Мнения
Василий Пичужкин, управляющий партнёр юридической фирмы KVADRAT
21 января 2019, 13:12

Судебные процессы как оценка инвестпривлекательности страны

Судебные процессы как оценка инвестпривлекательности страны
В реальной бизнес-практике зачастую происходят ситуации, которые могут повлиять на доверие инвесторов. Таковыми могут стать судебные процессы, подчиняющиеся непонятной для бизнеса логике. Как пример, дело с участием Morgan Stanley Bank.

Morgan Stanley Bank продолжает судиться с российскими нефтяными компаниями. Еще в 2012 году банк выдал синдицированный заём компании «Астрахань Ойл Корпорейшн Лимитед» (заёмщик), та планировала заняться разработкой месторождения. В качестве обеспечения по займу первоначальными гарантами выступили субсидиарные компании заёмщика, в том числе непосредственно занимающиеся разработкой месторождений российские операционные компании, но ныне банкроты. Это АО «Южная нефтяная компания» и ООО «Астрахань-нефть».

В сложившейся международной практике синдицированный кредит, как правило, организуется каким-то крупнейшим банком, а также с использованием стандартной документации, которая подчиняется английскому праву. И тогда кредитором по займу выступил синдикат иностранных и российских инвесторов, а Morgan Stanley в данном деле – это кредитный агент и представитель инвесторов, предоставивших свои средства для развития проекта в Астраханской области. Однако сейчас, когда деньги уже который год пытаются вернуть через суд, тот исключает требования Morgan Stanley Bank из реестра кредиторов, хотя очевидный факт получения денег по договору займа не отрицает никто, в том числе и должники. Почему же суд не субординирует и оставляет в реестре кредиторов требования акционеров и аффилированных к должнику лиц, а исключает требования внешних кредиторов?

Обе компании аффилированы и заявили о своем банкротстве в 2016 году: АО «Южная нефтяная компания» (дело № А06-1229/2016) подало заявление в суд о признании себя банкротом в феврале 2016 года, а в марте 2016 года это сделало ООО «Астрахань-нефть» (дело № А06-2108/2016).

Требования Morgan Stanley достигают 5 млрд руб. И на текущий момент Morgan Stanley отказано во включении требований в реестр требований кредиторов должников. 12-й ААС в постановлении от 16 января 2018 года (дело № А06-1229/2016), а также в постановлении от 23 октября 2018 года (дело № А06-2108/2016) уже дважды отказывает включить требования кредиторов на формальном основании отказа применить нормы английского права и переходит к рассмотрению спора по нормам российского законодательства. Суд применяет к английской независимой гарантии нормы российского поручительства: срок прекращения поручительства (ст. 367 ГК РФ) по истечении года со дня наступления срока исполнения обязательства, если кредитор в течение года не предъявит иск к поручителю.

Добросовестность должников-банкротов уже не раз ставилась под сомнение и обсуждалась в СМИ. Так, один из кредиторов – «Шлюмберже Лоджелко Инк.» (Панама, структура Schlumberger) – высказывал подозрения о преднамеренном банкротстве ЮНК. Представитель «Шлюмберже Лоджелко Инк.» просил оставить заявление о банкротстве ЮНК без удовлетворения, так как «компания ведет хозяйственную деятельность, имеет большой объем имущества. Например, 42 скважины, 500 тонн нефти, достаточное количество месторождений, которые находятся на балансе».

Кроме того, должниками была сформирована «дружественная» задолженность. При этом требования материнской компании к должнику возникли из договоров займа, выданных на очень льготных условиях.

Так, основной долг «Южной нефтяной компании» – $219 млн – являлся следствием трех простых векселей от 2 декабря 2015 года и был сформирован перед аффилированным должником ООО «Астрахань-Нефть». Кредиторам удалось оспорить данные сделки, и уже в сентябре 2017 года часть сделок по выдаче вышеуказанных простых векселей были признаны судом недействительными. Однако большую часть требований кредиторов по-прежнему составляют аффилированные лица должников.

Казалось бы, Верховный суд встал на защиту добросовестных инвесторов и положил конец таким схемам, сформировав правовую позицию о принципиальной возможности такой субординации (определении Верховного суда от 06.07.2017 № 308-ЭС17-1556 (2) по делу № А32-19056/2014).

Однако судебный процесс по включению требований Morgan Stanley Bank длится уже более двух лет и продолжается до сих пор. Такие решения российских судов ставят под большое сомнение, что при высоком риске потери своих средств и условиях низкого доверия менеджменту российских компаний отечественные и иностранные инвесторы и дальше будут вкладывать свои средства в развитие российской промышленности, где требуются большие и длинные деньги, а развитие на кредитные средства часто просто нецелесообразно в связи с невысокой маржинальностью. И по разным рейтингам инвестиционная привлекательность России растет, но в реальной бизнес-практике постоянно происходят ситуации, которые могут зарождающееся доверие инвесторов просто убить на корню. Самое печальное в этой ситуации то, что российские суды занимают позицию, направленную против инвесторов и помогающую осуществлять сложные схемы обмана инвесторов.