этому вопросу занял жестко противоположную позицию, следует из выступления зампреда ВС Татьяны Петровой. По ее словам, введение в действие КоАС "исключает возможность сохранения в проекте [концепции] положений о том, что [новый кодекс] должен распространяться на отношения, регулируемые КоАС", то есть на публичные споры. Усомнилась она и в том, что новый ГПК должен регулировать рассмотрение дел по административным правонарушениям. "Нужно учитывать, что административная ответственность представляет собой самостоятельный правовой институт, включающий, как правило, и материальные, и процессуальные нормы, которые по своему содержанию и принципам существенно отличаются от норм гражданского процессуального права", – сказала Петрова.

Крашенинников учитывает эту позицию. В своем выступлении он заметил, что после вступления в силу КоАС, язык не повернется назвать создаваемый кодекс "единым". Теперь единоросс предлагает наблюдать за работой КоАС и учесть его плюсы и минусы в новом ГПК.

"Они как малые дети, а мы ничем им помочь не можем"

Петрова говорила, что ВС готов поддержать разработку нового проекта Кодекса об административных правонарушениях (подробнее>>), а вот по поводу идеи концепции нового ГПК, согласно которой в спорах о подсудности может использоваться эстоппель – ограничение возможности ответчика подать возражения первым заседанием по существу дела, – высказалась критично. По ее мнению, это предложение можно поддержать только применительно к арбитражным судам. "Действие этой доктрины в общей юрисдикции представляется очень сложным, поскольку не разработаны правила обеспечения участников судебного процесса по гражданским делам квалифицированной юрпомощью", – сказала она, а затем перешла к теме литигаторства, где готовится реформа, – Федеральная палата адвокатов подачи и Минюст ведут работу над концепцией регулирования рынка юридических услуг.

Адвокатская корпорация стремится добиться монополии на судебное представительство. Но, по мнению Петровой, введение обязательного профессионального представительства можно рассмотреть лишь на стадии кассационного и надзорного производств.

На эту тему высказалась и глава Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова. Она согласилась с коллегой из ВС, что вопрос профпредставительства стоит более остро в судах кассационной инстанции, чем первой. Новоселова считает, что не нужно делать это по всем категориям дел. "Есть достаточно большое количество споров, где профессиональный представитель – это только лишняя процедура, или, как говорят, выбивание денег. Но есть ряд категорий споров, которые в принципе невозможно правильно рассмотреть при отсутствии профессионального представителя", – сказала она.

В качестве примера, где обоснована исключительная роль литигаторства, Новоселова назвала споры о предоставлении правовой охраны объектам промышленной собственности. Из ее слов следовало, что правообладатели, будучи людьми с техническим образованием, абсолютно не понимают, в какой процессуальной форме нужно доводить до суда свою позицию, какие ходатайства должны заявляться. "Они как малые дети, а мы ничем им помочь не можем. Мы сидим и смотрим на них, как они выкручиваются против профессиональных представителей", – сетовала она. Но, добавила она, интересы сторон в таких спорах должны представлять не просто адвокаты, а специалисты типа патентного поверенного.

Мнение Новоселовой по этому вопросу важно. В концепции говорится об обязательном участии в процессе профессиональных представителей сторон, но только в суде, который она возглавляет. "Это позволит усилить гарантии квалифицированной судебной защиты по делам, отнесенным к компетенции СИП, а также приведет к ускорению судопроизводства и снижению нагрузки на судей", – говорится в документе. Его разработчики предлагают провести эксперимент на базе этого суда, а потом уже решать, целесообразно ли распространять этот опыт.

"За" и "против" двойной кассации и правил для нее

В связи с тем что полномочия ликвидированного Высшего арбитражного суда получил ВС, в арбитражном процессе появились две кассационные инстанции. Крашенинникову, видимо, такое положение вещей не по душе, так как он неоднократно говорил о том, что "есть проблема двойной кассации, надо думать, что с этим делать". Повторил эту мысль единоросс и во вторник. Его коротко поддержала представитель первой кассации – председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова.

А Петрова из ВС проблем в наличии в арбитражном процессе двух кассаций не видит. "Учитывая сегодняшние реалии, полагаем необходимым сохранить кассационное производство в судебных коллегиях ВС наряду с кассационным производством, осуществляемых судами нижестоящими", – обозначила она мнение ВС. По ее словам, эта модель обеспечивает доступность проверки ВС судебных актов. "Реализация норм единого кодекса позволит признать двойной кассационный пересмотр эффективным способом защиты, а проверка в судебной коллегии ВС не будет рассматриваться как нарушение принципа правовой определенности", – заявила она.

Реформа кассационного производства, по мнению Петровой, должна заключаться в другом: окружным судам не следует пересматривать акты нижестоящих судов только в связи с подачей жалобы. "Рассмотрение всех без исключения обращений может быть присуще судам первой и апелляционной инстанции, но не судам, деятельность которых направлена на формирование единообразия судебной практики при разрешении вопросов права", – сказала зампред ВС.

Эта идея есть в концепции нового ГПК. Для этого должны быть оформлены "критерии приемлемости кассационной жалобы в целях минимизации значения усмотрения судьи в данном вопросе", говорится в документе.

А вот Решетникова сомневается, что это верно. Она считает, что письменное производство допустимо в надзоре и во второй кассации, но не в первой. Она ссылалась на практику своего суда, где явка сторон практически такая же, как и в первой инстанции. "Иногда, не выслушав лиц по правовым аспектам, установлению фактов, очень сложно прийти к выводу, правильно ли рассмотрели в первой инстанции, – сказала она. – Мне кажется, что если и разделять наши инстанции по процедуре рассмотрения, то, может, как раз оставить устность как принцип судопроизводства для первой кассации".