Процесс
27 марта 2018, 15:09

Банкротство за ваш счет: как ВС решил проблемы вкладчиков рухнувших банков

После массового отзыва лицензий вкладчики стали бдительнее: некоторым удавалось забрать свои накопления из кредитных организаций до начала банкротства. Агентство по страхованию вкладов такой сценарий решило пресечь, массово оспаривая снятие денег.
Дело № А40-35812/2016

Заявитель: Рашит Сайфутдинов

Ответчик:  КБ "Унифин"

Решение ВС:  Отменить решение суда 1-ой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции, постановление суда кассационной инстанции полностью и направить дело на новое рассмотрение


В феврале 2016 года Рашит Сайфутдинов, вкладчик банка «Унифин», снял деньги со счета за четыре дня до того, как кредитная организация потеряла лицензию. АСВ в очередной раз оспорило действия клиента. Сценарий вовсе не новый – сумма возвращается в конкурсную массу, а вкладчик получает страховую выплату, но не больше 1,4 млн руб. Сайфутдинов в кассе получил значительно больше – $39 850, €25 350 и 2,6 млн руб.

АСВ посчитало, что банку не хватало средств для исполнения обязательств перед другими кредиторами, а, значит, Сайфутдинову было оказано предпочтение. Суды в очередной раз встали на сторону Агентства (дело №А40-35812/2016). 

Однако в Верховном суде вкладчику решения удалось оспорить: немалую роль сыграло то, что заявку на получение средств он оставил 26 января, а деньги получил 11 февраля, то есть об отзыве лицензии он знать не мог. Отмечается, что Сайфутдинов – кредитор первой очереди, поэтому говорить о предпочтениях – сомнительно. Деньги он снял для покупки квартиры.

Политика АСВ основана на простой логике – экономия средств и банкротство фактически за счет вкладчиков. «Основания недействительности имеются только у сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности.

На 7 млрд руб.
Удалось АСВ увеличить конкурсную массу за счет оспаривания сомнительных сделок

Как наиболее частый признак выхода сделки за такие пределы выступает ее совершение в условиях явной фактической неплатежеспособности банка, при которой банк не исполнял требования других кредиторов», – утверждали в АСВ. При этом Гражданский кодекс не запрещает вкладчикам-физическим лицам снимать деньги со счетов в любое время.

При этом, какую линию поведения выбирать вкладчикам, не ясно, полагают эксперты. Зачистка банковского сектора и дальнейшая политика АСВ по отношению к «спасенным» вкладам создают неопределенность среди клиентов банков. «Особенно, после таких громких случаев, как с «Югрой» и Промсвязьбанком. Такой политикой суды формально ставят физических лиц в положение предпринимателей, когда им приходится принимать решения о том, как свои деньги сохранить», – считает Александр Ермоленко, партнер «ФБК-Право».

Для юридических лиц такая практика уже устоялась, когда банкротство компании проходит фактически за счет средств компаний-вкладчиков. Теперь она «перекинулась» на физических лиц. Формально, есть два варианта решения: сэкономить государственные деньги или сохранить спокойных вкладчиков. Похоже, что ВС не хочет допустить роста социального напряжения. Гражданский кодекс не запрещает вкладчику-физическому лицу забирать свои деньги из банка в любое время, и это законно, если не трактовать шире закон о банкротстве. Но сейчас закон пишет правоприменительная практика.

Александр Ермоленко, партнер «ФБК-Право»

Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп», считает, что причиной отмены судебных актов могла стать не новая правовая позиция, которая бы демонстрировала особый подход к защите прав граждан как слабой стороны, а конкретные обстоятельства: например, недоказанность преимущественного удовлетворения по отношению к кредиторам той же очереди или отсутствие у вкладчика информации о финансовых проблемах банка. «На сегодняшний день физические лица как стороны, оспариваемых сделок банковских операций, не имеют каких-либо привилегий с точки зрения закона о банкротстве (кроме гарантированной минимальной суммы выплаты). Как и в отношении юрилиц, операции в пользу граждан могут быть признаны недействительными в зависимости от того, за какой период до даты введения временной администрации и отзыва лицензии были произведены выплаты и применимого правового  основания», – отмечает она.  Литовцева подчеркивает, что  риски того, что АСВ в будущем оспорит банковские операции, – высокие, учитывая публичную информацию о финансовых сложностях кредитной организации.

Учитывая широкий резонанс дела, можно ожидать, что суды и АСВ будут вынуждены более тщательно подходить к анализу обстоятельств, значимых с точки зрения оценки действий банка и вкладчика в каждой конкретной ситуации. Вполне разумными являются ожидания того, что постановление ВС о направлении дела на новое рассмотрение будет содержать четкие критерии и ориентиры, которые позволят сформировать судебную практику, соответствующую не только букве, но и духу, и целям закона о банкротстве. Однако было бы неверным вносить сиюминутные ситуационные изменения в законодательство, запрещающие оспаривание выплат вкладчикам, о чем уже сейчас говорят некоторые депутаты. Не секрет, что злоупотреблений при выплатах вкладов «своим» вкладчикам немало и они не должны оставаться без последствий.

Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп»