Новости
14 июля 2017

"Система" опубликовала заключение юристов, подготовленное по просьбе "Роснефти"

"Система" опубликовала заключение юристов, подготовленное по просьбе "Роснефти"
Фото Reuters

"Роснефть", отстаивая интересы "Башнефти", прибегает к помощи специалистов, впрочем, как и АФК "Система". Но, в отличие от своего оппонента, нефтекомпания не придерживается открытой политики. Финансовая же корпорация, не раз утверждавшая, что ей нечего скрывать, тем временем продолжает публиковать заключения ученых-юристов, которые важны для дела, даже если они подтверждают позицию оппонента.

В четверг, 13 июля, АФК представила на своем сайте порцию подготовленных по ее просьбе независимых заключений, в которых юристы подробно разбираются в вопросе о законности реорганизации "Башнефти", которая была инициирована в 2014 году с подачи "Системы". Авторами работ выступили сотрудники НИУ ВШЭ и РАНХиГС, а также всемирноизвестная Clifford Chance. Из их анализа следует, что преобразование башкирской компании было правомерно и необходимо для привлечения инвесторов (см. "Система" опубликовала заключения Clifford Chance и ученых-юристов по реорганизации "Башнефти").

Теперь же интернет-пользователи могут ознакомиться с заключением, подготовленным по заданию "Роснефти" Исследовательским центром частного права им. С. С. Алексеева при президенте. Эксперты, первый заместитель председателя Совета Андрей Егоров и профеесор кафедры общих проблем гражданского права Роман Бевзенко, подчеркивают, что "выражают свою независимую и беспристрастную научную позицию по поставленным вопросам": "Сотрудники, участвовавшие в подготовке заключения, не находятся в отношениях служебной или иной зависимости ни с какой из сторон – НК "Роснефть", АНК "Башнефть", АФК "Система", – говорится на первых страницах документа.

Компания Сечина ставит на исследование Центра четыре вопроса. Первый касается того, должен ли быть возмещен вред, причиненный обществу недобросовестными действиями акционера. Да, отвечают ученые, такие убытки подлежат возмещению по правилам корпоративного законодательства, а если таких норм недостаточно, то допустимо применение положений о деликтах в субсидиарном порядке.

Во втором "Роснефть" пытается узнать об условиях и процессуальных особенностях предъявления исков об ответственности материнского общества перед дочерними. На это Центр отвечает, что бремя доказывания лежит на акционере дочернего общества, но иск также может быть предъявлен от его имени тем лицом, которое стало его акционером после причинения убытков основным обществом.

Третий вопрос касается исковой давности: с какого момента она начинает течь по косвенному иску, предъявленному акционером в интересах общества, спрашивает "Роснефть". "Исковую давность следует исчислять не по тому недобросовестному директору или акционеру, который нарушил интересы общства (в т. ч. причинил ему убытки), а с момента, когда о нарушении узнал первый добросовестный законный представитель юридического лица (директор либо акционер, не находящийся в отношениях аффилированности с незаконным владельцем акций – ответчиком по иску)", – пишут эксперты. Они считают, что определение исковой давности по участнику возможно, если мажоритарий узнал раньше добросовестного директора о нарушении интересов юрлица.

Последний вопрос звучит так: могут ли быть применены к отношениям между лицом, у которого акции истребованы как у незаконного владельца, и акционером общества нормы деликтного права? И если да, то кто является истцом по иску о возмещении вреда, причиненного обществу действиями такого лица? "Само по себе исправление недостоверной записи в реестре акционеров о принадлежности акций незаконному акционеру не означает невозможности применения к указанному акционеру правил о корпоративной ответственности за нарушение указанным лицом корпоративных обязанностей. Если ответственность строится по данной модели, то косвенный иск в интересах акционерного общества может быть предъявлен его законными акционерами. Это прямо предусмотрено положениями п. 3 ст. 53.1 ГК для случаев, когда речь идет о фактически контролирующем лице (в том числе фиктивном акционере – владельце контрольного пакета акций, – указывают ученые. – Если судом установлена недобросовестность незаконного владельца акций (т. е. он знал или должен был знать об отсутствии у него прав на акции), такой незаконный акционер отвечает за причиненные по его вине убытки акционерного общества по правилам о деликтной ответственности. В этом случае он не может ссылаться на ограничение его ответственности, содержащихся в корпоративном праве (например, на правило "делового суждения" или "разумного предпринимательского риска") и призванных защищать добросовестных участников корпоративных отношений в случае причинения ими убытков корпорации. Однако в таком случае обоснование возможности заявления требования к нему посредством косвенного иска одного из законных акционеров в интересах акционерного общества требует расширительного, системного и исторического толкования закона". Все выводы Центр подкрепляет ссылкой на судебную практику, включая Высший Арбитражный и Конституционный суды.

Стоит отметить, что ранее один из сотрудников Центра – директор его Уральского филиала Бронислав Гонгало в данном им заключении поддерживал позицию "Системы" относительно отсутствия у "Роснефти" и "Башнефти" права требовать взыскания убытков в виде курсовой разницы (подробнее читайте в материале "Право.ru" "Четыре довода "Системы": юристы прокомментировали позицию компании по иску "Роснефти").