ПРАВО.ru
Практика
2 марта 2021, 12:41

OFAC укрыл от правосудия США важную информацию: это разрушило санкционную «уголовку»

OFAC укрыл от правосудия США важную информацию: это разрушило санкционную «уголовку»
Впечатляющая история иранского инвестора, ведущего глобальный бизнес и попавшего под пристальное внимание санкционных властей. Юристы объясняют, почему это может быть интересно для российских граждан, находящихся на разных стадиях уголовного преследования за нарушения санкций и правил экспортного контроля в США.

Что случилось? 

Дело Али Садра стало заметным прецедентом в сфере санкционных споров в США, в рамках которого несоблюдение связанных с уголовным преследованием процедур стало основанием для снятия обвинений в нарушении санкций и запуска судебного процесса уже в адрес представителей обвинения.

Это стало возможным в силу применения доктрины Брейди, в рамках которой сокрытие обвинением документов от защиты и суда может стать основанием для прекращения процесса и реабилитации подсудимого, что и произошло в этом деле. 

В материале представлены обстоятельства дела и мнения экспертов по данному вопросу. 

Обвинение

В центре обвинения стояло нарушение Али Садром Хашимениджадом (Ali Sadr Hasheminejad) американских санкций против Ирана, связанное с его участием в строительном проекте Ciudad Fabricio Ojeda в Венесуэльском штате Сулия и использованием американской финансовой системы.

В связи с этим федеральное обвинение вменяло Али Садру нарушение по шести эпизодам:

(1) Нарушение IEEPA (профильный закон о санкциях); 

(2) Банковское мошенничество;

(3) Действия, направленные на легализацию доходов, полученных преступным путем;

(4) Участие в сговоре с целью нарушения IEEPA;

(5) Участие в сговоре с целью совершения банковского мошенничества; 

(6) Участие в сговоре с целью совершения действий, направленных на легализацию доходов, полученных преступным путем.

Сторону обвинения представляла прокуратура Южного округа Нью-Йорка, а главным представителем защиты в деле был Брайан Хеберлиг (Brian Heberlig) из вашингтонского офиса фирмы Steptoe & Johnson. 

Предыстория

Али Садр Хашеминиджад является членом очень влиятельной иранской семьи с обширными коммерческими интересами по всему миру. Его отец Мухаммед Сеид (Mohammed Seyed Hasheminejad) в свое время являлся главой первого частного иранского банка EN (Eghtesad Novin Bank) и одним из ключевых иранских бизнесменов, работавших в Венесуэле после укрепления связей между странами в рамках встречных инициатив президента Ирана Махмуда Ахмадинежада и президента Венесуэлы Уго Чавеса. 

Благодаря приобретенному по программе «гражданство взамен на инвестиции» паспорту государства Сент Киттс и Невис, а также объектам недвижимости в ОАЭ семья могла комфортно вести бизнес по всему миру и снизить градус предвзятости делового сообщества по отношению к состоятельным бизнесменам из Ирана. 

Кроме того, сам Али Садр довольно известен в европейской банковской сфере и попадал в поле зрения Европарламента как довольно молодой банкир, который в 32 года владел крупным мальтийским банком Pilatus с более чем 300 миллионами евро активов и оказывал услуги влиятельным клиентам со статусом PEP (прим. политическая открытость и аффилированность) по всему миру.

По версии американского обвинения, через головную компанию семьи Stratus Group был учрежден иранский девелопер IIHC (International Iranian Housing Corporation), основной целью которого было участие в строительных проектах по всему миру. Одним из таких проектов стал заказ венесуэльской нефтяной компании PDVSA на строительство 7000 домов стоимостью в 476 миллионов долларов в рамках программы Ciudad Fabricio Ojeda в Венесуэльском штате Сулия. 

Для реализации программы и внедрения дополнительного корпоративного элемента были учреждены компании в Швейцарии и Турции. В рамках реализации проекта возникла потребность проведения части операций в долларах США c обязательным привлечением посредника в виде банка J.P. Morgan Chase, что впоследствии стало юрисдикционным «крюком» для выдвижения обвинений в адрес Садра. 

Процесс над Али Садром и сокрытие доказательств обвинением 

В марте 2018 года Али Садр был задержан в международном аэропорту Даллеса штата Вирджиния на основании обвинений в совершении экономических преступлений. Это стало стартом дела United States of America, -v- Ali Sadr Hashemi Nejad (18-cr-224 (AJN).

Федеральное обвинение Южного округа Нью-Йорка предъявило Али Садру шесть эпизодов нарушения американских законов, среди которых было банковское мошенничество, нарушение профильного закона о санкциях IEEPA, а также действия, направленные на легализацию доходов, полученных преступным путем, равно как и сговор в целях совершения преступлений. 

В марте 2020 года жюри присяжных вынесло обвинительный вердикт по пяти из шести обвинений, не признав Садра виновным только в эпизоде, связанном с легализацией доходов, полученных преступным путем (в дальнейшем это может сыграть серьезную роль в другом процессе и другой стране). 

В рамках обязательных процедур по раскрытию доказательств в уголовном процессе обвинение должно было предоставить защите и суду все имевшиеся у него на руках доказательства, так как в интересах всех сторон знать основания для выстраивания позиции обвинения. В ходе дела выяснилось, что обвинение не просто не раскрыло имевшиеся у него на руках доказательства, но, как позднее стало известно суду, попыталось эти доказательства и обстоятельства их нераскрытия утаить от защиты и суда. 

Если бы доказательства сразу представили защите, это могло полностью поменять позицию защиты Садра, что послужило бы основанием для пересмотра дела с нулевой точки.

Характер сокрытых доказательств и действий по их сокрытию 

Как выяснилось, сокрытым доказательством было письмо нью-йоркского филиала Commerzbank о возможных связях Садра с Ираном в адрес OFAC на основании имевшейся у банка коммерческой информации. 

Изначально после выявления как самого сокрытия, так и попыток его сокрыть обвинение не увидело в этом ничего нарушавшего закон и пыталось всячески оправдать свои действия, однако затем было установлено следующее: 

(1) OFAC не просто знал об этом письме, но и не предпринимал в рамках него никаких действий годами;

(2) письмо было раскрыто уже после того, как перед судом выступили представители OFAC;

(3) обвинение умышленно скрывало наличие доказательств, а вместо обсуждения, построения и применения процессуальных стратегий 20 часов обсуждало между собой методы раскрытия суду ранее сокрытых доказательств перед судом и стороной защиты в рамках уголовного процесса («Government lawyers spent almost twenty hours strategizing how best to turn it over. One prosecutor suggested to another that they «bury» the evidence along with other, already-disclosed documents, and the second prosecutor agreed»).

Доктрины Брейди и добровольный отказ от обвинения 

Принимая во внимание такие обстоятельства, суд занял принципиальную позицию и решил использовать устоявшуюся в американской судебной практике доктрину Брейди (Brady v. Maryland, 373 U.S. 83, 87-88, 83 S. Ct. 1194, 10 L. Ed. 2d 215 (1963), устанавливающую недопустимость сокрытия доказательств в уголовном процессе со стороны обвинения. 

5 июня 2020 года обвинение добровольно попросило суд прекратить производство по делу, мотивируя это «интересами правосудия». 

Суд принял это обращение к рассмотрению, однако предписал раскрыть все имевшиеся у обвинения доказательства, которые могли быть скрыты от суда и защиты. В результате этого в суд был направлен целый поток ранее не раскрытых защите и суду документов. 

17 июля 2020 года Садр не только добился прекращения против него производства по делу с применением преюдиции и отменой вердикта жюри присяжных о признании виновным («…the Court will dismiss the case with prejudice. There was never a judgment of conviction in this case. The jury's verdict is vacated, and has no legal effect»), но и добился запуска нового процесса. Теперь суд будет рассматривать действия обвинения по сокрытию доказательств представителями обвинения. 

Привлечение работников прокуратуры к дисциплинарной и административной ответственности 

Параллельно с рассмотрением дела в суде уже ведется работа по привлечению работников прокуратуры к дисциплинарной и материальной ответственности. Кроме того, рассматривавшая дело судья предписала предоставить суду меморандум об ознакомлении с материалами дела от всех работников манхэттенской прокуратуры.

Компенсация за принудительное свертывание банковского бизнеса Садра 

После старта уголовного процесса в отношении Али Садра мальтийские и европейские власти начали процесс ликвидации его банковского бизнеса. Мальтийский банковский регулятор назначил в банк временную администрацию в виде компетентного лица (‘competent person’), а ЕЦБ отозвало у банка лицензию.

Во многом это произошло от давления международного сообщества, уверенного в том, что банк Али Садра отмывал деньги и выставлял Мальту не в самом лучшем свете. 

Сейчас Али Садр начинает процесс по взысканию убытков с европейских регуляторов и восстановлению деловой репутации. При этом стоит отметить, что даже в вердикте жюри присяжных о виновности Садра обвинения в деятельности по легализации доходов, полученных преступным путем, были отвергнуты. 

Применение доктрины Брейди в интересах российских подсанкционных лиц 

Дело может стать особенно интересным для российских граждан, находящихся на разных стадиях уголовного преследования за нарушения санкций и правил экспортного контроля в США.

Вполне допускается, что другие федеральные агентства, будь то OFAC или Минторг США, могут иметь информацию, подпадающую под применение в рамках доктрины Брейди, но также не раскрытую сторонам дела. 

Доктрина Брейди вне уголовного процесса 

Хотя доктрина Брейди в основном сконцентрирована на уголовном процессе, она может быть распространена и на административный процесс, например, в случае споров с Комиссией США по ценным бумагам (SEC). 

Доктрина тем не менее не может быть применена в делах, где позиция органа основана на доказательствах, подпадающих под положения секретности, например, при спорах с OFAC касательно (относительно) их решений о попадании под санкции. 


Критерии применения Брейди

Для применения Брейди защите необходимо: 

1) Исключить возможность признания вины; 

2) Быть уверенным, что информация, содержащаяся в сокрытых доказательствах, могла бы: 

(А) быть по своей природе оправдательной (exculpatory);

(Б) действительно убедить суд, что в случае ее раскрытия процесс мог бы быть сформирован иначе.

Важная правоприменительная практика по доктрине Брейди 

Одним из показательных случаев было применение доктрины Брейди в деле сенатора от Аляски Теда Стивенса, обвиненного в коррупции и потерявшего свое место в Сенате США. Для более устойчивой позиции обвинения прокуратура сокрыла ряд доказательств, которые могли бы серьезно повлиять на уголовный процесс. В результате коррупционного скандала сенатор потерял свою должность. 

После обнаружения сокрытия доказательств сенатор Стивенс был полностью реабилитирован, но его профессиональная жизнь была испорчена навсегда. 

Авторы:

Марат Самарский
ART DE LEX, юрист практики международного экономического комплаенса

Деннис Бойл
Адвокат, Washington DC White-Collar & Federal Criminal Defense Lawyer

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться