Компенсация за незаконный обыск: кто имеет на нее право

Компенсация за незаконный обыск: кто имеет на нее право
Фото с сайта rcmm.ru

За последние 10 лет правоохранительные органы стали в 1,5 раза чаще проводить обыски и осмотры помещений. В некоторых случаях эти следственные действия суды могут признать незаконными. Тогда у пострадавших появляется возможность получить денежную компенсацию за полученный моральный вред. Могут ли рассчитывать на такое денежное возмещение арендаторы жилья, куда ворвались следователи или члены семьи потерпевшего? Верховный суд разъяснил спорные моменты подобных ситуаций. А эксперты "Право.ru" дали свои советы, которые помогут получить компенсацию морального вреда за незаконный обыск.

У нас стало настолько обыденным нарушение различных прав, что многое уже и не замечается, с грустью констатирует Денис Саушкин, управляющий партнер АБ "ЗКС". Но за любое незаконное действие сотрудников правоохранительных органов предусмотрена компенсация, которую должно заплатить государство, подчеркивает эксперт. Проблема заключается в том, что в судебном порядке тяжело признать неправомерным тот же обыск. По словам Фархада Тимошина, бывшего старшего следователя УТ МВД по СЗФО, а ныне адвоката уголовной практики АБ "Торн", суды чаще всего встают на сторону правоохранителей, признавая их незаконные действия априори законными. Так что потерпевшие от такого произвола получают денежное возмещение лишь в редких случаях. Но ведь пострадать от незаконного обыска могут не только собственники жилья, отмечает Саушкин: "Маленький ребенок испугается незнакомых дядь, которые ворвались к нему в комнату в шесть часов утра, или друзья владельца квартиры, находящиеся у него в гостях, получат моральный вред от неожиданного вторжения". Подобная ситуация и произошла в городе Гай Оренбургской области два года назад.

Обыск у адвоката

Тогда местные следователи МВД возбудили в отношении неустановленного лица уголовное дело по ч. 1 ст. 309 УК. Вскоре дело передали по подведомственности в СУ Следственного комитета Новотроицка, которое заподозрило в этом преступлении местного адвоката Андрея Сапова*. В конце мая 2015 года правоохранители нагрянули поздно вечером в квартиру к защитнику с обыском. По итогам следственных действий у Сапова изъяли ноутубук со всеми досье доверителей и их персональными данными. Уже на следующий день после такого вторжения адвокат смог в судебном порядке признать обыск незаконным.

А в июле того же года следователь и вовсе закрыл уголовное дело против защитника за отсутствием состава преступления. Тогда Сапов решил взыскать с государства компенсацию морального вреда за понесенные страдания и возместить ущерб своей профессиональной репутации из-за незаконных следственных действий правоохранителей. В общей сложности адвокат потребовал присудить ему 200 000 руб. Суды согласились с заявлением истца, но взыскали в его пользу лишь 40 000 руб., сославшись на принципы разумности и справедливости (дела № 2-1297/2015 ~ М-1197/2015 и № 33-839/2016).

Жена тоже имеет право на компенсацию

Пострадавшей от незаконного обыска посчитала себя и жена адвоката, сособственник квартиры Наталья Сапова*. Она тоже находилась дома, когда к защитнику нагрянули следователи. Сапова обратилась в Гайский городской суд с требованием присудить и ей компенсацию морального вреда. Заявитель пояснила, что правоохранители грубо нарушили ее права на неприкосновенность собственности и частной жизни, а она перенесла тяжелый стресс, переживая за судьбу супруга. Кроме того, истец указала на нарушение ее права на уважение семейной жизни.

Две инстанции отказались удовлетворять требования Саповой, сославшись на то, что в отношении нее никаких незаконных следственных действий не проводилось. Кроме того, истец не доказал наличия причинно-следственной связи между обыском и перенесенными нравственными страданиями, пояснили суды (дела № 2-770/2016 ~ М-629/2016 и № 33-6884/2016).

Не согласившись с решениями нижестоящих инстанций, жена адвоката обжаловала их в Верховный суд. Судьи ВС указали на то, что Оренбургские суды пришли к ошибочному выводу. Первая инстанция и апелляция не учли, что нравственные страдания истец испытала из-за нарушения ее прав на жилище и неприкосновенность частной жизни, подчеркнул ВС. Кроме того, незаконный обыск проводился в квартире, сособственником которой является Сапова, отметила Судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 47-КГ17-6). Судьи ВС добавили, что нижестоящие инстанции не учли и позицию Конституционного суда, который не раз объяснял: за неправомерный обыск компенсация полагается всем гражданам, проживающим в пострадавшем жилье. "Тройка" судей под председательством Сергея Асташова отменила решения Гайского городского суда и Оренбургского областного суда, отправив дело на новое рассмотрение в апелляцию (прим. ред. – пока еще не рассмотрено).

Эксперты "Право.ru": "Появился ориентир для нижестоящих судов"

Адвокат МКА "Князев и партнеры" Кирилл Яковлев верит, что это решение ВС послужит началом "нового этапа" в уголовном процессе, когда за незаконные действия следствия пострадавшие будут "реально получать компенсацию". Яковлев надеется, что, ориентируясь на обсуждаемый акт, нижестоящие инстанции станут присуждать гражданам компенсации и за другие незаконные действия следователей: прослушку телефона, досмотр, наложение ареста и т. п.

Типичные ошибки правоохранителей, которые приводят к признанию обыска незаконным:

– указание в постановлении о производстве обыска неверного адреса или номера квартиры;

– отсутствие понятых;

– присутствие заинтересованных понятых;

– отсутствие специалиста при изъятии компьютерной техники;

– неразъяснение прав участвующим в ходе обыска лицам;

– указание не всех лиц, участвующих в обыске;

– отсутствие острой необходимости проводить обыск в жилище без санкции суда (как, скорее всего, произошло в исследуемой ситуации).

Источник: Фархад Тимошин, бывший старший следователь УТ МВД по СЗФО, а ныне адвокат уголовной практики АБ "Торн".

Кроме того, добиться возмещения морального вреда за незаконный обыск могут и те граждане, которые не присутствовали в квартире во время следственных действий, но проживают там, отмечает адвокат АБ "А-ПРО" Евгений Долгов. Арендаторы также могут рассчитывать на денежное возмещение, если они заключали с хозяином жилья арендное соглашение, добавляет юрист. Тимошин предупреждает, что от незаконных действий правоохранителей иногда страдают и соседи. Он отмечает, что на практике следователи порой путают квартиры, ошибочно врываясь в другое жилье: "В итоге приходится за счет бюджета РФ восстанавливать срезанные двери и разбитые окна".

Есть и еще одна проблема, которая касается обсуждаемой темы. В России размер компенсации морального вреда обычно не очень высокий, констатирует руководитель Уголовной практики ЮК BMS Law Firm Тимур Хутов: "Только если человек в результате незаконных следственных действий перенес инфаркт, он может рассчитывать на приличную сумму". Эксперт поясняет, что в доказательстве морального вреда помогут: свидетельские показания, справки о посещении врачей сразу после незаконного обыска или выписки из больницы, подтверждающие лечение.

– имена и фамилии участников процесса изменены редакцией