Репортаж
11 августа 2015

Росреестр против экс-сотрудника: был ли военный билет подделкой?

Росреестр против экс-сотрудника: был ли военный билет подделкой?
Фото с сайта lawyer-consult.ru

После четырех лет работы в управлении Росреестра по Москве замначальника одного из отделов уволили, обнаружив, что при приеме на работу он якобы воспользовался поддельным военным билетом. Суд первой инстанции решил, что в армии он все же служил, апелляция определила, что нет, а кассация, запутавшись в возникших противоречиях, направила дело на новое рассмотрение.

На государственную службу в управление Росреестра по городу Москве Сергей Исмунц поступил 18 января 2010 года, с ноября 2013 года он временно замещал должность заместителя начальника отдела регистрации прав на недвижимость по Центральному административному округу Москвы, а 14 апреля 2014-го был уволен "по статье". Поводом стало датированное тем же днем письмо руководителя Росреестра, в котором сообщалось, что по результатам проверки достоверности и полноты сведений, которые Исмунц предоставил работодателю, выяснилось, что его военный билет, выданный 9 июня 1994 года Новгородским городским военным комиссариатом взамен утраченного, является подделкой. В приказе № 669-К сказано, что замначальника отдела "уволен с государственной гражданской службы по п. 7 ч. 1 ст. 37 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" в связи с предоставлением представителю нанимателя подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта".

В мае 2014 года Исмунц обратился в Симоновский районный суд (дело № 2-5620/2014), требуя признать свое увольнение незаконным, восстановить его в должности и взыскать заработную плату за вынужденный прогул из расчета 48 085 руб. ежемесячно. Параллельно экс-работодатель истца подал заявление о возбуждении в отношении него уголовного дела по ч. 1 и ч. 3 ст. 327 УК РФ (подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования и использование заведомо подложного документа, соответственно). Однако постановлением от 18 июня 2014 года Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного производства по обоим делам, ввиду отсутствия состава преступления. Согласно заключению эксперта Российского федерального центра судебных экспертиз от 4 июня 2014 года, военный билет, который истец предоставил при устройстве на работу, по способу изготовления соответствует продукции Гознака, "переклейка фотографии и замена листов документа в нем не производилась, рукописные записи в документе выполнены пишущими приборами рукописным способом без использования технических средств копирования, подчистки в месте расположения рукописных записей не имеются".

Ответчик же ссылался на справки из военкомата города Тутаев Ярославской области, где Исмунц впервые, еще до замены в Новгородской области, получал спорный воинский билет. В письме военного комиссариата от 30 декабря 2013 года сказано, что билет с указанным номером выдавался вовсе не истцу, а некому гражданину Березину. Исмунц же вообще на воинском учете в данном комиссариате не состоял, по алфавитной книге призывников не значится. Кроме того, согласно архивным справкам Центрального архива Минобороны России № 8391, № 839 и № 840 от 18 февраля 2014 года в приказах войсковых частей, где якобы служил истец, его фамилии нет. Поэтому комиссия Росреестра и сделала вывод, что военный билет является подложным, а предоставленные сотрудником сведения – заведомо ложными.

Суд сделал запрос в прокуратуру Новгородского гарнизона, и 30 января 2014 года выяснил из полученного ответа, что потерянный военный билет и учетную карточку в апреле 1994 года Исмунцу восстановили по ходатайству руководства одной из частей, где он проходил службу, после проведения внутреннего расследования. Из восстановленной учетно-послужной карточки ясно, что 25 ноября 1992 года истец поступил в одну войсковую часть, где проходил службу, через месяц принял присягу, а 12 июня 1993 года поступил водителем в другую часть, где и проходил срочную службу до увольнения в запас. На учете в военном комиссариате он состоял до 1999 года. Выяснить что-либо в самой воинской части теперь невозможно, поскольку в 2010 году она была расформирована.

Рассматривающая дело судья Юлия Боброва сочла, что ответчик не представил достаточных доказательств того, что Исмунц действительно сообщил о себе заведомо ложную информацию и воспользовался поддельным военным билетом при устройстве на работу. Кроме того, в процессе судебного разбирательства не было установлено, что истец на военную службу не призывался и ее не проходил. При этом отсутствие информации об Исмунце в центральном архиве Минобороны суд достаточным доказательством фальсификации не посчитал, поскольку нарушение процедуры документооборота в вооруженных силах в 1992 -1994 годах подтверждается архивной справкой Центрального архива Минобороны № 839 от от 8 февраля 2014 года. Согласно ей, там отсутствует и информация о принятии присяги Березиным, на имя которого якобы был выдан билет Исмунца, ведомости о принятии присяги на хранение не поступали.

В результате 26 августа 2014 года Боброва иск удовлетворила полностью, не только вернув Исмунцу работу, но и взыскав 173 242 руб. заработной платы за время вынужденного прогула. Росреестр обжаловал вынесенное решение в Мосгорсуде (дело № 33-43650/2014). Апелляция не согласилась с выводами суда первой инстанции, поскольку "они были сделаны без учета требований действующего законодательства и имеющихся в деле доказательств", – сказано в определении суда.

Коллегия обратила внимание на имеющуюся в материалах дела анкету, которую Исмунц заполнял при трудоустройстве. В числе прочегоВ в ней сказано, что с 1 июня 1990 года по 25 июля 1994 года он учился Ереванском университете (о чем свидетельствует также полученный диплом), а с 15 июня 1993 года по 20 ноября 1997 года работал в московском АОЗТ "Селена" в должности сотрудника юридического отдела.

Еще одним доводом не в пользу истца стало то, что гражданство РФ он получил лишь после окончания срока службы – 19 декабря 1994 года. "Из изложенного следует, что на 19 ноября 1992 года Исмунц гражданином Российской Федерации не являлся, в связи с чем не мог быть призван на военную службу в ряды вооруженных сил Российской Федерации", – указано в определении, полностью отменяющем решение суда первой инстанции.

Исмунц снова отправился в суд, на этот раз с кассационной жалобой, которую вчера рассмотрела коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ под председательством Светланы Фролкиной.

В кассационной жалобе указано, что выводы суда о том, что истец не мог проходить военную службуВ в связи с отсутствием у него гражданства РФ, противоречат законодательству СССР, которое действовало во время призыва его в ряды вооруженных сил. В указанное время вопросы призыва на военную службу регулировались законом "О всеобщей воинской обязанности" от 12 октября 1967 года, в ст. 3 которого говорится, что "все мужчины – граждане СССР, независимо от расовой и национальной принадлежности, вероисповедания, образования, оседлости, социального и имущественного положения, обязаны проходить действительную военную службу в рядах Вооруженных Сил СССР". Закон этот перестал действовать на территории РФ только с 1 марта 1993 года. Согласно данным, указанным в военном билете, Исмунц поступил на службу 24 ноября 1992 года, на тот момент он являлся гражданином Советского Союза, а значит, мог быть призван в армию. Между тем, по мнению подателя апелляционной жалобы, апелляция этот момент не учла и "старое" военное законодательство СССР при вынесении определения не исследовала. "Выводы о подложности военного билета основаны на предположениях о невозможности призыва истца на военную службу и на противоречивых документах, имеющихся в деле", – говорится в жалобе. Суд апелляционной инстанции, по мнению истца, эти противоречия не удалил. А также не учел разъяснения, данные в п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 19 июня 2012 года, где говорится следующее: "Если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ)". По словам подателя жалобы, апелляция не ставила вопрос о представлении новых доказательств, хотя основывает свои выводы именно на них.

Представитель истца Анастасия Копман к написанному добавила, что в апелляции суд принял новые доказательства и начал исследовать обстоятельства, на которые ответчик не ссылался в суде первой инстанции. "Поэтому мы полагаем, что суд нарушил нормы процессуального права, выйдя за пределы рассмотрения дела", – сказала она. Среди таких доказательств ссылка на то, что Исмунц не являлся гражданином РФ, а также диплом об обучении в университете и запись в трудовой книжке истца. Также, по мнению представителя, суд подменил предмет исследования и вместо того, чтобы выяснять, проходил ли истец военную службу и является билет подлинным или поддельным, начал изучать возникшие противоречия.

Также она обратила внимание суда на то, что на все "косвенные доказательства" ответчика у стороны истца найдутся контрдоказательства. Например, справка из вуза о том, что Исмунц учился там заочно и получил диплом уже после окончания военной службы. Также в деле имеется документ, в котором сказано, что запись о приеме на работу в АОЗТ "Селена" в 1993 году является ошибочной, на самом деле она появилась в 1995 году. Единственное не устраненное противоречие – ответ военной прокуратуры со ссылкой на архивную справку, где сказано, что изначально военный билет был выдан не Исмунцу, а некому Березину. "Мы предполагаем, что имела место ошибка в номере военного билета или нарушение документооборота, что не может указывать на то, что билет поддельный", – сказала Копман. Она просила оставить без изменений решение суда первой инстанции. "Истец уже больше года без работы. Устроиться на государственную службу он не может с записью в трудовой книжке, которая фактически означает волчий билет", – добавила Копман.

Представитель управления Росреестра по Москве начала было излагать обстоятельства дела, но ее прервала председательствующая.

– Зачем вы нам обстоятельства опять рассказываете?

– Представитель истца изложил произошедшее со своей точки зрения, мы тоже изложим со своей, – несмело ответила представитель.

– Мы не устанавливаем обстоятельства и не исследуем доказательств, а рассматриваем вопрос о том, правильно ли в обжалуемом судебном постановлении применены нормы материального и процессуального права, – отрезала Фролкина, попросив юриста говорить по существу.

Представитель ведомства не согласилась с доводами кассационной жалобы и пояснила, что 7 мая 1992 года вышел указ президента РФ о создании вооруженных сил. Согласно ему, президент назначался на пост главнокомандующего и даже временно занимал должность министра обороны. 28 сентября 1992 года был принят указ президента №1138, на основании которого осуществлялся призыв на военную службу в октябре – декабре того же года. В п. 1 документа было сказано, что под призыв "попадают" граждане РФ 1965 -1974 года рождения, не имеющие права на отсрочку. "Так как ИсмунцВ тогда гражданином РФ не являлся, призвать его было невозможно", – объяснила представитель, напомнив такжеВ о противоречии между данными в дипломе, трудовой книжке и воинском билете.

– На момент рассмотрения дела в апелляционной инстанции были устранены противоречия? Исмунцу предлагали представить дополнительные новые доказательства, чтобы их устранить? – спросила судья Людмила Пчелинцева.

Представитель ответчика ответила согласием, а потом несколько сконфуженно пояснила, что в протокол эта информация отчего-то не попала, а замечаний на него они не подавали.

Представитель Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии также не согласился с доводами кассационной жалобы, подчеркнув, что Исмунц был уволен "законно и обоснованно".

– Вы говорите одно, сторона Исмунца другое, а противоречия кто должен устранять? Нет в деле документов, которые дают однозначные ответы на вопросы! – возмущалась Фролкина.

Представитель пыталась сослаться на "письмо из прокуратуры". "А у них на ваше письмо есть другое письмо", – ответила председательствующая, поинтересовавшись, почему никто из сторон не обращался непосредственно в Минобороны, где могут храниться необходимые сведения. Но четкого ответа на свой вопрос она так и не получила.

Прокурор Владимир Коробков просил отправить дело на повторное рассмотрение, говоря о том, что оба нижестоящих суда не имели бесспорных и достаточных доказательств ни для удовлетворения иска, ни для отказа.

После десятиминутного совещания тройка судей постановила: определение Мосгорсуда отменить, направить дело на повторное рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Поддельные документы не впервые становятся поводом для увольнения госчиновников. Так, например, замглавы Копейского городского округа по имуществу, городскому хозяйству и градостроительству Валерий Приходкин потерял пост вице-мэра, когда выяснилось, что он устроился на работу по поддельному диплому давно закрывшейся Уральской академии гуманитарных наук, бланк которого был выдан выпускнице Тюменского института искусств и культуры.

В Якутии восемь лет по поддельному диплому Санкт-Петербургского института права имени Принца П. Г. Ольденбургского молодой человек работал помощником судьи, а позже участковым. Ему даже присвоили звание младшего лейтенанта полиции, а когда выяснилось, что диплом юриста – подделка, отдали под суд.

В Волгоградской области на работу по поддельному документу о юридическом образовании устроился замглавы областного Минприроды Николай Величко. В его случае обошлось без обращения в суд, чиновник просто потерял место.

Штраф в размере 7000 руб. получила жительница Костромы, которая при устройстве в Службу судебных приставов в декабре 2014 года предъявила кадровикам подложный документ об образовании. Однако при запросе в вуз выяснилось, что среди выпускников-заочников 2004 года фамилии соискательницы нет. Уголовное дело в отношении женщины было возбуждено по результатам прокурорской проверки информации УФССП.