ПРАВО.ru
Процесс
10 декабря 2021, 18:29

ВС решит, можно ли вернуть деньги за принятую работу

Через год после проведенного в здании МВД ремонта внутренняя проверка ведомства показала, что для его реконструкции требовалось меньше металла, чем заявлено в смете. К этому моменту работу уже приняли без возражений. МВД попыталось взыскать переплату со строителей. Но суды отказали: требования надо было заявлять при приемке. По версии заявителя, выявить завышение сметы сразу было невозможно. Спор рассмотрит Верховный суд.

Судебная коллегия Верховного суда по экономическим спорам рассмотрит жалобу МВД Якутии по иску к «ЭкоСтройИнвест» (дело № А58-6426/2020). Региональное министерство попыталось взыскать 700 000 руб. за уже принятую работу, но три инстанции в этом отказали. Опрошенные Право.ru юристы по-разному оценивают аргументы заявителя, но согласны, что ВС, скорее всего, поддержит требования МВД.

История вопроса

В конце 2018 года региональное МВД и строительная компания заключили договор, по которому «ЭкоСтройИнвест» обязался провести капитальный ремонт Центра временного содержания несовершеннолетних в Якутске. Стоимость контракта составила 5,34 млн руб., а после ее уменьшения допсоглашением из-за отмены части работ — 5,33 млн руб.

В июле 2019 года стороны подписали акт выполненных работ без каких-либо возражений, а в сентябре министерство перевело подрядчику оплату в полном объеме.

Проведенная позднее контрольно-ревизионным управлением МВД проверка показала, что в смету было заложено в 310 раз больше листовой стали, чем реально необходимо для капремонта. Стоимость излишней стали составила 600 500 руб. МВД по региону направило подрядчику претензию, но компания отказалась вернуть деньги, указав на согласованную твердую цену контракта.

Тогда МВД обратилось в суд. АС Республики Саха (Якутия) отказал заявителю в иске, указав, что министерство приняло работы по договору без претензий по качеству и объему. По мнению суда, огромная разница между запланированным и реально необходимым объемом стали не относится к скрытым недостаткам, и ее могли выявить при традиционном способе приемки. Апелляция и кассация с этим согласились.

Контрольный обмер и дополнительные ставни

В направленной в ВС жалобе истец утверждал, что определить объем металла, фактически использованный при изготовлении петель под замок, нельзя было без детальных исследований и обмеров. В июле 2020 года подрядчика пригласили на контрольный обмер, и гендиректор компании подписал акт о выявленных недостатках с указанием фактически использованного объема стали.

По мнению МВД Якутии, ответчик также «фактически подтвердил» неисполнение условий договора, когда в ответ на претензию предложил изготовить бронь-ставни из спорного объема стали.

Судья ВС Марина Пронина признала эти аргументы заслуживающими внимания и передала дело на рассмотрение экономколлегии.  

Реальная проблема и неправильный инструмент

Требования истца обоснованы, ведь подрядчик осознанно скрыл, что применил при работе меньше металла, чем указано в смете, полагает Таймураз Джелиев, старший юрист A-PRO A-PRO . П. 4 ст. 720 ГК относит к скрытым недостаткам, которые можно выявить уже после приемки, и такие, которые подрядчик утаил умышленно. Ведь компания не могла не знать о реальном объеме стали, который задействовали при работах.

Для этого случая важнее ст. 710 ГК, которая касается экономии подрядчика, считает Алексей Агеев, партнер юридической фирмы Ru.Courts. Из определения ВС следует, что объем листовой стали, который был необходим подрядчику для выполнения заказа, по факту оказался меньше, чем прописано в договоре. При этом в договоре, согласно тому же определению, речь шла не об установке какого-то объема стали, а об изготовлении петель, отмечает юрист. Поэтому объем стали, который не пошел на эти петли, справедливо считать сэкономленным.

При этом понятно, почему Верховный суд толкует ситуацию иначе, говорит Агеев: во-первых, истцом выступает МВД, а во-вторых, очень велика разница между сметным и реальным количеством сырья.

«В этом деле мог иметь место коррупционный элемент на стадии заключения договора или недосмотр контролирующих лиц на стороне МВД», — предполагает Агеев. Бороться с такими нарушениями нужно, но не превратным толкованием ст. 710 ГК, считает юрист.

«Верховный суд пытается решить проблему, которая действительно есть, не тем инструментом».

Скорее всего, Верховный суд отправит дело на новое рассмотрение и укажет нижестоящим судам разобраться в объеме использованной листовой стали, говорит Агеев. На это указывает и то, что подрядчик признался, что использовал сталь не в полном объеме и даже согласился на компенсацию. По мнению юриста, компания пошла на это, так как работает в системе госзаказов и стремится сохранить возможность получения новых контрактов.

Таймураз Джелиев, напротив, считает это свидетельством намеренного сокрытия информации со стороны подрядчика. По его мнению, более вероятно, что ВС сам отменит либо изменит решение суда первой инстанции и примет новый судебный акт, не передавая дело на новое рассмотрение.

Взыскать неосновательное обогащение после приемки работ удается не часто, и такой исход зависит от того, сможет ли истец доказать, что недостатки были скрытыми, рассказал Джелиев. Такие споры встречаются, но они сравнительно редки, поскольку немногие заказчики включают в сметы объем материала, завышенный в 310 раз, отмечает Агеев.