ПРАВО.ru
Практика
19 декабря 2018, 8:39

Биллинг и командная работа: новые причины отказа в судрасходах

Биллинг и командная работа: новые причины отказа в судрасходах
В громком споре о претензиях к аудиторам «большой четверки» взыскивали судрасходы. Сумма оказалась значительная: для защиты компания наняла международную юрфирму Baker McKenzie. В первой инстанции требования удовлетворили почти полностью и присудили заявителю 9 млн руб., но апелляция и кассация нашли мотивы для отказа в выплате.

Без биллинга судрасходы не взыщут

В апреле 2017 года Ramilos Trading Ltd предъявила иски к российским подразделениям аудиторов из «большой четверки», которые проверяли отчетность основного актива компании – крупнейшего в России производителя полимерных труб и композитных материалов. Компания направила в АСГМ требования к ЗАО «Делойт и Туш СНГ» на 218 млн руб. (дело № А40-68652/2017) и АО «КПМГ» на 188 млн руб. (дело № А40-68658/2017). Ramilos принадлежит половина кипрской компании APG Polyplastic – основного владельца промышленного холдинга «Группа «Полипластик». Дело широко обсуждалось, поскольку ранее участники корпоративных конфликтов (именно в нем эксперты видели причину иска) никогда не пытались привлекать к материальной ответственности никого из «большой четверки». 

Как отбить судебные расходы: пять решений экономколлегии ВС

Ramilos Trading отказалась от иска, однако здесь началась другая часть спора: КПМГ обратилось в АСГМ с требованием о взыскании судрасходов. Сумма была значительной, поскольку защищала интересы компании крупная международная юридическая фирма Baker McKenzie. С истца требовали взыскать 9 392 770 руб. судебных расходов.

В первой инстанции судья АСГМ Наталия Константиновская, рассмотревшая исковое заявление, частично взыскала судрасходы с ответчика. Причем большую их часть (9 млн руб.), что само по себе является очень крупной суммой по меркам последних лет, отметил Иван Веселов, партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2место По выручке 2место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5место По количеству юристов Профайл компании .

Константиновская в определении привела доводы в поддержку решения. Первым доводом стала сложность дела, которое, согласно выводам судьи, следует отнести к категории особо сложных, вторым – то, что юристы, согласно документам, действительно оказали услуги компании, а их почасовые ставки «соответствуют сложившемуся рыночному уровню ставок».

В решении приведена и стоимость услуг компании: партнер – $750–$800/час; юрист – $275–$500/час; помощник юриста – $150/час. 

Суд взыскал 308 миллионов с адвоката Третьякова за неоказанные услуги

Однако решение не устояло в апелляции и кассации, где позиция соответствовала единообразной практике занижения судами расходов на оплату услуг представителей. Там, как и в ВС, отказавшемся передавать дело в экономколлегию, не стали рассуждать о разумности объемов взыскания, а указали, что факт несения судебных расходов вообще не доказан. Одним из доводов стало то, что в суд не был представлен отчет с детализацией времени, затраченного на оказание услуг. Всех других представленных документов – договоров, допсоглашений, счетов, платежных поручений и актов сдачи-приемки услуг – для доказательств работы юристов над делом не хватило, и суд не увидел «доказательств фактического несения расходов и взаимосвязи между понесенными расходами и рассматриваемым делом». Также в определениях говорилось, что для подтверждения судрасходов процессуальные документы должны подписать все участвовавшие в проекте юристы. Юристы оценили позицию судов как непоследовательную и формальную. «Возможно, они посчитали сумму расходов слишком большой, но не решились писать о неразумности расходов, особенно на фоне хорошо написанного определения суда первой инстанции», – предположил Андрей Панов, старший юрист Norton Rose Fulbright Norton Rose Fulbright Федеральный рейтинг. группа Природные ресурсы/Энергетика группа Транспортное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Трудовое и миграционное право (включая споры) .

Забытое время

Ключевой аспект при взыскании судрасходов – это их документальное подтверждение. Так что консультанты внимательно относятся к вопросам биллинга – это часть корпоративной культуры, подтверждает Иван Веселов: «Как правило, отчеты консультантов достаточно подробны и позволяют оценить объем работы каждого члена команды: это важно для построения прозрачных отношений с клиентом, а также подтверждения понесенных им расходов в будущем – при необходимости».

Чем занят ваш юрист: сколько времени юристы тратят на работу

Для подтверждения расходов суды действительно часто обращаются к счетам, актам и отчетам об оказанных консультантами услугах. Данные биллинга можно было бы представить для обоснования расходов, замечает Андрей Панов, но является ли такое требование обязательным – большой вопрос. «В этом деле работа явно велась по почасовым ставкам, но есть много ситуаций, когда никто такой учет рабочего времени не ведет. Часто работа ведется на основании фиксированных гонораров – особенно по более стандартным делам, при которых учет рабочего времени сотрудников по большому счету не требуется. К тому же суды представляют себе работу юристов очень плоско, поэтому данные биллинга часто вводят их в заблуждение или соблазн снизить сумму», – говорит Панов.

Сложности и возможности: что происходит на юридическом рынке
Большинство крупных компаний, особенно международных фирм, все же ведут такой учет и предоставляют его клиентам для информации вне зависимости от условий оплаты. «Тем не менее отказать во взыскании расходов только со ссылкой на отсутствие биллинга, особенно при наличии достаточных доказательств самих расходов, – это явный перегиб. При этом ВС уже занимал позицию, по которой отсутствие документов не является основанием для отказа во взыскании расходов», – говорит Панов.

Заплатят только коллективу

Удивление юристов вызвал также довод о том, что для взыскания расходов нужно подписание процессуальных документов или участие на судебных заседаниях всех юристов, работающих над проектом. Его эксперты сочли крайне спорным. 

Как правило, работу над проектом ведет команда, состоящая из юристов разных уровней (от мала до велика), особенно если речь идет о сложных комплексных спорах. Это соответствует принципу экономии судебных расходов: квалифицированная работа поручается старшим сотрудникам, а техническая работа – младшим. В этой связи участие всех юристов на судебных заседаниях, как и подписание ими процессуальных документов, невозможно по объективным причинам.

Иван Веселов, партнёр практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP

Подход еще раз демонстрирует, что суды очень примерно представляют себе, как работают юридические фирмы, замечает Панов и подтверждает: партнеры с высокими ставками не ездят знакомиться с материалами дела и не ищут судебную практику для обоснования позиции – и наоборот. Поэтому логично, что не все члены команды присутствуют на заседании: это как минимум просто дорого для клиента, ведь за их время на заседании ему придется заплатить.

Кроме того, фирмам очень часто приходится ставить несколько младших сотрудников на проекты, чтобы они могли заменять друг друга в зависимости от производственной необходимости: у любой фирмы много дел в производстве, а пики загрузки по ним могут распределяться неравномерно или наступать неожиданно. В договоре с клиентом редко прописывают всю команду, поясняет юрист и делает вывод: «Позиция судов по данному делу намекает, что нужно прописывать всю возможную команду в договоре, чтобы доказать суду, что клиент нанимал на дело всех указанных юристов».

«Включение подобного требования в и так сложную практику взыскания судебных расходов на оплату услуг представителей способно еще большим образом усилить давление на заинтересованных лиц и их консультантов», – заключает Веселов.