Новости
30 июня 2017, 9:21

Четыре довода "Системы": юристы прокомментировали позицию компании по иску "Роснефти"

Четыре довода "Системы": юристы прокомментировали позицию компании по иску "Роснефти"
Фото Reuters

В рамках громкого процесса, инициированного "Роснефтью" из-за реорганизации "Башнефти", АФК "Система", несмотря на последние события, которые явно пошли ей не на пользу, продолжает придерживаться максимально открытой политики: на этот раз компания предложила тем, кому интересен спор, ознакомиться с ее отзывом на исковое заявление. В 62-страничном документе она подробно объясняет, почему суд должен поддержать финансовую корпорацию, ссылаясь на позиции высших судебных инстанций по ряду спорных вопросов.

Цели реорганизации "Башнефти"

Реорганизация "Башнефти" затеивалась "Системой" для того, чтобы вывести компанию на IPO (публичное размещение акций на Лондонской фондовой бирже прим. ред.) и за счёт этого привлечь деньги иностранных инвесторов. До этого структура не могла похвастаться прозрачностью из-за наличия кольцевой схемы владения ее акциями: контрольный пакет был у АФК, другая часть находилась на балансе "Системы-Инвест", которая также принадлежала корпорации и самой "Башнефти". Поэтому из "Системы-Инвест" был решено выделить ЗАО "Башнефть-инвест", а его – присоединить к "Башнефти". Процедура предусматривала, что акционерный капитал последней уменьшится в том числе за счет погашения части привилегированных акций, выкупленных у несогласных с реорганизацией акционеров.

Основными активами "Системы-инвест" являлись "Башкирская электросетевая компания" (БЭСК; обеспечивает "Башнефть" электроэнергией) и нефтеперерабатывающий завод "Уфаоргсинтез" (влияющий на выручку от продажи нефтепродуктов) – после реорганизации "Башнефти" они остались за АФК. Этот факт лёг в основу иска "Роснефти", которая, среди прочего, настаивает, что из-за утраты в 2014 году "Системы-инвест" "Башнефть" потеряла косвенный контроль над их акциями и взамен не получила "эквивалентное встречное предоставление". Припоминает компания Игоря Сечина и погашение привилегированных акций – их, по мнению истцов, стоило предложить на выкуп "третьим лицам". При этом "Роснефть" увеличила первоначально заявленную сумму иска на 64 млрд руб., предложив суду перевести сумму якобы причинных убытков в доллары США, после чего обратно конвертировать в рубли по курсу на 22 мая 2017 года.

За всем этим скрыты два важнейших обстоятельства, считает АФК: во-первых, в уставе "Башнефти" предусмотрены обыкновенные и привилегированные акции, которые она вправе разместить в любое время и количество которых более чем в 1000 раз превышает количество погашенных, и, во-вторых, через два месяца после окончания реорганизации совет директоров "Башнефти" принял решение об увеличении уставного капитала общества путем размещения по открытой подписке, то есть возмездно 37 млн обыкновенных именных акций, идентичных погашенным. Таким образом, у "Башнефти" не только есть юридическая возможность в любой момент выпустить новые акции взамен погашенных для реализации третьим лицам, но и данная возможность была на практике реализована.

Так для чего же "Роснефть" инициировала спор? Вряд ли на этот вопрос будет получен исчерпывающий ответ. Однако стоит отметить, что в СМИ неоднократно появлялась информация о том, что команда Сечина борется за "Башнефть" ещё с 2000-х годов (как это было с ЮКОСом). Тогда даже предполагали, что Владимир Евтушенков – лишь временный держатель акций предприятия, который выкупает их, чтобы в итоге передать "Роснефти". В пользу этой версии приводился такой довод: в 2005 году он купил блокирующий пакет компании за собственные $600 млн, а на приобретение остальных пакетов в 2009-м он на семь лет занял $2 млрд у государственного ВТБ.

Четыре довода в пользу "Системы" – тезисно

1. Почему она не может нести ответственность по закону "Об акционерных обществах"

К правоотношениям между обществом и его акционерами, в том числе по вопросу о возмещении убытков, должны применяться специальные нормы корпоративного законодательства, следует из позиции Верховного суда (подробнее читайте в репортаже "Право.ru" "Тимер" и его команда: кто ответит за убытки акционеров банка после санации"). Следовательно, спор должен разрешаться на основании п. 3 ст. 6 закона "Об акционерных обществах", который гласит, что акционеры дочерней структуры общества вправе требовать от "матери" возмещения причинённых убытков. Подать подобный иск могут только миноритарии "дочки", причем сама она, как и новое основное общество, таким правом не обладают.

Гражданско-правовая ответственность применяется при установлении наличия состава правонарушения, включающего причинение вреда, противоправность поведения того, кто его причинил, причинную связь между этими элементами, а также вину причинителя вреда. Доказыванию подлежит размер убытков, а отсутствие хотя бы одного из этих условий является основанием для отказа в удовлетворении иска (определение ВАС от 24 марта 2008 года № ВАС-3612/08).

В рассматриваемом случае не имеется ни одного из юридически значимых обстоятельств, необходимых для удовлетворения иска, - реорганизация "Башнефти" являлась правомерной и не причинила убытков, которые надумала "Роснефть", утверждает "Система". Более того, она (то есть реорганизация) принесла значительую прибыль, что подтверждается данными бухотчтетности "Башнефти" за второй квартал 2014 года (ознакомиться с ними можно здесь): по сравнению с первым кварталом чистая прибыль компания превысила 18 млрд руб. (+21,5%). По итогам того же компания получила чистую прибыль в размере 65,27 млрд руб. Возросли и котировки ее акций на бирже (ключевой индикатор, который позволяет определить, насколько выгодно для общества то или иное корпоративное действие).

"Башнефть" не "утратила" акции "Системы-Инвест", а обменяла их на 100% акций "Башнефть-Инвест". Акциями БЭСК и "Уфаоргсинтез" она не владела, так как они находились на балансе "Системы-Инвест", и соответственно не могла их потерять. Что касается погашения собственных акций, полученных по итогам реорганизации, то оно не могло повлечь убытков – "абсурдно считать неправомерным поведением, причиняющим убытки акционерному обществу, целый институт корпоративного права" (возмездное приобретение акционерным обществом собственных акций с целью их погашения и уменьшения уставного капитала), широко применяемый на практике российскими, включая все крупнейшие госкомпании, и международными компаниями (в качестве примера приводятся "Аэрофлот", "Ростелеком", "Норникель", "Банк ВТБ"). За "Башнефтью" сохранилось право на повторный выпуск того же самого количества обыкновенных акций, которые были погашены, чтобы привлечь средства. Новые акции могут быть размещены посредством подписки, то есть по возмездным сделкам (п. 2.1 определения Конституционного суда от 10 февраля 2009 года № 372-О-О).

Взыскание убытков от так называемой "утраты" "Башнефтью" "Системы-Инвест" приведет к неосновательному обогащению, которое не предполагается за счёт другой стороны (определение ВАС от 17 февраля 2012 года № ВАС-1369/12). "Все доводы истцов несостоятельны, основаны на тотальном отрицании института приобретения и погашения акционерным обществом собственных акций, противоречат закону, правовым позициям КС, ВС, ВАС, общепринятой корпоративной практике и обстоятельствам дела и имеют целью под видом взыскания убытков неосновательно обогатиться за счет ответчиков", – пишет "Система", подкрепляя утверждение заключениями экспертов "Газпромбанка" и "Морган Стэнли", из которых следует, что реорганизация имела позитивное значение для подготовки "Башнефти" к IPO и улучшала позиции миноритариев.

2. Почему ее действия нельзя квалифицировать как злоупотребление правом

Истцы пытаются этого добиться, ссылаясь на п. 1 ст. 10 ГК. Однако в деле основания для применения указанных в нем санкций отсутствуют, потому что имущественная ответственность основного общества за умышленное причинение убытков дочернему регулируется все тем же п. 3 ст. 6 закона "Об акционерных обществах". Исходя из него акционеры "дочки" вправе добиваться возмещения убытков. Вместе с тем нельзя забывать, что реорганизация "Башнефти" сама по себе была открыта и прозрачна и проводилась в полном соответствии не только с требованиями действующего законодательства, но и в соответствии с российской и мировой корпоративной практикой, включая корпоративную практику самой "Роснефти". За нее проголосовали независимые директора, в том числе иностранные.

3.  Почему нельзя взыскивать курсовую разницу ни при каких обстоятельствах

Во-первых, использование доллара США в качестве валюты долга при расчете убытков противоречит ГК: согласно п. 1 ст. 140, рубль – законное платежное средство, обязательное к приему по нарицательной стоимости на всей территории России. Одновременно ст. 317 устанавливает, что денежные обязательства должны быть выражены в рублях, если иное не предусмотрено действующим законодательством. "Роснефть" не называет норму права, которая бы предусматривала возможность использования иностранной валюты в качестве долга, потому что она не существует. Между "Системой" и истцами нет соглашения об использовании американской валюты в качестве обязательства, хотя такое возможно, утверждается в п. 7 Информационного письма Президиума ВАС от 04 ноября 2002 г. № 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 ГК", но для этого стороны обязаны были прямо договориться. В подобной ситуации иностранная валюта выступает неким эквивалентом, на который стороны обязательства ориентируются при осуществлении рублевых расчетов. Судебная практика единообразно исходит из того, что курсовая разница, возникшая вследствие колебания курса валют, не является убытком, поскольку между ней и действиями стороны обязательства отсутствует безусловная причинно-следственная связь (определение ВС от 17 мая 2017 года № 307-ЭС17-4648 по делу № А56-95636/2015).

Удовлетворение иска в этой части может иметь крайне негативные последствия в виде формирования соответствующей судебной практики, которой могут воспользоваться недобросовестные участники гражданского оборота, комментирует Андрей Корницкий, адвокат, руководитель проектов "S&K Вертикаль".

4. "Роснефть" забыла о сроке исковой давности

По заявленным требованиям он был пропущен всеми истцами, утверждает "Система". Так, ст. 196 ГК гласит, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а не о наступлении убытков, вызванных нарушениями (о чем говорится в абз. 1 п. 10 Постановления Пленума ВАС от 30 июля 2013 г. № 62 и подтверждается в п. 3 Постановления Пленума ВС от 29 сентября 2015 года № 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК об исковой давности"). В рассматриваемом случае он начал течь не позднее 3 февраля 2014 года – со дня, когда прошло внеочередное общее собрание акционеров "Башнефти", на котором было принято решение о ее реорганизации путем присоединения к ней "Башнефти-Инвест". Также нужно учитывать, что иск на основании п. 3 ст. 6 закона "Об акционерных обществах" мог быть заявлен от имени и в интересах "Башнефти" любым миноритарным акционером. Любой из них знал об условиях корпоративного решения и о планируемом погашении акций не позднее указанной даты. "Пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа всем истцам в удовлетворении заявленного иска", – подчеркивает "Система".

Эти доводы могут быть не такими успешными – в корпоративных спорах судами часто озвучивалась позиция о необходимости учета даты, когда у истца появилась реальная возможность обратиться в суд с иском (после восстановления корпоративного контроля), говорит юрист "Кульков, Колотилов и Партнеры" Алексей Черных. В то же время "Система" публично раскрывает всю значимую информацию в соответствии с правилами бирж и лучшей практикой, добавляет адвокат бюро "Деловой фарватер" Павел Ивченков. А Михаил Будашевский из "Хренов и Партнеры" отмечает высокий уровень аргументации ответчиком собственных тезисов: отдельного внимания заслуживает то, что "Система" не ограничивается констатацией несостоятельности доводов истца, а приводит собственную позицию едва ли не по каждому обстоятельству, имеющему значение для дела.

К какому выводу пришли независимые эксперты 

Вдобавок на сайте "Системы" появились заключения нескольких экспертов, которым было предложено ответить на ряд вопросов, волнующих как АФК, так и "Роснефть" (на них АФК и основывает свою позицию по иску, о чем юристы компании заявляли на заседании 27 июня). Все они сводятся к тому, что позиция финансовая корпорации Евтушенкова обоснована. Так, ЦЭФИР подтверждает, что схема перекрестного владения акциями "Башнефти" была отрицательным фактором при подготовке компании к IPO; БЭСК и "Уфаоргсинтез", не являясь ее профильными активами, отрицательно влияли на развитие организации, а погашение собственных акций эмитентом не могло привести к убытку и было выгодным для акционеров. Профессор, завкафедрой гражданского права юридического факультета МГУ Евгений Суханов признает, что новое основанное общество не вправе добиваться возмещения ранее применённых его дочернему обществу убытков наравне с миноритариями. "Следует исходить из того, что такой приобретатель контрольного пакета акций... как разумный и осмотрительный предприниматель должен был знать о реальном положении дел в хозяйственном обществе, акции которого он приобретает", – пишет Суханов. Поддерживает позицию "Системы" относительно отсутствия у "Роснефти" и "Башнефти" права требовать взыскания убытков в виде курсовой разницы и Бронислав Гонгало, завкафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета, директор Уральского филиала Исследовательского центра частного права им. С. С. Алексеева при президенте.

"Райффайзенбанк" – о перспективах дела

"Райффайзенбанк" опубликовал аналитическую записку для инвесторов, в которой приводит три варианта развития событий в случае проигрыша "Системы" и рассуждает, чем это может обернуться для МТС, акции которой на днях были арестованы в рамках обеспечения иска. Ее автор, аналитик по телекоммуникациям и медиа Сергей Либин, даёт понять, что текущее развитие событий не внушает оптимизма относительно перспектив АФК. В базовом сценарии (если иск будет удовлетворен) корпорация выплатит требования за счет внешнего финансирования и сохранения контроля над указанными активами: в этом случае часть затрат будет переложена путем выплаты МТС дополнительных дивидендов либо выдачей внутригрупповых займов. Жестким вариантом, по мнению "Райффайзенбанка", является потеря АФК значительной доли пакета в МТС (36,6% акций), который по текущей рыночной стоимости оценивается в 232 млрд руб., и рост долговой нагрузки. Не исключается и вариант продажи других активов (например, доли в Детском Мире) при сохранении пакета в МТС, но он кажется труднореализуемым. Банк расценивает первый вариант развития событий, при котором "Система" привлекает внешнее финансирование и частично перераспределяет долговую нагрузку на МТС, как базовый, а потерю МТС, скорее, как стресс-тест.

С таким мнением солидарен Андрей Корницкий: по его мнению, определенные действия судьи, рассматривающей дело (в частности, принятие обеспечительных мер в виде наложение ареста на принадлежащие ответчикам акции, оцененные в 185 млрд. руб., и назначение судебного разбирательство по делу (т.е. признание дела подготовленным к рассмотрению) еще до представления отзыва ответчика), говорят о том, что вероятность частичного или полного удовлетворения требований истцов все же является достаточно высокой. "В любом случае, арбитражному суду при принятии решения по этому делу в соответствии с требованиями ст. 168 и ст. 169 АПК необходимо дать правовую оценку всем доводам ответчика, приведенным в его отзыве. В связи с этим решение суда по этому делу вызывает серьезный интерес с точки зрения судебной практики", – считает юрист "S&K Вертикаль".

Что думают юристы об отзыве "Системы"

"Система" занимает правильную позицию, убеждена управляющий партнер "Тиллинг Петерс" Оксана Петерс: фактически аргументы ответчика сводятся к отсутствию умысла в совершении противоправных действий и причинении убытков истцу, а также причинно-следственной связи между действиями ответчиков и предположительно возникшими убытками истца, что в силу сложившейся правоприменительной практики исключает возможность удовлетворения судом подобного иска. "Наиболее обоснованными являются доводы АФК о том, что оценочное заключение специалиста со стороны "Роснефти" подготовлено без учета неконтрольного пакета акций одного из ответчиков и соответствующего дисконта, – продолжает юрист. – Кроме того, погашение собственных акций соответствует закону, является обычной корпоративной практикой и представляет собой самостоятельное решение истцов, в принятии которого нельзя обвинять ответчиков".

Действительно, странно упрекать ответчиков в том, что их действия повлекли погашение казначейских акций "Башнефти", приобретенных в результате реорганизации, вместо продажи, соглашается Алексей Черных, объясняя, что если бы эти акции были отчуждены третьим лицам, то Росимущество, а затем и "Роснефть", оказались бы держателями существенно меньшей доли. При всём этом, учитывая уникальность конфликта между сторонами, дать прогноз судебному процессу трудно, добавляет Сергей Егоров, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП: "Доказывание убытков в суде – в целом задача крайне неблагодарная с вероятностью, стремящейся к нулю. Но этот прогноз применим только к обычным, "земным" процессам".

АФК скорее находится в сильной позиции, поскольку представляет доказательства наличия экономической выгоды, которую получили истцы от реорганизации, подтверждая это соответствующими доказательствами, а также указывает на то, что "Роснефть" и сейчас не лишена возможности проводить IPO и получать дополнительные инвестиции, а значит, никакие убытки не возникли, заключает Оксана Петерс.