ВС дал алгоритм проверки третейского решения на фиктивный долг

ВС дал алгоритм проверки третейского решения на фиктивный долг
Фото Право.Ru

Если банкротство инициировано на основании сомнтительного решения третейского суда, то оспорить его в рамках дела о банкротстве невозможно. Нужно идти в суд, который выдавал исполнительный лист. Так и поступил кредитор-банк. Но ему отказали на том основании, что кассация не может вникать во все обстоятельства. Замкнутый круг разомкнула экономколлегия ВС.

Недобросовестных схем для контроля над банкротством много. Одна из них – подтвердить фиктивный долг через третейский суд и инициировать процедуру несостоятельности. Именно такую ситуацию и разбирала коллегия Верховного суда по экономическим спорам (КЭС) в деле банка «ФК Открытие». Мотивы «тройки» (Наталья Павлова, Марина Пронина и Денис Тютин) стали ясны недавно. И как считают юристы, они помогут в борьбе с «искусственным» банкротством.

Арбитражный суд г. Москвы выдал обществу «Нордстрой» исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда (№ А40-147645/2015), который взыскал в его пользу 3,8 млн руб. с ЗАО «Негоциант». Обжаловал это решение банк «ФК Открытие». «Нордстрой» опередил его с заявлением о признании должника банкротом. И сделал это намеренно, уверен банк, чтобы быть первым, назначить своего управляющего и контролировать процедуру.

Во-первых, «Нордстрой» и «Негоциант» аффилированы. Во-вторых, финансовые трудности последнего – фикция, считает банк. Согласно данным его расчетного счета, с момента принятия "третейского" решения деньги там циркулировали: в частности, должник переводил их в «Нордстрой» и, более того, по договорам, обязательства по которым образовались значительно позже спорного долга. То есть, по мнению банка, поход в третейский суд был надуманным.

При этом сразу «Нордстрой» эти 3,8 млн руб. не взыскивал, а банкротить «Негоциант» пошел вскоре после опубликования банком уведомления о таком же намерении. Этого требует п. 2.1 ст. 7 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: обратиться в суд с заявлением банк мог только через 15 дней.  

Кассация округа банку отказала: процедура исследования доказательств, на основе которых принято решение третейского суда, не предусмотрена АПК.

Скидка кредиторам

 

Да, законодатель исходит из исчерпывающей роли третейского суда в разрешении спора по существу (именно поэтому и стадий судебного разбирательства меньше – нет апелляции), указала КЭС. Однако это не исключает полномочий госсуда по защите публичного порядка. А нарушение публичного порядка согласно АПК может быть основанием для отказа в выдаче исполнительного листа. Правда, дискуссий по поводу толкования этого термина много (см. "Пределы контроля: как арбитражные суды следят за третейскими").

В определении ВС есть следующий вывод:

Защита охраняемых законом интересов третьих лиц, в том числе в отношениях с неплатежеспособным должником, важная функция правосудия, являющаяся элементом публичного порядка государства.

Таким образом, кассация округа напрасно проигнорировала доводы банка о недобросовестности компаний. КЭС отправила спор на новое рассмотрение в первую инстанцию и расписала «алгоритм доказывания» нарушений публичного порядка конкурсным кредитором. Руководствоваться надо позицией самой КЭС – определение № 305-КГ15-5805 (см. «Искусство банкротства: вопрос о фальсификации третейского решения отправили на третий круг»). Там закреплено, что в случае протеста кредитора против "третейского" решения достаточно представить суду доказательства prima facie (от лат. «на первый взгляд») – просто «подтвердить существенность сомнений в наличии долга».

Именно эти выводы ВС по процессуальным вопросам наиболее интересны, считает Мария Михеенкова, член группы разрешения споров московского офиса Dentons. «По сути ВС указал, что бремя доказывания в таких случаях перераспределяется. При приведении обоснованных возражений именно участник третейского разбирательства должен представить доказательства действительности своего требования, поскольку это не должно составлять для него труда».

Еще определение КЭС ставит точку в вопросе о полномочиях суда входить в установленные "третейским" решением обстоятельства при его проверке в связи с банкротством. Речь идет о проверке вне рамок дела о банкротстве, хоть и в связи с ним, поясняет Мария Михеенкова. ВС счел, что рамки проверки расширяются самим фактом использования решения третейского суда в деле о банкротстве.

Определение КЭС обеспечит защиту от злоупотребления правом со стороны недобросовестных должников, считает Александр Вязовик, партнер, руководитель направления по банкротству Vegas lex. Но тут есть одна деталь: у банка были сведения о расчетном счете должника (то есть возможность доказать фиктивную задолженность), а у других кредиторов ее не будет. Несмотря на указание КЭС на достаточность доказательств prima facie, вполне вероятны ситуации, когда кредиторы без статуса кредитной организации не смогут доказать существенность своих сомнений в наличии долга, предполагает Вязовик. То есть, возможно, не все смогут в равной степени эффективно использовать выводы КЭС для защиты своих прав.

С определением КЭС можно ознакомиться здесь